Возникновение сифилиса

Arno Karlen

Из: Man and Microbes. Touchstone, New York, 1996, p. 122-128


Сифилис заболевание, передающимся половым путем, однако более совершенный термин был бы "репродуктивное заболевание". Репродукция требует передачи гена, но не обязательно при помощи секса, и даже без секса она может распространять инфекцию. Некоторые беспозвоночные воспроизводятся ( размножаются) при помощи процесса, который похож на клонирование в яйцеклетках. Некоторые микроорганизмы адаптировались к этому и переносятся из поколения в поколение внутри яичников хозяина. Один из таких микробов - это вирус LAC, причина энцефалита LaCrosse, он распространяется при помощи яичниковой передачи у москитов. Существуют новые доказательства, что R.typhi может инфицировать поколение крысиных блох.

У более высоких видов, популяция предлагает микроорганизмам большое количество способов распространения, обеспечивая контакт с кожей, слизистыми, жидкостями тела и дыханием. Так например, черепахи передают генитальных клещей во время коитуса, а простейшие, подобные тем, что вызывают сонную болезнь у человека, передаются сексуальным путем у лошадей. Люди особенно благодатная почва для таких микроорганизмов, поскольку эротизм нашей природы не повторяется ни у какого другого живого существа. Большинство млекопитающих располагают только короткими сезонными вспышками сексуальной активности. По всей вероятности, только дельфины, также как люди, сексуально возбудимы и активны на протяжении всей жизни. Ни одно другое млекопитающее не копулирует с таким разнообразием и так часто - анально, орально, при этом существуют гомосексуальные связи, сексуальный контакт осуществляется в период беременности, лактации, иногда перед тем, как начинается фертильный период и после того, как он заканчивается. Таким образом, эротизм человеческой жизни, который развился для того, чтобы создать прочные связи между партнерами, которые должны воспитывать детей во время самого длительного в природе, и самого беспомощного в природе детства. Последствием этого явилась большая распространенность и большое количество заболеваний, передающихся половым путем.

Туберкулез, мононуклеоз, обычные респираторные инфекции иногда переносятся от любовника к любовнику. Другие микроорганизмы являются более чем микроорганизмами, которые ищут каждую возможность передачи, даже в эротический момент. Они специализируются на половом пути передачи. Некоторые из них длительные спутники человека. Герпес, по всей вероятности, был унаследован в своей оральной форме, от наших предков приматов; человекообразных предков, сейчас он чаще всего встречается в генитальной форме. Гонорея специально адаптировалась к человеку, у нее нет животного резервуара, и она умудряется жить в тех тканях, которые враждебны или которые не приспособлены для жизни большинства других микроорганизмов - моча и мочевыводящие пути обычно стерильны. Скорее всего, гонорея появилась в городах периода неолита. Симптомы, которые указывают на гонорею, были описаны несколько тысяч лет тому назад в Европе и Азии, но на сегодняшний день трудно сделать различия между тем, что могло быть гонореей, сифилисом и другими ЗППП. Только в 1827 году было доказано, что сифилис и гонорея являются разными заболеваниями, а не разными стадиями одной и той же инфекции.

В том случае, если гонорея остается без лечения, она может привести к большому количеству серьезных осложнений, включая бесплодие. Среди охотников и собирателей или в маленьких деревнях, она могла очень серьезно повлиять на рождаемость. Однако, небольшое количество сексуальных партнеров, которое было доступно каждому человеку в небольшой общине, по всей вероятности, ограничило ее распространение в далеком прошлом. Лишь появление городов и проституции резко увеличило возможный пул потенциальных сексуальных партнеров для каждого человека, и таким образом риск заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП). Большие мобильные армии, сопровождаемые куртизанками, еще больше увеличили возможность сексуальной передачи микроорганизмов. Поэтому появился один микроб, который воспользовался этими обстоятельствами. Это как раз и был тот микроб, который вызывает сифилис,

Сифилис появился в Европе во время той же самой беспокойной эры, как и тиф. В начале 1495 года Карл VIII Французский осадил Неаполь, в его армии было 50 тысяч наемников. Солдаты - фламанцы, гасконцы, швейцарцы, итальянцы и испанцы - сопровождались 800 куртизанками. Когда в конце февраля Неаполь пал, завоеватели занимались грабежами и распутством, а затем солдаты и проститутки были рассеяны по всей Европе. Через несколько месяцев хроникеры битвы при Форново описали новую венерическую болезнь.

Заболевание начиналось с поражений на половых органах, затем появлялась сыпь и далее отвратительные абсцессы по всему телу. Поражения превращались в язвы, которые въедались в кости и разрушали нос, губы, глаза, глотку и гениталии. Все это сопровождалось сильными болями в мышцах и костях конечностей. Заболевание могло быть фатальным в течение года или даже месяцев. В своем постановлении от августа 1495 года Максимиллиан I, император Священной Римской империи, заявил, что ничего подобного не было видно ранее и что это все наказание за святотатство. Практически все были согласны, что это было новое заболевание. Большинство думало, что оно является заразным и связано с сексом.

В конце того же года сифилис вызвал панику во Франции, Швейцарии и Германии. К 1500 году он распространился в Данию, Швецию, Голландию, Англию, Шотландию, Венгрию, Грецию, Польшу и Россию. ЗППП, так же как и цинга, являются практически профессиональными заболеваниями матросов и солдат, поэтому эти профессии понесли с собой сифилис повсюду. Васко де Гамма привез его в Калькутту в 1498 году. К 1520 году сифилис достиг севера и юга Африки, Ближнего Востока и побережья Китая. Вскоре он появился в Японии и затем начал быстро распространяться в Новом Свете. Старатели и поселенцы также принесли его в Сибирь, Австралию и Океанию. Наука позднее выяснит, что сифилис может передаваться плоду, находящемуся в утробе матери, и что это часто вызывает не только бесплодие, но также паралич и психоз. Это заболевание повсюду увеличивало смертность, снижало количество здоровых родов, и все больше ослабляло колониальные популяции, и без того страдавшие от эпидемий.

Сопровождаясь болезненными, отвратительными симптомами, это заболевание заменило лепру, как символ греха и распада. Люди во всем мире называли его по имени тех наций, которые, как они думали, их заразили. Во Франции это была итальянская болезнь, в то время как в Италии, Германии и Англии это была французская болезнь. Сифилис назывался испанской болезнью в Голландии, кастильской болезнью в Португалии, польской болезнью в России, русской болезнью в Сибири, немецкой болезнью в Польше, христианской болезнью в Турции и турецкой болезнью в Персии, португальской или китайской болезнью в Японии. Сифилис стал наиболее отвратительным заболеванием в истории. Наибольшее распространение на многие столетия получило название "grande verole" или большие рытвины, как отражение сыпи, которая появляется на ранних стадиях.

Слово "сифилис" не находившиеся в частом использовании, до девятнадцатого века, произошло от того же Фракасторо, который впервые описал тиф. Он был не только великим врачом, но и хорошим поэтом. В 1530 году за шестнадцать лет до того, как появилась его книга о заразных заболеваниях, он опубликовал длинную поэму на латинском языке "Syphilis sive morbus gallicus" (Сифилис или французская болезнь). Эта поэма рассказывала о пастухе по имени Сифилис, который вызвал гнев Аполлона своим безбожием и был за это проклят отвратительным новым заболеванием. Эта ужасная история в шестнадцатом веке выдержала более ста изданий.

В своей книге в 1546 году Фракасторо описал сифилис в деталях и на несколько столетий открыл дебаты по поводу его происхождения. Последние двадцать лет, писал Фракасторо, симптомы сифилиса стали менее яркими и тяжелыми, меньше проявляется отвратительных пустул и меньше боли. Другие свидетели соглашаются, что теперь он вызывает меньшее разрушение костей и меньше смертей, чем ранее. Азиатские хроники также утверждают, что воздействие инфекции стало мягче. Эти описания предполагают, что новое заболевание быстро стало менее вирулентным, по мере того, как паразит и хозяин двигались в сторону развития толерантности друг к другу.

Хотя, может быть, это и было действительно так, в более позднее время, некоторые писатели отнеслись к этому довольно скептично. По всей вероятности, говорили они, Фракасторо ошибался и заболевание только казалось менее тяжелым. По всей вероятности в 1495 наблюдался не дебют сифилиса, а вспышка редкого заболевания, которое называется злокачественным сифилисом. По всей вероятности сифилис существовал в Европе до 1490 года и просто его не могли отличить от других инфекций. Появление и природа сифилиса стал одним из самых интересных диспутов в истории медицины.

Практически все свидетели ранней вспышки этого заболевания утверждали, что сифилис является новым заболеванием или по крайней мене, новым для Европы. Тогда откуда же оно пришло? На протяжении многих столетий люди повторяли предположение Фракасторо, что испанцы получили сифилис от индейцев, может быть некоторые из моряков Колумба, после возвращения в 1493 году, присоединились к группе наемников, которые двигались вместе с Карлом VIII на Неаполь, где это заболевание впервые появилось. Если это так, то сифилис является единственным заболеванием, которое было привезено из Нового Света в Старый, Многие люди считали эту точку зрения достаточно справедливой, поскольку большинство инфекций двигалось в обратном направлении.

Доказательства, однако, никогда не были абсолютно убедительными, сама идея появилась после очень подозрительной отсрочки. Впервые мы встречаем ее в печати в 1518, спустя более, чем два десятилетия после самой вспышки. Позднее она получила поддержку со стороны бывшего колониального чиновника Овиедо Вивальдоса, который заявил, что он видел сифилис у аборигенов Нового Света, эту идею также поддерживал и Диас де Исла, врач из Барселоны, который утверждал, что лечил команду кораблей Колумба от сифилиса. Фракасторо повторяет эти откровения спустя полстолетия после начала самой эпидемии. Не возможно описать в деталях все те сомнения, которые появились в связи с этими откровениями. Бактериолог Теодор Росбери считает, что защита теории происхождения сифилиса в Новом Свете имеет неприятное качество, которое "напоминает попытки объяснить что-то абсолютно глухому человеку, увеличивая громкость своего голоса".

Многие историки отрицают тот факт, что сифилис пришел к нам из Америки. Они говорят, что он существовал в Европе задолго до Колумба, возможно в более мягкой форме. Так же вполне возможно, что его объединяли с другими обезображивающими заболеваниями под названием "лепра", и он стал весьма заметным после эпидемии Черной Смерти, когда распространенность истинной лепры уменьшилась. Но также возможно, что в результате мутации, появился новый штамм старого возбудителя, который обладал большей вирулентностью. Имеются также и предположения о том, что заболевание происходит из Африки.

Можно было бы ожидать, что вопрос разрешился бы нахождением сифилитических костей из времен до Колумба либо в Новом, либо в Старом Свете. Однако к несчастью ученых, хотя не для пациентов, только небольшое количество жертв сифилиса страдает от серьезных повреждений костей и эти повреждения не всегда можно отличить от меток, оставляемых другими заболеваниями. Очень мало расхождений существует в том, что кости, имеющие на себе следы сифилиса или чего-то очень похожего на это, были обнаружены в Новом Свете. Аналогичных находок в Европе было немного. Их возраст и диагноз практически всегда подвергается сомнению. Две недавних находки в Италии и Англии сейчас детально изучаются. В то же время противоположные научные школы предлагают конфликтующие теории и данные, и при этом мало кто из них соглашается с другой стороной.

Пара теорий, которые появились за это время, помещают сифилис в более широкую экологическую и эволюционную перспективу. Хотя они и различаются по некоторым деталям, обе они указывают, что сифилис и три других заболевания - пинта, фрамбезия и беджель, отражают микробный ответ на изменения в человеческой культуре. Все четыре заболевания вызываются небольшой бактерией, которая называется спирохетой или трепонемой. Когда в 1905 году микроорганизм был впервые изолирован, его назвали Treponema Pallidum или бледная цепочка, поскольку она, в темнопольном микроскопе, казалась белой. Ее было невозможно отличить, каким бы то ни было из существовавших тестов, от возбудителей, вызывающих пинту, фрамбезию и беджель. До сих пор остается вопрос, являются ли эти возбудители четырьмя близкородственными видами, или четырьмя штаммами одного вида, или одним возбудителем, эффекты которого меняются в зависимости от климата и пути передачи. C.J. Hackett полагает, что все четыре возникли от мутаций в геноме трепонемы, как ответ на меняющуюся окружающую среду. Ellis Hudson считает, что все четыре заболевания на самом деле не что иное, как одно заболевание, которое принимает различные формы с изменением пути передачи и человеческого стиля жизни. То, что мы сейчас будем обсуждать, является некоторым смешением этих теорий, хотя в некоторой степени большее предпочтение отдается точке зрения Hudson.

Общий прародитель всех трепонем, по всей вероятности, жил в почве и стал не венерическим паразитом у Африканских приматов. Примерно 20 тысяч лет тому назад он привел к возникновению зооноза у людей. Это была пинта, достаточно мягкая, но уродующая кожная инфекция у детей и молодых людей. Она распространилась через большую часть Старого Света, пересекла Берингов пролив вместе с античными мигрирующими племенами, и в настоящий день встречается только в тропических деревнях Латинской Америки. В этом климате голая потеющая детская кожа, передает спирохету при периодических контактах между телами. Примерно 10 тысяч лет тому назад, в результате мутации, из этого паразита появилась фрамбезия, по всей вероятности, в Африке. Аналогично пинте фрамбезия обычно поражает кожу молодых. Однако это заболевание протекает более тяжело и может поражать кости. В настоящий момент фрамбезия встречается в сельских регионах Африки и Латинской Америки.

Несколько тысяч лет позднее новый микроорганизм распространился в деревнях периода неолита в более сухом, прохладном окружении, где люди ходили полностью одетыми. Поскольку одежда мешала передаче микроорганизмов новому хозяину, он был вынужден искать убежище в теплых, влажных регионах - во рту и на гениталиях. Передаваемый в основном при помощи кухонных приборов и, иногда, поцелуев, он стал приводить к появлению нового заболевания, которое иногда называют беджелем, иногда эндемическим сифилисом, а иногда не венерическим сифилисом. Более тяжелый, нежели пинта или фрамбезия, беджель может повреждать кости и сердце, и одно время он процветал в европейских трущобах, на всем протяжении от России до Шотландии, но затем, по мере улучшения гигиены, исчез. Он все еще часто встречается в деревнях, в различных частях Африки и Азии.

Венерический сифилис появился примерно шесть тысяч лет тому назад на Ближнем Востоке, после того как возбудитель беджеля адаптировался к городской жизни. Для каждого человека, который жил в городах, стало доступным большее количество сексуальных партнеров, и тогда половой акт стал обычным способом передачи инфекции. Венерический сифилис не был ограничен климатическими условиями, и, в конце концов, он сумел распространиться во всем мире. Возможности для передачи были менее частыми, чем для пинты, фрамбезии или даже беджеля. Микроорганизм выживал, пребывая в теле на протяжении длительных периодов и медленно разрушая сердце, нервную систему и другие органы. Таким образом, трепонемное заболевание трансформировалось из мягкого заболевания детей в деревнях, в серьезное заболевание взрослых в городах.

Если эта теория справедлива, то трепонемная инфекция приняла курс непохожий на большинство других зоонозов, которые обычно переходят от формы острого заболевания взрослых, на более мягкую форму у детей. Однако, микроорганизм очень часто вызывает более тяжелые симптомы, когда он начинает поселяться в неприспособленных для этого частях тела. Имеется достаточно много доказательств, которые поддерживают точку зрения Hudson и Hackett. Только один единственный тип трепонемной инфекции часто встречается в каждом регионе, каждая из этих инфекций дает иммунитет к другой. Это подтверждает тот факт, что возбудители, даже если и не являются идентичными, являются близкими родственниками. Более того, одно трепонемное заболевание может заменить другое, по мере изменения условий. Сифилис заместил фрамбезию в Венесуеле, Новой Гвинее и некоторых частях Африки по мере того, как люди переходили из деревень в города. И когда люди с фрамбезией передвигаются с тропических равнин в более прохладные гористые местности, у них теряются повреждения, которые обычно являются признаками фрамбезии и развивается беджель. Беджель и венерический сифилис периодически переходят один в другой. Такие переходы, по всей вероятности, происходили много раз в прошлом и могут происходить в настоящий момент.

Дебаты о происхождении сифилиса расширились, а не упростились, они все еще остаются не законченными. Некоторые говорят, что оригинальной трепонемной инфекцией была пинта, другие уверены, что это была фрамбезия. Сифилис мог появиться, как считал Фракосторо, в Новом Свете, где он эволюционировал от пинты или фрамбезии, а затем достиг Европы на корабле во времена Колумба. Hackett считает, что сифилис, или другая предшествующая инфекция достигла европейского средиземноморья из Африки во времена Римской империи. Hudson считает, что трепонемная инфекция была глобальной в 1000 году, но в большинстве мест она была в мягкой, хронической форме. Hackett и Hudson соглашаются, что в Европе в 1495 году, произошла мутация трепонемной инфекции к новой, более деструктивной форме. Вне зависимости от того, какая теория получит большую поддержку, основным в данном обсуждении явилась возможность влияния культуры на эволюцию микробов. Это чрезвычайно важный вопрос и в наше время, когда изменения стиля жизни создают и меняют течение эпидемии СПИДа.