РАСКАТЫ ДАЛЕКОГО ГРОМА

Заболевания, передающиеся половым путем и внутривенные наркоманы.

Из: L.Garrett, The Coming Plague. Penguin Books. 1994 .- 750 p.


 

I

Примерно около полуночи, 27 июня 1969 года, заместитель главного инспектора Сеймор Пайн, из Нью-Йоркского полицейского управления, еще раз обсудил со своими людьми предстоящие действия по восстановлению порядка, согласно закону об общественной морали. Под предлогом нарушения закона о продаже алкогольных напитков, они должны были закрыть бар в Гринвич Виллидж, расположенный на 53 улице Кристофера.

Это был бар для гомосексуалистов и рейды, похожие на этот, на протяжении десятилетий были частью обычной работы полиции нравов. Хотя, в основном, не вполне легальные, эти рейды успешно изгоняли из районов небольшие предприятия, которые привлекали гомосексуалистов, и распугивали, скрывавшихся мужчин и женщин, которые опасались оказаться в полицейских записях индентифицированными, как извращенцы.

Как и много раз перед этим, сотрудники Пайна, должны были выйти из своих неприметных автомобилей, перейти через улицу Кристофера, пройти мимо Лайос Хед, в бар для гетеросексуалов, где часто бывали драчки, к бару Стоунвел.

С военной точностью полицейские окружили бар для гомосексуалистов. Пайн вошел внутрь и представил управляющему документы, предписывающие закрыть бар. Начиналась обычная процедура закрытия Стоунвелла. Один за другим пары выводились на Кристофер стрит, где над ними игриво подшучивали, собиравшиеся зрители - хиппи, гомосексуалисты, люди богемы. Настроение было спокойное, даже игривое.

До тех пор. пока не появилось пятнадцать машин для арестантов.

В течение нескольких минут, посреди Гринвид Виллидж возникли беспорядки. Гомосексуалисты напали на полицию, пытаясь освободить своих коллег из заключения, и объявили, что их район будет назваться "Home of the Queens," - беспорядки продолжались до конца недели.

Утром в понедельник уже все, как полиция, так и драчуны понимали, что произошло что-то очень серьезное. За одну ночь появилась новая политическая организация гомосексуалистов, не только в городе Нью-Йорке, но также и в другом городе -Сан-Франциско.

"Ночи в пятницу 27 июня 1969 и субботу 28 июня 1969 года войдут в историю, когда впервые тысячи гомосексуалистов мужчин и женщин, вышли вместе на улицы, для того, чтобы протестовать против невыносимой ситуации, которая существовала в городе Нью-Йорке на протяжении многих лет - а именно мафиозный или (синдикатный контроль) баров для гомосексуалистов в городе, который происходил в сотрудничестве с некоторыми определенными элементами в полиции Нью-Йорка". Так начиналась листовка группы нового движения, как они себя назвали "Движение молодых гомосексуалистов". Эта группа призывала гомосексуалистов, проживавших в городе, бойкотировать бары, контролируемые мафией и требовать прекращения полицейских рейдов.

В течение нескольких дней во всем Гринвидж Виллидже появились напечатанные плакаты, которые содержали совершенно одинаковый текст, обращенный к гомосексуалистам и гетеросексуалам: "Вы думаете гомосексуалисты восстали? Можете быть уверены, да ".

Движение по освобождению гомосексуалистов возникло так же внезапно, и с той же силой, как пробка вылетает из бутылки шампанского, которое долго встряхивали. Политика того момента для многих, шла не дальше демонстрации гомосексуальности, которая раньше скрывалась. Группы гомосексуалистов в Нью-Йорке и Сан-Франциско, однако, публично объявили не только о своей сексуальной ориентации, но и заявили о своих правах, на собственную сексуальность. И эти два города стали магнитом, которые привлекали к себе подавляемых гомосексуалистов из маленьких городков Америки, а на самом деле со всего мира.

Эти города, как оказалось, могли предложить им больше чем просто работу.

Год спустя после "Стоунвеллского восстания", активисты гомосексуального движения устроили памятный парад в центральном парке. На нем присутствовало, по оценкам газеты "Нью-Йорк Таймс", около 20 тысяч человек. В тот же день тысячи гомосексуалистов прошли маршем в Лос-Анжелесе и примерно сотня в Сан-Франциско.

Молодой Бруклинский активист по имени Марин Робинсон, вначале прятался от телевизионных камер, затем у него изменилось мнение, он взглянул прямо в камеру и заявил: "этот парад является предупреждением каждому политику в штате и во всей нации, что гомосексуалисты больше не будут прятаться".

В этот день в 1970 году, никто не мог вообразить себе, что всего лишь 8 лет спустя, 27 июня во всех городах мира, будет отмечаться как день освобождения гомосексуалистов, привлекая толпы народа, превышавшие 375 000 в Сан-Франциско и десятки тысяч на улицах Вашингтона, Лос-Анжелеса, Майами, Нью-Йорка и Чикаго. Будут даже небольшие митинги в Париже, Лондоне, Амстердаме и Берлине. К 1978 году движение за права американских гомосексуалистов соберут большие протестные демонстрации против бывшей королевы красоты Аниты Брайен, которая превратилась в представителей крайне правых. "Прохристианская Брайен" стала ведущим адвокатом, как потребления Флоридского апельсинового сока, так и попыток отменить гражданские права, которые были предоставлены гомосексуалистам в некоторых городах, и в частности Сан-Франциско. Лидер общины гомосексуалистов Сан-Франциско Харви Милк, призвал гомосексуалистов со всей страны прибыть в город 27 июня на парад, посвященный свободе гомосексуалистов, для того, чтобы " отправить послание" Брайен и другим оппонентам движения за борьбу гомосексуалистов - и они это сделали.

К 1978 году гомосексуалисты в Сан-Франциско стали мощной политической силой. В соответствии с записями "летописца" движения гомосексуалистов Ренди Шилтса иммиграция гомосексуалистов в Сан-Франциско между 1969 и 1978 годами была больше, чем иммиграция в Калифорнию во времена "золотой лихорадки", добавив 30 000 гомосексуалистов к популяции штата. После 1979 года Сан-Франциско будет привлекать дополнительно по 5 000 сексуальных мигрантов каждый год, до 1988 года.

В ноябре 1978 года движение за права гомосексуалистов приобрело ту сомнительную известность, которая дается всем движениям за права, после того, как на их лидеров совершаются политические покушения. Харви Милк, тогда первый открыто избранный политик в городе, член наблюдательного совета, был застрелен в офисе вместе с мэром, Джоржем Масконе. Убийцей был другой член наблюдательного совета и бывший полицейский офицер Ден Уайт, который позднее получил сравнительного легкий приговор, в результате изобретательных действий адвоката, который представил доказательство временного помешательства своего клиента, связанного с чрезмерным потреблением шоколада. Признание судом присяжных, так называемой "защиты Твинке"( по имени названии шоколадок "Твинкс"), интерпретировалось общиной гомосексуалистов, как четкая демонстрация гомофобии.

Убийство Милка привело к тому, что политическая судьба движения гомосексуалистов за права, в Соединенных Штатах, стала в один ряд с другими движениями за права меньшинств. Американцы африканского происхождения не любят, чтобы проводились параллели между их борьбой за гражданские права и борьбой за гражданские права гомосексуалистов, поэтому возникали очень серьезные протесты, против сравнения Мартина Лютера Кинга и Харви Милка, или между восстанием в Стоунволле и отказом Розы Паркс сидеть сзади в разделенном автобусе - эти протесты имели крайне малое воздействие на молодежный задор гомосексуалистов.

Атмосфера вечеринки проникала во все общины гомосексуалистов Сан-Франциско, Нью-Йорка и в меньшей степени Монреаля, Лос-Анжелеса, Вашингтона, Парижа, Лондона, Берлина и Амсердама в конце 70-х годов. Ночь за ночью районы, населяемые гомосексуалистами, наполнялись молодыми мужчинами, которые пытались нагнать потерянное время, танцуя вместе с такой скоростью, что имена партнеров, с которыми они начинали встречаться, очень легко забывались.

"Это был экстаз", как писал Боби Кембел, член "группы постоянных удовольствий", юмористов, которые одевались в одежду монашек на все большие общественные события, которые происходили в Сан-Франциско. Боби Кембел и тысячи подобных им, находили много свободного времени, для того чтобы устраивать себе разного рода развлечения.

Во всем мире 1970-е годы для молодых людей были временами сексуального освобождения и экспериментов, как для гомосексуалистов, так и для гетеросексуалов, которые приезжали в крупные города от Найроби до Амстердама, в поисках развлечений и анонимности городской ночной жизни. Противозачаточные таблетки давали молодым женщинам свободу от нежелательной беременности и, впервые в истории, гетеросексуальное экспериментирование казалось безопасным. В Европе и Северной Америке больше всех процветали в новом климате, именно гомосексуалисты. В развивающихся странах, особенно в Африке, это были гетеросексуалы. От Лондонского Вест Энда до пригородов Абиджана, центром всей этой активности стало новое увлечение: диско. Во всем мире в барах, молодые люди пили и танцевали под электронную музыку, выискивая глазами потенциальных сексуальных партнеров. В этой, часто жесткой атмосфере больших, недоброжелательных городов, диско представляло возможность для мгновенной интимности. Если и была потенциальная опасность от ухода с диско с незнакомцем, она только усиливала сексуальную привлекательность приключения. Миллионам женщин, особенно в развивающихся странах, эта новая атмосфера обеспечивала то, что иногда являлось единственным источником независимого дохода: проституцию.

В конце концов, во всем развивающемся мире, появилась новая модель работы для мужчин. Она появилась в конце 1970-х , начале 1980 -х годов. Юные мужчины, привязанные семьей и браком к своим деревням и маленьким городам, начали приезжать в города для работы. Они массово покидали места своего постоянного проживания в понедельник утром, приезжая в такие города, как Найроби, Хораре, Бомбей, Лима и Абеджан, оставались в рабочих бараках до пятницы, и в конце недели, возвращались в свои деревни. Для многих, таким образом, замыкался диско-цикл. Вечерами или ночами в городах, они могли познакомиться, или нет, с девушкой - проституткой , но в конце недели они обязательно возвращались к своим женам.

Такие вещи происходили в городах и ранее. Во времена Аристотеля и Платона, Афины были настолько напичканы (гомо- и гетеросексуальной) активностью, что даже боги устраивали оргии. Но количество или широта многопартнерских взаимоотношений в конце двадцатого века, являлась беспрецедентной. Когда на планете жило свыше 5 миллиардов людей, жители городов составляли все увеличивающийся процент. С возникновение воздушных путешествий и средств массового передвижения, появилась возможность для людей всего мира приезжать в те города, которые они выбирали. С массовым передвижением молодежи, которая среди многих других вещей, защищала сексуальную свободу; с феминистским духом, живущим в индустриальном мире, которое в свою очередь способствовало сексуальному освобождению женщин, когда вся планета имела преимущественно популяцию в возрасте до 25 лет - не было никакого сомнения, что ранее на планете не было такого расцвета городской сексуальности.

Хотя эмоциональная цена всей этой анонимной сексуальной активности была очевидна для большинства участников к концу 1970-х годов, его микробная цена, была понятна только небольшому количеству, среди руководителей общественного здравоохранения, которые обращали на все это внимание. Это можно было бы очень легко пропустить.

К 1980 году, большинство американцев и европейцев, были в среднем значительно здоровее, чем предыдущее поколение или их современники, живущие в южном полушарии. Почти 100% смертей в Соединенных Штатах в эти годы, были следствием хронических заболеваний, несчастных случаев, самоубийств и заболеваний пожилого возраста (4).

Опираясь на эти данные, только 34% ресурсов Национального Института Здоровья Соединенных Штатов, было направлено на проблемы, связанные с инфекционными заболеваниями. Бюджет этого агентства на профилактику и контроль за инфекционными болезнями к 1980 году, по сравнению с 1969-76 годами, снизился на 16% (5).

Если опираться на данные статистики по смертности, то такой сдвиг по использованию ресурсов, был полностью оправданным. Заболевания, передающиеся половым путем, с момента открытия антибиотиков, которые стали использоваться для лечения сифилиса и гонореи, значительно снизились во всем индустриальном мире. В 1920-х годах свыше 9 000 американцев каждый год умирали от сифилиса, а около 60 тысяч детей рождались, инфицированными спирохетой. В 1940 году, перед введением антибиотиков, 13 000 американцев умерли от сифилиса, но к 1949 году, с появлением антибактериального лечения, менее 6 000 американцев умерли от сифилиса. И все указывало на то, что это снижение будет продолжаться, по мере того, как врачи улучшали режим и лечение больных, а все больше и больше людей искали помощи у врачей. Никто, поэтому, не считал необходимым что-то менять в бюджете по контролю за венерическими заболеваниями. На эти расходы было выделено 18 миллионов долларов в 1949 году, и отпущенная сумма снизилась до, примерно, 3 миллионов долларов, которые расходовались в 1955 году.

К 1970 году меньше, чем 0,02% из каждых 10 000 американцев - или 2% из каждого миллиона, страдали сифилисом. Смертность от гонореи также резко снизилась, и большинство врачей рассматривали оба заболевания как легко излечимые и поэтому, легко контролируемые (6).

Но к 1975 году ошибочность такого благодушия стала очевидной. Количество новых случаев гонореи в Соединенных Штатах утроилась, между 1965 и 1975 годом; количество зарегистрированных случаев сифилиса увеличилось в четыре раза. В начале 1980-х годов, свыше 2,5 миллионов людей каждый год заболевали гонореей , а сифилис - был третьим, наиболее часто встречающимся инфекционным заболеванием в Соединенных Штатах, после гонореи и ветряной оспы (7).

Хотя, в эру после появления антибиотиков, очень мало американцев умирали от гонореи, эта заболевание не было абсолютно безвредным. Гонорея оказывала совершенно четкое влияние на воспаление яичников и фаллопиевых труб, заболевания, которые вместе скрываются под обозначением - воспалительные заболевания малого таза у женщин, с соответствующим повышенным риском серьезной операции и бесплодия. Примерно 20% из 850 000 женщин, у которых возникли воспалительные заболевания малого таза в Соединенных Штатах, каждый год между 1970 годом и 1980 годом, в результате инфекции гонококком, страдали этим заболеванием.

У женщин, которые переносили воспалительные заболевания органов малого таза, даже без каких - бы то ни было четких побочных эффектов, в 10 раз чаще возникала внематочная беременность, которая могла угрожать ее жизни, в результате инфекционного поражения репродуктивного тракта. Частота внематочной беременности в Соединенных Штатах резко возросла от 19 300 в 1971 году до 42 000 в 1978 году. Увеличилось не только количество случаев внематочной беременности, но также увеличилась вероятность того, что данная беременность будет сопровождаться серьезными осложнениями. В 1970 году только четыре, из каждой тысячи беременностей в Соединенных Штатах были внематочными, через десятилетие - более, чем 13,5 из 1 000 беременностей были внематочными, то есть наблюдается увеличение количества внематочной беременности почти в 4 раза.

Наконец, примерно 15% всех женщин, страдавших от воспалительных заболеваний органов малого таза, оказались стерилизованными, либо в результате инфекции яичников, или в результате гистроэктомии, которая оказалась необходимой в результате далеко зашедшего, угрожающего жизни, заболевания. Один из пяти случаев заболеваний органов малого таза, требовал госпитализации. Оценки стоимости -прямой и непрямой - воспалительных заболеваний органов малого таза в 1978 году, уже стали приближаться к уровню миллиарда долларов. В середине 1980-х годов прямые и непрямые медицинские расходы, связанные с воспалительными заболеваниями органов малого таза у женщин, превысили 2,6 миллиарда в год. Исследователи стали предсказывать, что если заболевание будет продолжать находиться вне контроля, и распространенность этого синдрома и, вызывающих его венерических заболеваний, будет расти, то к 1990 году стоимость его для общества, превысит 3,5 миллиарда долларов (9).

К воспалительным заболеваниям органов малого таза могут приводить и другие микробы. Среди них наиболее известна Chlamydia trachomatis, которая в 1983 году вызвала примерно 3 миллиона новых случаев инфекции среди взрослых в Соединенных Штатах. Подобно гонорее, заболеваемость хламидией постоянно увеличивалась в Соединенных Штатах в 1970-е и 1980-е годы. Риск обеих инфекций увеличивался в прямой пропорции к количеству сексуальных партнеров у индивидуума, на протяжении определенного периода времени (10).

В 1976 году произошло драматическое событие, которое ухудшило ситуацию с заболеваниями, передающимися половым путем.

27 августа 1976 года центр по контролю за заболеваемостью (CDC), сообщил, что два человека - один в Мереленде, другой в Калифорнии - были инфицированы, по всей вероятности, новым, смутировавшим штаммом гонореи, который не отвечал на лечение пенициллином. При более тщательном исследовании CDC определило, что Neisseria gonorrhoeae стала производить фермент, разрушавший пенициллин; штамм был назван пенециллиназа - продуцирующая Neisseria gonorrhoeae (или PPNG) (11).

К октябрю, CDC обнаружило 10 дополнительных случаев пенициллин-резистентной гонореи, все, кроме одного, связанные с американцами, путешествующими в Восточную Азию, заболевание обнаруживалось либо у самого пациента, либо у его (ее) сексуального партнера. В то же время, представители общественного здравоохранения в портовом городе Ливерпулле, в Англии, обнаружили 40 случаев пенециллиназа - продуцирующей Neisseria gonorrhoeae, которые появились в этом городе на протяжении предыдущих 8 месяцев (12).

В начале 1977 года отчеты от этом новом штамме Neisseria gonorrhoeae, стали приходить со всех районов Соединенных Штатов, а треть всех случаев наблюдалась среди американских военнослужащих, недавно вернувшихся из Азии, особенно с Филиппин (13).

Как американские военно-морские, так и военно-воздушные силы, имеют гигантские базы, расположенные на Филиппинах, окруженные небольшими городками, с проживающими в них десятками тысяч людей, желающих заработать американские доллары. Не вызывает удивления, что вокруг баз процветала проституция, а пенициллин на черном рынке был достаточно легко доступен, как борделям, так и сутенерам.

Исследования на Филиппинах обнаружили, что примерно 40% всех случаев гонореи в городах, рядом с американскими базами, были вызваны пенециллиназа - продуцирующей Neisseria gonorrhoeae, а половина всех военных, которые были расквартированы на Филипиннах и заболевали гонореей, были инфицированы этим штаммом гонореи.

"Крайне мало вероятно, что попытки контролировать появление пенециллиназа - продуцирующей Neisseria gonorrhoeae сделают нечто большее, чем чуть-чуть отсрочат ее распространение по всему миру" , такое заключение сделало совещание экспертов Национальных Институтов Здоровья Соединенных Штатов в 1977 году (14).

На той же неделе, когда CDC обнародовала связь с Филиппинами, она также опубликовала данные о мужчине из Джорджии, который страдал от нового типа гонореи, резистентной к двум лекарствам, наиболее часто использующимися для лечения этого заболевания: ампициллину и спектиномицину. CDC изучила примерно 9 тысяч образцов гонококков, которые были собраны на территории Соединенных Штатов до 1976 года - и не обнаружила никаких свидетельств существования в Соединенных Штатах, до февраля 1977 года, пенециллиназа - продуцирующих штаммов Neisseria gonorrhoeae. Однако, в Дании этот штамм существовал, там в 1976 году было обнаружено два случая заболевания.

К маю 1977 года пенициллин-резистентные штаммы гонококка были обнаружены в 17 странах. Все Североамериканские и Европейские случаи, могли быть отнесены либо к Филиппинам, либо к Восточной Африке. В Соединенных Штатах, к тому времени, было выявлено около 150 случаев пенициллин-резистентной гонореи, большинство в Нью-Йорке. Было обнаружено три случая, вызванных микробами, имевшими тройную резистентность - к пенициллину, ампициллину и спектомицину. CDC предупредило врачей, что с антибиотиками, которые используются для лечения гонореи, необходимо обращаться крайне аккуратно и "вероятность того, что в Соединенных Штатах пенециллиназа - продуцирующая Neisseria gonorrhoeae приобретет также резистентность к спектомицину, будет увеличиваться" (15).

В течение четырех лет лечение гонореи станет крайне осложненным, не только будут иметься пенициллиназа-продуцирующие гонококки, спектомицино-резистентные микробы, но также и штаммы, которые станут резистентными ко всему тетрациклиновому семейству антибиотиков (16). Вскоре эти микробы станут широко распространяться среди гомосексуалистов в городах, а также среди негров и испано-говорящих гетеросексуалов, в Соединенных Штатах (17).

Вирус простого герпеса Тип I или( ВПГ-I), являлся распространенным детским заболеванием, с характерными высыпаниями. Свыше 90% пожилых людей Северной Америки имели антитела к ВПГ-I, доказывая этим, что они были когда-то инфицированы этим вирусом. Но в течение 1950-х и 1960-х годов в индустриально-развитых городах, распространенность этой детской инфекцией снизилась, в результате улучшения личной гигиены и понимания того, что герпетические поражения являются заразными.

Как результат снижения, обычно менее опасного вируса ВПГ-I, вируса простого герпеса человека типа I, вирус простого герпеса человека второго типа, (ВПГ- II), получил возможность заражать более широкие группы людей. ВПГ давал возможность инфицированным людям производить антитела против самих себя, но эти антитела слабо реагировали с ВПГ-II, предоставляя лишь некоторую защиту против этого, более опасного вируса.

ВПГ- II передается между людьми в основном половым путем. Этот вирус имеет несколько особых характеристик, которые позволяют ему легко передаваться внутри сексуально активной популяции людей (18). Он может инфицировать нервные клетки и прятаться в них, на протяжении многих лет, внутри относительно спокойного хозяина. В любое время, возможно через десятилетия после инфекции - вирус может появиться из этих нервных клеток, создать тысячи копий самого себя и привести к появлению болезненных поражений вокруг гениталий, рта, заднего прохода инфицированного человека. В такое время, эти области будут являться местами, где миллионы герпетических вирусов выбрасываются наружу, и шансы передачи сексуальному партнеру данного человека, являются крайне высокими, в некоторых условиях приближаясь к 100%.

ВПГ-II обычно обнаруживается у подростков и взрослых, и до 1980 года, активные случаи заболевания встречались, в основном, среди проституток и их клиентов (19). Но в 1981 году анализ большой группы молодых взрослых людей среднего класса в городе Торонто, обнаружил, что 15% из них были инфицированы вирусом генитального герпеса. Исследование в Сиэтле, пришло к выводу, что примерно половина гомосексуальной популяции в городе, и четверть женщин, живущих в наиболее бедных районах города, были также инфицированы этим вирусом.

Между 1966 и 1981 годами, количество американцев, которые лечились у врачей по поводу генитального герпеса, увеличилось в 9 раз.

Подобная же эскалация обнаруживалась в Британии, Израиле, Таиланде, Новой Зеландии и во всей Восточной Европе, где визиты к врачам для лечения ВПГ - II типа, в целом увеличивались со скоростью до 12% в год, на протяжении с 1975 по 1982 год (20).

Исследователи обнаружили, что вирус может на протяжении многих лет, ничем не проявляясь, жить в выстилке шейки матки, вызывая повреждения только тогда, когда женщина становится беременной. Тогда вирус может вызвать аборт или быть передан плоду, приводя к болезненной инфекции, с поражением практически всего тела новорожденного (21). Лечение новорожденных требует очень интенсивного вмешательства (22) и , во многих случаях, заболевание является фатальным.

Несмотря на общественную тревогу, заболеваемость ВПГ-II типа, драматически увеличивается - и к 1986 году, она достигла 60% всех взрослых мужчин, живущих в промышленно-развитых городах (23).

В течение 1970-х годов, исследователи обнаружили аналогичный подъем практически всех других заболеваний, которые, как было известно, передаются половым путем. Цитомегаловирус или ЦМВ все чаще и чаще обнаруживался в крови и половых путях мужчин и женщин, обращавшихся в венерологические клиники Соединенных Штатов. И к 1980 году у 25% женщин, обследованных в таких клиниках, была обнаружена активная инфекция цитомегаловируса шейки матки (24).

Шанкроид - бактериальное заболевание, вызывающее изъязвления на прямой кишке и гениталиях, было менее распространенным, чем другие венерические заболевания; но эти поражения служили местом входа, как их называли специалисты общественного здравоохранения, для других микробов в тело человека. Шанкроид в Соединенных Штатах достиг самой низкой заболеваемости в 1975 году, когда было выявлено менее 500 случаев, но, практически немедленно после этого, тенденция повернулась в обратную сторону и несколько вспышек произошло в Орландо, в городе Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Далласе, Лос-Анджелесе и других американских городах. К 1987 году, годовая частота шанкроида в Соединенных Штатах увеличилась в 10 раз, достигая 5 000 в год - уровня 1950 года.

Аналогично гонорее и хламидии, бактерия вызывающая шанкроид - Haemophilus ducreyi - мутировала, на фоне применения антибиотиков. На мобильных плазмидах, которые могут передаваться от одной Haemophilus ducreyi к другой, находились гены, которые позволяли микробам становиться резистентными к ампициллину, сульфаниламидам, хлорамфениколам и тетрациклинам. В результате, лечение шанкроида к 70-м годам, стало сложным (25).

В 1982 году Хансвельд обратил внимание на то, что американская медицина очень медленно реагирует на повышение распространенности заболеваний, передающихся половым путем:

"......после открытия пенициллина и второй мировой войны, многие врачи и специалисты общественного здравоохранения стали верить в то, что сифилис и гонорея, в те времена наиболее распространенные формы заболеваний, передающихся половым путем в Соединенных Штатах, скоро будут полностью уничтожены. Широко признавалось, поэтому, что проблема может быть достаточно спокойно оставлена в руках общественных клиник, для лечения венерических заболеваний. Многие частные врачи полностью согласились с этим подходом, поскольку это более или менее позволило им перестать работать с заболеваниями, которые широко рассматривались как "не очень приятные" и , которые требовали от врача решения сложной, иногда и деликатной проблемы по выяснению контактов. Общественные клиники, однако, были обращены в учреждения второго сорта, с недостаточно хорошим финансированием и комплектованием кадрами, даже внутри управления здравоохранением. В то же время, произошло радикальное снижение обучения заболеваний, передающихся половым путем, в высших учебных заведениях: поскольку проблема находилась "под контролем", естественно, было мало смысла в обучении большого количества врачей, лечению этих заболеваний. Целые академические кафедры сифилидологии были распущены и венерология была отрезана, как от медицинских исследований, так и от обучения в медицинских школах. Большинство американских медицинских школ в настоящий момент, отводят лишь несколько часов лекциям, посвященным заболеваниям, передающимися половым путем, обычно во время предклинических лет и только небольшое количество предоставляет клиническое обучение, какого бы то ни было типа" (26).

Между концом 1960-х и началом 1980-х годов, большинство ЗППП также увеличивались в Западно-Европейских странах, но быстрый ответ систем общественного здравоохранения, в основном, предотвратил эпидемию того масштаба, которая возникла в Соединенных Штатах. Например, в Великобритании сифилис начал возрастать в 1968 году, но решительные национальные действия по борьбе с ним, резко снизили заболеваемость в 1978 году, среди гетеросексуалов. Гомосексуальное распространение сифилиса, однако, продолжалось без всяких ограничений. Попытки контролировать гонорею в Великобритании, были менее успешными и , поэтому, она постоянно увеличивалась после 1957 года во всех, сексуально активных, демографических группах.

Ни одной стране не удалось достаточно хорошо контролировать распространение генитального герпеса. Между 1970 и 1984 годами случаи герпеса в Великобритании подскочили от 4 000 в год, до более, чем 20 000 в год. С другой стороны, шанкроид практически исчез из большинства Европейских стран к 1980 году (27).

В развивающихся странах кризис ЗППП был, по крайней мере выражен настолько же, как и в Соединенных Штатах. Воспалительные заболевания органов малого таза отвечают за все больший и больший процент визитов к гинекологу, особенно в Африке. К 1980 году воспалительные заболевания органов малого таза, являлись причиной 30% всех визитов к гинекологу в Уганде, 26,5% в Замбии, 30% в Эфиопии, 30% в Нигери, 40% в Кении, 44% в Зимбабве (28). Внематочная беременность также увеличилась и в некоторых странах она отвечает практически за треть всех материнских смертей (29).

Большинство случаев воспалительных заболеваний органов малого таза, возникали в результате либо гонореи, либо хламидиоза. Оба заболевания вышли из под контроля в большинстве районов слаборазвитых стран. К началу 1980-х годов, гонорея стала настолько антибиотико-резистентной, что эффективные дозы антибиотиков должны были быть в сотню раз выше, чем те дозы, которые использовались в 1950 году. В некоторых Азиатских странах, свыше половины всех случаев вызывались пенициллиназа-продуцирующей Neisseria gonorrhoeae и штаммами, резистентными более, чем к одному антибиотику и распространялись они все быстрее. Распространенность гонореи среди молодых людей была высокой уже а начале 1980-х годов. Самая высокая распространенность была выявлена в Уганде, где 40% женщин, которые приходили в клиники планирования семьи в Энтеббе и Кампале, были инфицированы. В расположенной поблизости Найроби (Кения), 64% самых низкооплачиваемых уличных проституток были инфицированы и четверть проституток высокого класса в Найроби, также были заражены этими бактериями.

Частота сифилиса варьировала среди женщин, которые приходили в клиники по планированию семьи, от самой низкой цифры в 1% в Саудовской Аравии до 35% в Хартуме. Среди проституток сифилис был наиболее широко распространен ,в наиболее развивающихся странах - и частота от 50% до 75%, являлась часто встречающейся.

Частота хламидий среди беременных женщин также вызывала тревогу. В сельских районах Южной Африки, например, только 1% женщин был инфицирован. Однако в Йоханнесбурге и Кейптауне можно было обнаружить частоту свыше 12%. В Кении частота хламидий составляла около 29%, Фиджи находилась впереди всего мира, поскольку 45% протестированных беременных женщин, были инфицированы хламидией.

Эти цифры говорили уже сами за себя и давали предупреждение, которое было проигнорировано.

II

В 1978 году доктор Субхаш Хира искал перемен. С того самого момента, когда он завершил свое медицинское образование в городе Барода, в Индии, и работал в Бомбее, молодой врач чувствовал себя достаточно беспокойно. Возможности для честного врача, обученного в рамках Западной медицины, в Индии были ограничены, в том случае, если у него не было достаточно денег, чтобы начать частную практику. Особенно сложно было найти места, которые давали бы молодому государственному врачу шанс избежать бюрократического давления со стороны Министерства Здравоохранения.

Поэтому, его достаточно легко рекрутировало Замбийское правительство, для того, чтобы начать новую национальную программу по борьбе с сифилисом, гонореей и другими заболеваниями, передаваемыми половым путем - "позорными болезнями".

Когда Хира прибыл в Лусаку, он сразу же заметил, что этот город, в основном, заселен молодыми холостыми людьми или теми, кто чувствовал себя таковыми, по вечерам в субботу. Город буквально распирало от вновь прибывших и ситуация с проживанием была достаточно напряженной. Мужчины по численности превосходили женщин. Многие, из тех, кто находился в городе, были партизанами, боровшимися с правительством в Родезии, Южной Африке или Намибии.

В 1978 - 79 годах Хира занимал достаточно неприметный офис в университетской больнице, основной медицинской школе в Замбии. Он разработал программу контроля за заболеваниями, передающимися половым путем, которая должна была включать регистрацию всех случаев заболеваний и должна была заменить "позор", профилактикой и лечением.

Он также сумел организовать скрининг небольших групп жителей Лусаки, для того, чтобы определить распространенность ЗППП. Ничего подобного бывшее колониальное правительство Северной Родезии никогда не делало, а пост - колониальные замбийские сотрудники здравоохранения не считали важным, учитывая кризис с малярией, плохим питанием и некоторыми смертельными педиатрическими заболеваниями, например, кори.

У Хиры не было возможности догадаться, какую тенденцию прочерчивали данные по ЗППП, которые он обнаружил, но даже сами по себе эти цифры, ошарашивали. Сифилис был распространен очень широко. Он отвечал за 19% всех выкидышей, инфицировал 32 из каждой 1 000 новорожденных в Лусаке, примерно 16% из которых, немедленно умирали до, или после родов (30).

Четырнадцать процентов женщин в Лусаке, которые обследовались в клиниках планирования семьи или в женских консультациях по поводу беременности, имели сифилис, 11% имели гонорею. Хламидии и шанкроид также очень широко были распространены у женщин, и Хира подозревал, что распространенность всех четырех ЗППП, у молодых мужчин будет еще выше.

За пределами Лусаки, в плотно-населеннных областях вокруг Замбийских медных шахт, эти заболевания встречались относительно редко, но Хира обнаружил, что многие городские рабочие во время выходных, возвращались к своим женам в деревнях. Он задал себе вопрос, как долго это будет продолжаться, прежде чем ЗППП начнут также часто встречаться и в деревнях, и сколько времени пройдет, прежде, чем тысячи партизан перевезут микробов, полученных в Лусаке, в свои страны.

В 1980 году Хира создал клинику для тестирования ЗППП в университетской больнице. Вскоре она была переполнена. Мужчины и женщины, некоторые, прижимая своих детей, сидели в многочасовой очереди и ожидали приема, преодолев ощущение "позора", в более знакомом ощущении очереди, по мере того, как Хиро и его сотрудники "пытались руками, остановить прилив".

Далеко от этого места, в покрытом снегом Мичегане, доктор Джун Осборн рассматривала заявку на грант, для Национальных Институтов Здоровья, которая должна была финансировать исследования заболеваний, передающихся половым путем. В тот момент, когда она начала служить в качестве советника Национального Института Здоровья, Осборн, (как и большинство американских исследователей ЗППП), фокусировала свои исследования на гетеросексуально передающимся вирусе простого герпеса, но к 1979- 80 годам, она обнаружила нечто неприятное: все ЗППП увеличивались со скоростью, примерно, 1% в год в популяции, но серди гомосексуалистов этот рост был гигантским, составляя 12% в год.

"Я боюсь, что мы смотрим на новую экологическую катастрофу", сказала Осборн своим коллегам в Национальном Институте Здоровья. В тех местах, где имелись большие скопления гомосексуалистов, имелась также громадная разница в заболеваемости, особенно для сифилиса, гонореи и гепатита В.

Для Осборн, одной из наиболее удивительных находок, являлась Entamoeba histolytica. Обычно она обнаруживается в пище и воде, в тесно населенных областях развивающихся стран, и крайне редко встречается в Соединенных Штатах. В конце 1970-х годов, однако, она стала обнаруживаться в кишечнике гомосексуалистов в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анжелесе и некоторых других городах. В развивающихся странах Entamoeba histolytica была эндемичной. Паразит вызывал эрозию стенки толстого кишечника, вызывая изъязвления, которые приводили к выведению большого количества микроорганизмов, некоторые из которых, могли попасть в печень, вызывая ее тяжелое поражение.

По мере того, как данные о вспышке Entamoeba histolytica накапливались, Осборн и другие специалисты в области общественного здравоохранения, стали серьезно беспокоиться. К завершению этого десятилетия, более 20% гомосексуалистов Соединенных Штатов, были инфицированы Entamoeba histolytica. За пять лет до этого, не было отмечено ни одного местного случая заболевания Entamoeba histolytica в Соединенных Штатах. К счастью, штамм микроба, который был распространен в Соединенных Штатах, был не сильно вирулентным и у большинства пациентов было очень мало или вообще отсутствовали какие-либо симптомы.

Но ситуации развивалась быстро - "слишком быстро", говорит Осборн - для работников Национальных Институтов Здоровья (NIH), занимающихся планированием. Все гетеросексуальные, в основном среднего возраста, советники по исследованиям, просто не могли себе представить, что происходило в Американской общине гомосексуалистов в это время.

"Каждый раз, когда мы организуем для NIH визит в какую-нибудь из клиник, определение "множественных сексуальных партнеров", меняется. Вначале это было от десяти до двадцати партнеров в год. Это был 1975 год", жалуется Осборн. " Затем в 1976 году- это было пятьдесят партнеров в год, к 1978 году мы говорили уже о ста сексуальных партнерах в год и сейчас (1980), мы используем этот термин для того, чтобы описать пять сотен сексуальных партнеров за один год.

Я действительно в ужасе, возможно несколько не веря, что такое возможно, но действительно ужасаюсь", заключает Осборн.

Предварительные обзоры 1980-го года, которые Осборн получила в NIH, и федеральные власти в СDС, показывали, что цитомегаловирус очень быстро распространяется среди гомосексуалистов. К 1981 году CDC сообщила врачам о другой беспрецедентной эпидемии среди гомосексуалистов - эпидемии цитомегаловируса. Широко распространенная ректальная передача цитомегаловирусов среди взрослых, еще никогда ранее не встречалась.

Сообщения о нередких заболеваниях среди гомосексуалистов, приходили от специалистов по общественному здравоохранению в городах Канады и Западной Европы. В Париже, Амстердаме, Лондоне, Риме, Мадриде, Монреале, Торонто, Копенгагене, где бы исследователи не начинали смотреть - тенденция была всюду одна и та же.

"Мы должны обратить внимание на эту новую экологическую катастрофу", предупреждала Осборн. " Происходит что-то очень неприятное ".

Для счастливых участников движения освобождения гомосексуалистов - это была среда обитания социального освобождения. Цена, которую необходимо было заплатить, если можно так выразиться, за вновь приобретенную свободу.

"Я посчитал, что с тех пор, как я стал сексуально активным в 1973 году, я встречался с более, чем 3 000 различных сексуальных партнеров в банях, комнатах для чаепитий, в мотелях и так далее", писал певец гомосексуалист Майкл Каллен. "Как следствие я также имел следующие заболевания, передающиеся половым путем и некоторые из них более, чем один раз: гепатит А, гепатат В, гепатит не А/ не В, вирус простого герпеса I и II типа, венерические бородавки, лямблиоз и entamoeba histolytica, шигелла флекснера и сальмонелла, сифилис, гонорея, неспецифический уретрит, хламидиоз, цитомегаловирусная инфекция, мононулеоз, вызванный вирусом Epstein-Barr (EBV) и в конце концов, криптоспироз" (31).

Еще одним фактором в распространении заболеваний, было изменение в культуре гомосексуальности. В прошлом, основной характеристикой гомосексуального поведения, были ролевые игры, при этом одни мужчины всегда были пассивными в анальных половых сношениях, а другие -агрессорами (32).

Но по мере освобождения гомосексуалистов, такое разделение на роли исчезло, даже стало табу, и все больше мужчин начали играть обе роли. Это изменило экологию анального полового сношения для микробов, и позволило более быстрое эпидемическое распространение заболевания. Если Джон, например, который играет пассивную роль одну неделю и получает ректальную гонорею от Сэма, шансы передать микробы Чарли на следующей неделе, были выше, если Джон играл агрессивную роль. Если Джон оставался пассивным игроком, однако, его партнер мог и не заразиться гонореей. Таким образом, если у мужчины имелось пятьсот партнеров в год, он мог получить крайне редкий микроб всего лишь от одного из его двухсот пятидесяти агрессивных партнеров, а затем передать его 250 мужчинам, с которыми он принимал агрессивную (или мужскую) роль. Потенциал для быстрого распространения усиливался отсутствием хорошей локальной иммунной системы в аноректальной области. Таким образом, один человек мог усилить слабый микробный сигнал в 250 раз, создавая эпидемию.

Не одна из этих деталей гомосексуального поведения не была приятной новостью для ученых в области общественного здравоохранения в 1980 году. Когда они рисовали возрастающие кривые на графиках ЗППП в общинах гомосексуалистов Северной Америки и Европы, обсуждали эти изменившиеся тенденции на встречах, мало кто из ученых хотел бы обсуждать эту " новую экологию". Это была неприятная и политически взрывоопасная тема (33).

Получив степень доктора философии по вирусологии в Гарварде, доктор Дон Франсис вернулся работать на CDC, в город Феникс, Аризона. Основной, интересовавшей его темой, оставался вирус гепатита В и он не мог не заметить, настораживающий рост его распространенности, среди гомосексуалистов. К 1980 году он сумел создать национальную когорту гомосексуалистов, которые согласились периодически тестироваться на наличие гепатита В. Наблюдая за этими 6875 мужчинами, большинство из которых жили в Сан-Франциско, Франсис надеялся оценить динамику распространения микроба в гомосексуальной популяции.

Франсис стал одним из мировых экспертов по гепатиту В. В 1979 году он помогал изучать вспышку в Индии, которая была вызвана инъекциями, загрязненного гепатитом, иммуноглобулина человека у 325 людей (34). С 1978 по 1983 год он участвовал в других исследованиях нозокомиальной передачи вируса: в Балтиморе - стоматолог передал вирус шести пациентам (35), а в Коннектикуте - челюстно-лицевой хирург инфицировал свыше ста пациентов в 1978-79 году (36) и в Миссисипи - гинеколог инфицировал трех женщин, у которых он выполнял хирургическое вмешательство в 1979-80 годах. Во всех трех случаях передача прекращалась при начале использования хирургических перчаток (37).

Это продемонстрировало Франсису, что вирус гепатита В, в противоположность гепатиту А, передающемуся с пищей, в основном передавался за счет контакта крови с кровью и, что этот контакт может быть предотвращен слоем латекса.

Для Франсиса это казалось хорошей причиной для рекомендации гомосексуалистам о необходимости использования презервативов. Но такие заявления были весьма неприятными для СDС, которая все еще придерживалась старой парадигмы венерических заболеваний - идентифицировать случаи, проследить всех партнеров и пролечить их всех антибиотиками.

Но гепатит В являлся вирусом, он не мог быть эффективно вылечен любым лекарственным средством и прослеживание контактов было невозможным, если индивидуум имел большое количество анонимных сексуальных партнеров. Френсис не видел никакой другой альтернативы, кроме как профилактика, с целью заблокировать передачу вируса, создавая либо физический барьер (презервативы), либо иммунитет (вакцинация). К 1980 году он начал активно проталкивать обе идеи в свой обычной, немножко резкой, но честной форме и сумел создать врагов, как среди более традиционных бюрократов, так и венерологов в CDC. Франсис, однако, был человеком, у которого была Миссия. Он становился все более и более последовательным сторонником профилактики гепатита В. На основании лабораторных работ, которые он сделал вместе с Максом Эссексом и исследований, которые он выполнил на аборигенах Аляски, при изучении параллелей, между эпидемией рака печени и гепатитом В (38), Франсис пришел к выводу, что развивающаяся и усиливающаяся эпидемия гепатита среди гомосексуалистов, является предшественником большого количества случаев рака у гомосексуалистов. Он, однако, показал, что это распространение может быть заблокировано при использовании презервативов (39). Было хорошо известно, что один из десяти взрослых, инфицированных гепатитом В, становился хроническим носителем вируса, потенциально инфицируя других, на протяжении десятилетий и, создавая себе, высокий риск развития рака печени (40).

В 1978 году федеральные исследователи выяснили, что в Соединенных Штатах имелось примерно 200 000 носителей гепатита В, но по мере того, как эпидемия среди гомосексуалистов развивались в Сан-Франциско, Нью-Йорке, Вашингтоне, Лос-Анжелесе, Майами, Париже, Лондоне и нескольких других ключевых городах, стало совершенно четко видно, что эти цифры были не более, чем догадки (41). В конце 1981 года управление здравоохранения Сан-Франциско оценило, что 75% гомосексуалистов в городе " либо имеют, либо имели" гепатит В. А врач Пэт Мак Гроу оценила, что, по крайней мере, тысяча гомосексуалистов являлись носителями, или примерно один из пятидесяти, среди открытых гомосексуалистов, граждан города (42).

В штаб квартире CDC доктора Гаролд Яффе и Джим Курран читали отчеты по поводу гепатита В и четко представляли себе, что все молодые, сексуально активные американцы - особенно гомосексуалисты - имеют значительно более высокие шансы инфицирования возбудителями заболеваний, передающихся половым путем, в 1980 году, чем их соотечественники, всего лишь десятилетие тому назад. Эта тенденция, как они считали, демонстрировала потерю того небольшого контроля, которое службы здравоохранения все еще имели над микробами, вызывающими ЗППП, и они пытались убедить в этом всех людей, как внутри CDC, так и на различных конференциях.

Яффе всегда возвращался с таких встреч взбешенным. Мало кто из врачей или ученых разделял его тревогу и многие еще в конце 1980-х годов считали, "что на самом деле в медицине уже нет необходимости для специализации на инфекционных болезнях".

Яффе, которому к тому моменту исполнилось 34 года, подчинялся Куррану, которому было 36 лет. Яффе обладал типом "северо-восточного увлечения", Курран - был классическим случаем средне-западного спокойствия. Курран перешел в CDC из колледжа медицины в Огайо, где являлся профессором профилактической медицины. Он был руководителем исследовательского подразделения, в отделении по контролю за венерическими заболеваниями в CDC.

III

К 1980 году, тридцатилетний Грегори Ховард уже на протяжении тринадцати лет был героиновым наркоманом. Отрезанный от своей семьи, Ховард принадлежал к общине героиновых наркоманов, которые жили среди выгоревших строений в Ньюарке.

Вскоре после беспорядков 1967 года, Грегори Ховард, тогда школьник, учившийся в старших классах, впервые ввел себе в вену героин. Приятная личность и хорошие оценки позволяли ему надеяться, что он сумеет вести более приличную жизнь и избежать печально знаменитых трущоб Нью-Джерси.

"Жизнь была добра к Грегори"- говорит Ховард всегда рассказывая о себе в третьем лице. "Да, она была. Она действительно была. Мои родители делали для меня все, они очень хорошо ко мне относились. Но Грегори просто.......просто пошел не туда".

В 1967 году расовая напряженность в Соединенных Штатах достигла своей самой высокой точки. Движение за гражданские права, прошло путь от спокойных сидячих демонстраций и мирных маршей к воинственному движению, когда лидеры перебрались из глубокого юга на индустриальный север. К середине 1960-х годов, напряженность достигла максимума.

Ньюарк вспыхнул в 1967 году. Квартал за кварталом вспыхивал, посреди беспорядков, между жителями трущоб города и полицией национальной гвардии, танки патрулировали улицы.

Испуганный Грегори сумел остаться вне этих беспорядков, но они оставили в нем чувство трагедии и безнадежности. После этого он ходил по Принс-стрит и Гамильтон, смотрел на закопченные останки, которые совсем недавно были домами его друзей, учителей и он попытался ввести себе героин в первый раз. Одна из его бывших девушек кололась и похоже чувствовала себя очень хорошо. Почему не попробовать?

Сейчас на дворе уже 1980 год, нос Говарда сломан, ужасный шрам протянулся через его левую щеку, он ходит, прихрамывая, в результате драк с хулиганами и избиений наркоторговцами. Те вены, которые еще не исчезли у него на руках, были на грани исчезновения или тромбоза, от тысячи уколов иглами, которые он втыкал в свои руки, шею и бедра. Печень Говарда уже была повреждена гепатитом.

Для того, чтобы избежать ареста за ношение с собой оборудования для введения наркотиков (43), Говард редко имел с собой либо героин, либо необходимые ему вещи, такие как горелка, жгут, шприц и иглы, все, что необходимо для подготовки и введения лекарства. Подобно другим уличным наркоманам, у Говарда с собой всегда было небольшое количество уличных наркотиков, владение которыми не представляло серьезного преступления: валиум, марихуана и различные другие наркотики, которые позволяли ему оставаться относительно скомпенсированным между уколами героина. И когда у него появлялись деньги, Говард шел к наркоторговцам в различных квартирах, обезлюдевших зданиях, припаркованных автомобилях или парках и, получив наркотик, делал себе инъекцию, использовав оборудование, которое ему давал наркоторговец или другой наркоман.

"В один день я постараюсь пройти сквозь детоксикацию" - говорил Говард, смотря на пустые места, где раньше стояли дома в Ньюарке, наследие 1967 года.

Героин, кокаин, амфетамины и большое количество других наркотиков можно легко купить, даже при дневном свете, в большинстве крупных американских и европейских городах. Эти наркотики не всегда были серьезной проблемой для общественного здравоохранения, но совершенно четко они стали представлять серьезную проблему для городского здоровья к 1980 году - новая возможность, новая среда обитания для микробов.

Ключевые общины гомосексуалистов и наркоманов в 1980х годах

Анонимность городов представляла хорошее прикрытие для нелегальной активности. Высокая плотность популяции, давала постоянный приток потребителей, даже для саморазрушительных продуктов. Одиночество, особенно остро ощущаемое в городах, обеспечивало, что всегда будут люди, согласные продать свое здоровье, богатство, за что-то, что перенесет их мысль в другое место, будь то алкоголь, валиум или героин.

После того, как он достигает Ньюарка, двухфунтовая упаковка героина может быть нарезана и разбавлена другими химическими веществами на 90-95%, давая оптовому продавцу около двухсот фунтов (90 килограмм) героина уличного качества, для продажи розничному торговцу. Этот торговец может дальше нарезать наркотик, чтобы увеличить свои доходы, так что Грегори Ховард ежедневно может существовать на растворе, который содержит от 2 до 15 грамм героина. В 1974 году, в то время, когда героин дошел до Ньюарка, один акр опиумного мака мог дать более 40 миллионов долларов (44).

Доходы в сети опиум-морфин-героин были самыми большими, когда риск от вмешательства полиции или конкурентов, был низким. Большие города с трущобами, представляли собой идеальное окружение, особенно, если они были расположены поблизости от портов или международных аэропортов. Если продажи могли быть поддержаны на достаточно высоком уровне, в напичканных преступностью районах внутри городов, не было необходимости рисковать привлечением внимания со стороны полиции в небольших городах, или тесно сплоченных пригородных общинах. В трущобах, где большинство людей ненавидели полицию, продавцы могли оперировать практически без всякого страха. Если дети из пригородов хотели героина, (а к 1980 году многие из них более, чем хотели героина), они могли приехать в город, для того чтобы его там купить (45).

Несмотря на расходование миллиардов долларов на федеральные полицейские программы с 1969 года, когда американский Конгресс проголосовал за " полномасштабную атаку" на проблему героина, количество героиновых наркоманов в Соединенных Штатах повысилось от 55 000 в 1955 году до 1,5 миллионов в 1987 году и их можно было найти вне зависимости от расы, в любой общине, которая предоставляла постоянное снабжение наркотиками (46). В штате Грегори Ховарда, в Нью-Джерси, к 1980 году героиновые наркоманы были во всех расах, всех возрастных группах, различного экономического уровня, хотя большинство из них, это были белые мужчины в возрасте от 25 до 35 лет. Примерно 40% героиновых наркоманов не работали, многие по несколько раз пытались вылечиться и - по несколько раз не смогли этого добиться (47).

Городское героиновое окружение было идеальным для дюжины различных микробов. Наркоман обычно имеет нарушенную иммунную систему в результате -эффекта наркотиков, постоянного введения эритроцитов других людей, которые остаются, в совместно используемых шприцах, и большого количества других химических веществ, которые используются для того, чтобы разводить героин. С другой стороны, чрезмерно сильный ответ антител провоцируется стимуляторами иммунной системы, такими как клетки других людей. Поэтому у многих наркоманов наблюдается положительный ревматоидный фактор и другие маркеры чрезмерной стимуляции иммунной системы. Стимуляция иммунной системы настолько большая, что она начинает производить антитела против самого организма. Этот аутоиммунитет может приводить к неспособности организма различать действительно настоящую микробную угрозу от витальных человеческих клеток (48).

С другой стороны, большие фагоцитарные клетки иммунной системы наркоманов, которые обычно несут ответственность за поглощение и уничтожение бактерий и других живых существ, которые внедряются в тело человека, у наркоманов были тревожно пассивными и T-клеточная система, состоящая из клеток, которые обычно обращают внимание других частей иммунной системы на наличие потенциальных опасностей, также была дисфункциональна, частично потому, что лимфоциты имеют рецепторы к опиатам и они напрямую подавляются героином (49).

Как результат, микробы обнаружили, что тело героинового наркомана является значительно менее враждебным к ним, чем тело здорового Homo sapiens.

Стиль жизни наркомана также предоставлял уникальные возможности для перехода от человека к человеку. Большинство наркоманов пользуются общим оборудованием для введения наркотиков. Когда наркоман вводит себе героин или любой другой наркотик, некоторое количество его или ее крови, может быть засосано в шприц, когда игла достается из вены и поршень возвращается на место. Если наркоман был инфицирован, например стафилококком, микробы также сумеют попасть внутрь шприца.

Все что требуется от стафилококковой бактерии после этого, это генетически приобрести способность жить в шприце, когда он не используется. Это означает жить несколько часов на улице, при нулевой температуре ночью в Ньюарке - условия слишком тяжелые для большинства микроорганизмов. В горячей влажной августовской ночи микробы находили для себя значительно более благоприятную среду обитания. Наименее сложная ситуация для микроорганизмов была в случае галереи для введения наркотиков, когда один человек немедленно передавал свой загрязненный шприц другому.

Иглы также помогали микробам пройти через специализированные барьеры, которые существуют у человека в коже, ноздрях и легких и попасть прямо в кровь. Каждый микроорганизм со слабой "системой доставки", как ее называл Бернард Филдс, мог процветать в среде обитания героиновых наркоманов.

И, наконец, многие героиновые наркоманы жили в стесненных условиях, плохо питались, работали как проститутки, для того, чтобы заработать деньги на наркотики и использовали большое количество дополнительных токсичных веществ, каждое из которых, так изменяло экологию Homo sapiens, что микробы находили это очень привлекательным для себя.

В 1929 году вспышка малярии, вызванной Plasmodium falciparum, возникла в центре Каира, в Египте, в результате совместного использования игл, наркоманами. К концу 1930-х годов, подобная же, вызванная героином, эпидемия малярии, распространилась в Нью-Йорке, достигнув такого высокого уровня среди наркоманов, что она стала рассматриваться как эндемичная. 6% заключенных в тюрьмах Нью-Йорка, в то время, имели признаки малярийной инфекции, все они были наркоманами. 136 жителей Нью-Йорка в этот период умерли от малярии и ни один из них не был укушен малярийными комарами (50). Эпидемия остановилась, когда продавцы героина, обеспокоенные тем, что они теряют покупателей, стали добавлять в героин, который они продавали, хинин.

Такая "доброжелательность" наркоторговцев была более чем перекрыта, однако, рутинным загрязнением героиновых продуктов, результатом плохой химической обработки и использованием, способствующих микробному загрязнению веществ, для разведения наркотика (51).

Различные типы микробов могли успешно эксплуатировать героиновую среду обитания между 1969 и 1974 годами. Врачи в больнице в Сан-Франциско обнаружили увеличение количества случаев эндокардита, угрожающей жизни инфекции, поражающей клапаны сердца. В семнадцати из девятнадцати случаев, эти люди были внутривенными наркоманами. Организмом, который отвечал за это заболевание, была Serratia marcescens. Несмотря на мощное антибактериальное лечение 68% этих наркоманов умирали. Анализ более ранних, до 1963 года, историй болезней не обнаружил ни одного случая, который был бы индуцирован Serratia marcescens, эндокардитов в Сан-Франциско, доказывая, что это была новая микробная угроза, которая появилась относительно недавно (52).

Эндокардит становился все большей и большей проблемой в мире, в тех городах, где распространялся героин. Бактерии и грибы проникали в кровоток на грязных иглах и колонизировали клапаны сердца и другие компоненты, жизненно важных органов. В большинстве случаев, антибактериальная терапия оказывалась бесполезной. До 1976 года, город Нью-Йорк испытал несколько таких вспышек эндокардита среди наркоманов, вызванных стафилококками, энтерококками, кандидой и Pseudomonas. В Чикаго, Хельсенки, Сиетле, Вашингтоне, Сан-Франциско и Детройте также наблюдались вспышки, вызванные как этими микроорганизмами, так и Serratia marcescens.

Бактериальные и грибковые инфекции различного типа стали настолько распространенными среди наркоманов в середине 1970-х годов, что многие начали профилактически принимать антибиотики. Черный рынок антибиотиков, работавший вместе с продажей героина, стал развиваться в большинстве городов Европы, Азии и Соединенных Штатов, предоставляя героиновым наркоманам различные антимикробные средства. Но использование лекарственных средств ими, было непродуктивным, поскольку поставки на черный рынок были спорадичными и редко предоставляли постоянно один и тот же антибиотик.

Наркоманы, поэтому стали идеальным местом для выращивания антибиотико-резистентных микроорганизмов. С точки зрения общественного здравоохранения проблема была ограничена только самими наркоманами, которые во все увеличивающемся числе, на протяжении 1970-х годов, страдали и умирали от антибиотико-резистентной бактериемии.

Но в 1982 году наркоманы в Бостоне и Детройте для предотвращения бактериальной инфекции, начали принимать метициллин, как только они смогли раздобыть его на черном рынке. В ответ появились штаммы бактерии, которые имели два различных типа генов, имеющих резистентность к метициллину (53).

Когда инфицированные пользователи героина начали госпитализироваться, появилась новая резистентная форма стафилококка, которую сокращенно называли MRSA, (метицилин-резистентный золотистый стафилокк). Этот MRSA возбудитель стал распространяться и заражать, как персонал, так и других пациентов.

Туберкулез также проник в среду обитания героиновых наркоманов. Специалисты общественного здравоохранения в большинстве индустриальных стран, считали, что туберкулез пре-антибиотикобактериальной эры исчезает. Действительно, абсолютное количество активных случаев туберкулеза у людей к 1970 году значительно снизилось. Но в больницах города Нью-Йорка в 1979 году доктор Лии Рейхман обнаружил тенденцию, которая прошла не замеченной: количество случаев туберкулеза, в черном, бедном районе города, который назывался Гарлем, появлялись со скоростью 406,6 на 100 000 жителей, среди тех, кто не использовал внутривенные наркотики. Среди же наркоманов, живших в Гарлеме, ужасающее количество потребителей наркотиков ( 3740 на 100 000) имели активный туберкулез (54).

Кажется резонным предположить, что в 1979 году туберкулез начал распространяться среди популяции героиновых наркоманов в богатых странах, в то время, как заболевание само по себе стало исчезать из общей популяции. Необходимо было задуматься на эту тему, поскольку десятилетия попыток контролировать распространение туберкулеза, могли бы пойти насмарку, если бы популяция с активно инфицированными индивидуумами осталась не затронутой.

На самом деле, Рейхман имел очень большие проблемы с попытками найти медицинский журнал, который бы опубликовал его данные 1979 года. Его статья была несколько раз отвергнута, не в результате каких-то проблем с самим исследованием, а просто потому, что журналы не рассматривали высокий уровень активного туберкулеза среди наркоманов, как крайне важную информацию.

В 1979 году Рейхман верил, что внутривенные наркоманы передавали туберкулез от одного к другому. К сожалению, почти все общества на планете не любят внутривенных наркоманов, рассматривая их как опасных преступников, слабых духом людей, грязных жителей гетто, безумцев или извращенцев, находящихся под влиянием сатаны. Микробная угроза таким людям практически игнорируется. Практически любая юридическая система определяет некоторые и/или практически все виды активности, связанные с наркотиками, как криминальные преступления.

Внутривенные наркоманы находились за пределами закона, внизу социального пула практически каждой культуры земли.

Более того, врачи обычно не любили работать с наркоманами, поскольку эти люди редко рассказывали правду по поводу действий, которые могли повлиять на их здоровье, очень часто не следовали рекомендациям врача, продавали на улицах лекарства, которые им прописывали; и если у них появлялась такая возможность, воровали иглы и лекарства из больниц и клиник, куда они обращались. Врачи, которые специализировались в лечении и исследовании этой уникальной проблемы здоровья, часто страдали от негативного отношения со стороны коллег. Богатые частные больницы не хотели иметь ничего общего, ни с пациентами наркоманами, ни с врачами, которые пытались их лечить (55).

В результате, очень небольшое количество профессионалов в 1980 году были в состоянии обнаружить, какие-то необычные процессы, происходящие в героиновой среде обитания.

Один способ, при помощи которого наркоман мог легально получить деньги, чтобы потом купить себе наркотики, - это возможность продавать свою кровь больницам и банкам крови, практика, которая станет запрещенной в большинстве индустриально-развитых стран в середине 1980-х годов, но будет существовать в большинстве развивающихся стран, на протяжении всех 1990-х годов. Большинство банков крови в 1980 году не тестировало свои продукты на загрязнение их микробами.

К концу 1970 года новый тип игроков появился на международной наркотической сцене; Южно-Американские кокаиновые картели стали превращать листья коки в Боливии, Колумбии и Перу, в белый порошок. Разработанный так, чтобы его можно было вдыхать, а не вводить внутривенно, кокаин стал интересен для другого социального класса. Он казался чистым, его действие приводило к увеличению энергии, а не опиоидному успокоению и он был крайне дорогим.

К 1980 году кокаин заменил в некоторых городах вино, как наркотик выбора некоторых мобильных людей. Его популярность была настолько высока, что знаменитости, такие как поп-звезды, общественные руководители, известные литераторы, профессиональные атлеты, достаточно открыто признавались, что они используют кокаин. Истории популярных певцов, которые тратили от 20 000 до 100 000 долларов, для того, чтобы обеспечить свою кокаиновую наркоманию, заполняли колонки сплетен в газетах.

Не очень большое количество микробов были способны эффективно эксплуатировать экологию порошкообразного кокаина. Порошок был сухим и имел кислотную рН, окружение, которое является враждебным для большинства микроорганизмов. Небольшое количество наркоманов могло позволить себе длительное употребление кокаина, как это имелось у героиновых наркоманов, которое позволяло поддерживать медленный рост и мутацию микробов, на протяжении нескольких поколений бактерий, грибов или вирусов. Но некоторые люди начали инъецировать кокаин, позволяя микробам эксплуатировать новую экологию, которая предлагала те же самые прелести, что и героиновое окружение.

В 1980 году Дон Франсис обнаружил эпидемию, вызванную новым штаммом гепатита В, который распространялся среди внутривенных пользователей кокаина в Нью-Берне, в Северной Каролине. Судя по всему, она началась среди сыновей и дочерей семей верхнего класса этого города, которые начали вводить себе кокаин, как подростковое увлечение. Скоро за ними последовали их более бедные сверстники, которые обнаружили, что дорогостоящее лекарство действовало значительно сильнее, если его инъецировали, а не вдыхали.

Когда Франсиса вызвали в Нью-Берн, для того, чтобы руководить исследованием CDC, десять подростков уже умерли от фульминантного гепатита В, а большое количество других подростков были больны. Вирус распространялся, естественно, через совместное использование игл. Франсиса очень обеспокоил тот факт, как быстро эти подростки заболевали и умирали. До того момента, абсолютно здоровые подростки "вымирали, как мухи", как Франсис сказал своему коллеге в CDC. Он подозревал, что это было то, что он называл "феномен двойного удара". Какой-то другой микроб был в этих подростках, возможно также передаваемый через иглы, который действовал вместе с вирусом гепатита, для того, чтобы вызвать заболевание более летальное, чем каждый из них мог создать сам по себе.

Франсис инъецировал вирус гепатита, выделенный из крови инфицированных подростков Нью-Берна, в шимпанзе, но у этих животных заболевания не возникло. На протяжении нескольких недель он пытался вызвать заболевание у нескольких других животных, но с абсолютно отсутствующим результатом. В конце концов, Франсису пришлось сдаться. Подростки в Нью-Берне перестали умирать, после того, как они перестали вводить себе кокаин. И не было никаких доказательств того, что таинственный микроб сумел где-то обнаружиться, кроме очень небольшой группы кокаиновых наркоманов в городе в Северной Каролине.

Не зная, что там находится, ожидая возможности для идеальной экологической ниши, микробы притаились в ожидании.

По мере того, как Франсис заканчивал свое исследование в Нью-Берне, другой микроб уже использовал преимущество этой уникальной среды обитания городов на трех континентах.

Литература и комментарии

1. Детальное описание этих и ряда других событий в первые годы движения за освобождение гомосексуалистов можно найти в двух источниках: The Village Voice внимательно следил за разворачивающимися событиями, особенно в репортажах Lucian Truscott и Howard Smith. См. также D. Teal, "The Gay Militants" (New York: Stein & Day, 1971) и M. Duberman, "Stonewall" (New York: Penguin, 1993). 

2. Randy Shilts был первым открытым гомосексуалистом, который был нанят на работу в одной из крупных национальных американских ежедневных газет. was the first openly gay reporter hired to work for a major American daily newspaper.  San Francisco Chronicle сознательно приняло Shilts на работу, чтобы он следил за этими событиями. Его наблюдения позднее легли в основу двух книг, каждая из которых описала различные стороны новейшей истории гомосексуальной общины США: "The Mayor of Castro Street: The Life and Times of Harvey Milk" (New York: St. Martin's Press, 1981); и "And the Band Played On" (New York: St. Martin's Press, 1987). 

3. Описывая ситуацию с ЗППП в развивающихся странах одна группа резюмировала ситуацию следующим образом:

"Перемещение популяций из сельских в городские районы, где распространенность ЗППП выше, происходит достаточно быстро в большинстве регионов мира. Миграция в города приводит к избытку мужчин в городах и женщин в сельских районах. Дисбаланс полов, который появляется в местах рождения и проживания может дополнительно усиливать риск ЗППП. Кроме того, возможность получения образования в развивающихся странах, особенно для женщин, означает отсрочку вступления в брак и также увеличенный риск ЗППП. Подобные же демографические изменения вызвали серьезные социальные изменения и приводят к высокой частоте ЗППП в США.

Различия в системе ценностей молодежи и их родителей иногда обозначаются, как дистанцирование поколений. Во многих менее развитых странах происходит быстрая социальная трансформация с соответствующими изменениями в системе ценностей разных поколений… Среди множества новых ценностей, которые появляются, изменение сексуального поведения может подвергнуть эту популяцию еще более высокому риску заражения ЗППП ". Цитата из S. T. Brown, F. R. K. Zacarias, и S. O. Aral. "STD Control in Less Developed Countries: The Time Is Now," International Journal of Epidemiology 14 (19851: 505-9. 

4 J. E Sutherland. V. W. Persky, и J. A. Brody, "Proportionate Mortality Trends: 1950Through 1986," Journal of the American Medical Association 264 (1990): 3178-84. 

5. Center for Policy Studies, "The Federal Health Dollar, 1969-76," Washington. D.C., 1977 

6. Прекрасное описание истории успехов - и провалов - попыток контролировать распространения заболеваний, передающихся половым путем можно посмотреть в A. M. Brandt, "No Magic Bullet: A Social History of Venereal Disease in the United States Since 1880" (Oxford, Eng.: Oxford University Press. 1987). 

7. H. H. Handfield. "Sexually Transmitted Diseases," Hospital Practice, January 1982: 99-116; и Аноним, "VD: Gonorrhea Incidence Put at 2 Million Annually in U.S.," Hospital Practice, June 1971: 27-40

В соответствии с данными CDC, количество случаев ЗППП между 1940 и 1982 были следующими: 

Год

Сифилис (все стадии и типы)

Гепатит В

Гонорея

Мягкий шанкр

1940

472,900 

-

175,841 

-

1942

479,601 

-

212,403 

5,477

1944

467,755 

-

300,676 

7,878

1946

363,647 

-

368,020 

7,091

1948

314,313 

-

345,501 

7,661

1950

217,558 

-

286,746 

4,977

1952

167,762 

-

244,957 

3,738

1954

130,697 

Нет отдельно от А

242,050 

3,003

1956

130,201 

Нет отдельно от А

244,346 

2,135

1958

113,884 

Нет отдельно от А

232,386

1,595

1960

122,538

Нет отдельно от А

258,933**

1,680

1962

126,245 

Нет отдельно от А

263,714 

1,344

1964

114.325 

37,740* 

300,666 

1,247

1966

105,159 

32,859* 

351,738 

838

1968

96,271 

45,893* 

464,543 

845

1970

91,382 

56,797* 

600,072 

1,416

1972

91,149 

54,074* 

767,215 

1,414

1974

83,771 

10,631* 

906,121 

945

1976

71,761 

14,973* 

1,001,994 

628

1978

68,875 

15,016* 

1,013,436 

521

1980

68,832 

19,015* 

1,004,029 

788

1982

75,579 

22,177* 

960,63 

1,392

* - завышенные данные, поскольку в то время отсутствовали тесты, способные отличить гепатит В от других гепатитов (С, не-А не-В, D и т.д.)

** - Год, в который заболеваемость гонореей стала нарастать

8. S. A. Morse, A. A. Moreland и S. E. Thompson, eds., Atlas of Sexually Transmitted Diseases (Philadelphia: J. B. Lippincott, 1990). 

9. A. E. Washington, P. S. Amo, и M. A. Brooks, "The Economic Cost of Pelvic Inflammatory Disease," Journal of the American Medical Association 255 (1986): 1735-38. 

10. H. H. Handsfield, L. L. Jasman, P. L. Roberts, et al., "Criteria for Selective Screening for Chlamydia trachomatis Infection in Women Attending Family Planning Clinics," Journal of the American Medical Association 255 (1986): 1730-34.

11. Centers for Disease Control, "Penicillinase-Producing Neisseria gonorrhoeae," Morbidity and Mortality Weekly Report 25 (1976): 261.

12. I. Phillips, "Beta-Lactamase-Producing Penicillin-resistant Gonococcus," Lancet II (1976): 656.

13. Centers for Disease Control, "Follow-up on Antibiotic Resistant Neisseria gonorrhoea" Morbidity and Mortality Weekly Report 26 (1977): 29-30.

14. P. F. Sparling, K. K. Holmes, P. J. Wiesner, и M. Puziss, "Summary of the Conference on the Problem of Penicillin-resistant Gonococci," Journal of Infectious Diseases 135 (1977): 865-67.

15. Centers for Disease Control, "Follow-up on Penicillinase-Producing Neisseria gonorrhoeae — Worldwide," Morbidity and Mortality Weekly Report 26 (1977): 153-54.

16. Centers for Disease Control, "Tetracycline-resistant Neisseria gonorrhoeae — Georgia, Pennsylvania, New Hampshire," Morbidity and Mortality Weekly Report 34 (1985): 569-70; и Centers for Disease Control, "Plasmid-mediated Tetracycline-resistant Neisseria gonorrhoeae — Georgia, Massachusetts, Oregon," Morbidity and Mortality Weekly Report 35 (1986): 304—5.

17. Centers for Disease Control, "Penicillinase-producing Neisseria gonorrhoeae — United States, P. McKinney, and P. F. Sparling, "A Community-based Outbreak of Resistant Neisseria gonorrhoeae Not Producing Penicillinase (Chromosomally Mediated Resistance)," New England Journal of Medicine 313 (1985): 607-11.

18. L. Corey и P. G. Spear, "Infections with Herpes Simplex Viruses," New England Journal of Medicine 314 (1986): 685-90.

19. A. J. Nahmias и B. Roizman, "Infection with Herpes-Simplex Virus 1 and 2," New England Journal of Medicine 289 (1973): 667-74, 719-25, 781-89.

20. A. J. Nahmias, H. L. Keyserling, и G. M. Kerrick, "Herpes Simplex," in J. S. Remington and J. O. Klein, eds., Infectious Diseases of the Fetus and Newborn Infant (Philadelphia: W. B.Saunders, 1983).

21. M. F. Goldsmith, "Possible Herpesvirus Role in Abortion Studied," Journal of the AmericanMedical Association 251 (1984): 3067-70.

22. Используя современные методики генного картирования, в 1979 году ученые Университета Чикаго впервые показали, что инфицирование неонатальным герпесом происходило не от матерей, а от других новорожденных. B. Roizman и T. Buchman сравнили генетическую последовательность вируса герпеса у новорожденных, находившихся в отделениях интенсивной терапии нескольких крупных больниц в городах США с генетической последовательностью вируса, выделенного от их матерей. Они обнаружили, что многие матери не были инфицированы, а новорожденные из одной больницы имели один и тот же штамм. Они пришли к заключению, что большая часть педиатрического герпеса в США является нозокомиальной, т.е. передается от одного новорожденного другому персоналом больниц. По всей вероятности сестры, которые ухаживали за новорожденными с действительно переданным от матери герпесом, не следовали правилам гигиены при переходе от одного новорожденного к другому в отделении интенсивной терапии. Подробнее, см. B. Roizman and T. Buchman, "The Molecular Epidemiology of Herpes Simplex Virus," Hospital Practice, January 1979: 95-104.

23. M. F. Goldsmith, "Sexually Transmitted Diseases May Reverse the 'Revolution,' " Journal of the American Medical Association 255 (1986): 1665-72.

24. "Имеется много неясных вопросов с цитомегаловирусной инфекцией, передающейся половым путем" - отметил H. Handsfield в 1982 году. "Одним из наиболее интересных является удивительно высокая распространенность текущей или анамнестической инфекции цитомегаловирусом среди гомосексуалистов и тот факт, что у этих людей, по всей вероятности, отмечается повышенный риск редкого злокачественного новообразования - саркомы Капоши" См. H. H. Handsfield, "Sexually Transmitted Diseases," Hospital Practice, January 1982: 99-106.

25. Morse, Moreland, and Thompson (1990), op. cit.; и G. P. Schmid, 'The Treatment of Chancroid," Journal of the American Medical Association 255 (1986): 1757-62.

26. Handsfield (1982), op. cit.

27. A. DeSchryver и A. Meheus, "Epidemiology of Sexually Transmitted Diseases: The Global Picture," Bulletin of the World Health Organization 68 (1990): 639-54.

28. R. K. St. John и S. T. Brown, eds., "International Symposium on Pelvic Inflammatory Disease," American Journal of Obstetrics and Gynecology 138 (1980); Supplement.

29. O. Frank, "Infertility in Sub-Saharan Africa: Estimates and Implications," Population and Development Review 9 (1983): 137-44.

30. S. K. Hira, "Sexually Transmitted Diseases: A Menace to Mothers and Children," World Health Forum 7 (1986): 243—47; S. K. Hira et al., "Congenital Syphilis in Lusaka, II. Incidence at Birth and Potential Risk Among Hospital Deliveries," East African Medical Journal 59 (1982): 306-10; and T. E. Watts et al., "A Case-Control Study of Stillbirths at a Teaching Hospital—Zambia 1979-1980: Serological Investigations for Selected Infectious Agents," Bulletin of the World Health Organization 62 (1984): 603-8.

31. M. Callen, Surviving AIDS (New York: HarperCollins, 1990).

32. Детальное обсуждение этой новой экологической ситуации и что она дала для распространения микроорганизмов, см. "Biological and Social Conditions," Chapter 14 in M. D. Grmek, History of AIDS: Emergence and Origin of a Modern. Pandemic (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1990).

33. Michael Callen хорошо отразил эти настроения в книге Surviving AIDS, op. cit.:

"Никто не обращал внимания на грозные знаки, которые были вокруг нас. Никто не задавался вопросом, какими могут быть последствия подобного пребывания в том, что, грубо говоря, являлось все более и более загрязненным микробной канализацией. Слухи о том, что департамент здравоохранения [Нью-Йорка] высеял холерного вибриона и других экзотических микробов с перил в Mineshaft [знаменитый секс-клуб на Манхэттене], отбрасывались как несущественные.

Мы большими шагами двигались к новым болезням. Я даже припоминаю, что "появление" нового заболевания, названного "синдром кишок гомосексуалиста" (инфекция E.histolytica), было воспринято некоторыми с гордостью - теперь у нас есть даже наше собственное заболевание, также как у нас есть собственные водопроводчики и налоговые советники. Целое поколение врачей разбогатело на лечении наших ЗППП. Многие из этих врачей сами могли быть найдены в банях и задних комнатах клубов для гомосексуалистов, ведя тот же стиль жизни "живи быстро, умри молодым". Даже если бы они и стали предупреждать нас, кто бы стал слушать?"

34. T. J. John. G. T. Ninan. M. S. Rajagopalan, et al., "Epidemic Hepatitis B Caused by Commercial Human Immunoglobulin." Lancet I, 8125 (1979): 1074.

35. S. C. Hadler, D. L. Sorley, K. H. Acree, et al., "An Outbreak of Hepatitis B in a Dental Practice," Annals of Internal Medicine 95 (1981): 133-38.

36. A. L. Reingold, M. A. Kane, B. L. Murphy, et al., "Transmission of Hepatitis B by an Oral Surgeon," Journal of Infectious Diseases 145 (1982): 262-68.

37. M. Carl, D. L. Blakey, D. P. Francis, and J. E. Maynard, "Interruption of Hepatitis B Transmission by Modification of a Gynaecologist's Surgical Technique," Lancet I, 8274 (1982): 731-33.

38. W. L. Heyward, T. R. Bender, A. P. Lanier, et al., "Serological Markers of Hepatitis B Virus and Alpha-fetoprotein Levels Preceding Primary Hepatocellular Carcinoma in Alaskan Eskimos," Lancet II, 8304 (1982): 889-91.

39. N. Reiner, F. N. Judson, W. W. Bond, et al, "Asymptomatic Rectal Mucosal Lesions and Hepatitis B Surface Antigen at Sites of Sexual Contact in Homosexual Men with Persistent Hepatitis B Virus Infection," Annals of Internal Medicine 96 (1982): 170-73.

40. В соответствии с данными, собранными M/Alter, более заразный гепатит А являлся доминирующей причиной болезней печени до 1983 года, когда он был превзойден гепатитом В. Рост был, в основном, ограничен белыми мужчинами-гомосексуалистами. Между 1966 и 1983 годами, частота гепатита А снижалась, тогда как гепатита В росла

 

Гепатит А

 

Гепатит В

 

Год

Количество случаев

Частота на 100000

Количество случаев

Частота на 100000

1966

32859

16.77

1497

0.79

1968

45893

22.96

4829

2.49

1970

56797

27.87

8310

4.08

1972

54074

25.97

9402

4.52

1974

40358

19.54

10631

5.15

1976

33288

15.51

14973

7.14

1978

29500

13.53

15016

6.89

1980

29087

12.84

19015

8.39

1982

23403

10.11

22177

9.58

1983

21532

9.20

24318

10.39

41. R. H. Purcell, "The Viral Hepatitides," Hospital Practice, July 1978: 51-63.

42. M. Robertson, "Joining the War Against Hepatitis B," San Francisco Chronicle, February 5, 1982: A24.

43.Законы, регулирующие ответственность за владение и определение того, что относится к средствам введения наркотиков, варьируют в разных странах мира и разных штатах США. В Амстердаме, например, легальным является покупка наркотиков и стерильного оборудования для их введения. В США применение наркотиков регулируется как на уровне Федерации, так и штатов. В целом, коммерческая сторона наркоторговли - импорт, перевозка и распространение - находятся в области компетенции федерального закона, тогда как потребительская сторона - владение и использование - в компетенции законов штатов. Исключением являются большие количества, когда большое количество наркотиков у одного человека оказывается в компетенции федерального закона. Обзор законов о наркотиках в США можно найти в L. Gostin, "The Interconnected Epidemics of Drug Dependency and AIDS," Harvard Civil Rights-Civil Liberties Law Review 26 (1991): 114-84.

44. В 1975 году журнал Newsday и репортеры Les Payne, Knut Royce и Bob Greene получили Пулитцеровскую премию за серию репортажей, расследовавших смерти жителей пригорода Нью-Йорка, Лонг-Аленда. Они сумели проследить весь путь героина, от которого они погибли, через международные преступные сети вплоть до маковых полей Турции. Серия репортажей затем стала основой книги The Heroin Trail (New York: Holt, Rinehart and Winston, 1974). Автор заимствует в этой книге описание способов распространения героина в 1970-ые годы

45. Героин был впервые сознательно выведен на рынок немецкой компанией Bayer, которая стала продавать его в 1898 в качестве противокашлевого средства. К 1906 году продукт стал настолько популярным, что Американская медицинская ассоциация рекомендовала его в качестве обезболивающего.

Однако к 1924 году 200 000 американцев и неизвестное число европейцев пристрастились к кашлевому сиропу. В тот год Конгресс США запретил импорт кашлевого сиропа фирмы Bayer и других героин-содержащих продуктов.

Вторая международная попытка вывести героин на рынок пришлась на период после второй мировой войны, и она достигла городских центров Европы и США в 1950х. С самого начала эта вторая попытка была полностью нелегальной и направлялась организованными преступными группами в соответствующих странах.

В 1961 году мафиозные распространители, контролировавшие торговлю героином в США, вызвали повышенный спрос и заработали хорошую прибыль на волне ложной лекарственной паники. Героин сознательно был убран с рынка, что привело к тому, что десятки тысяч наркоманов в Нью-Йорке и близлежащих городах, таких как Ньюарк испытали физические симптомы отмены наркотика. После создания нужного давления на рынок, оптовые торговцы героином снова вывели его на рынок, но уже более разведенным, установив стандарт разведения в 90-95%, который оставался таковым на протяжении многих лет. Для поддержания своей дозы, наркоманам приходилось покупать больше героина, тогда как для новых потребителей разведенный продукт казался менее опасным.

46. На планете существовал только один город, где почти чистые кристаллы героина могли быть куплены в розницу относительно дешево: этот город звали Сайгон. Героин был настолько силен, что тысячи американских солдат, расквартированных в нем и употреблявшие наркотик не вводили его внутривенно, поскольку они испытывали "кайф" всего лишь куря сайгонский продукт.

Подкомитет Конгресса США по общественному здоровью установил на слушаниях, что, по крайней мере, 12000 вернувшихся с войны солдат стали законченными наркоманами и требовали проведения детоксикационной терапии. Другое медицинское исследование указывало на еще большие цифры - 25000-37000 военных стали героиновыми наркоманами во время вьетнамской войны. См. "The Drug Abuse Problem in Vietnam," Report to tfie Office of the Provost Marshal, U.S. Military Assistance Command Vietnam, 1971; и New York Times, May 16, 1971: A16.

В 1975 году американское правительство истратило на программы лечения и профилактики наркоманий 360 млн. долларов и 320 млн. долларов на полицейские операции по контролю обращения наркотиков. К 1980 году цифры выросли до 410 млн. долларов на лечение и профилактику и полумиллиарда - на полицейские операции. К 1989 они достигли 1,2 млрд. долларов на лечение и профилактику и 2,66 млрд. на полицейский контроль. Institute of Medicine, Treating Drug Problems, vol. 1 (Washington, D.C.: National Academy of Sciences, 1990).

47. New Jersey Department of Health, "Statistical Perspectives on Drug Abuse Treatment in New Jersey, 1985," CN 362. Office of Data Analysis and Epidemiology, Trenton, NJ, 1986.

48. C. E. Cherubin, "Infectious Disease Problems of Narcotic Addicts," Archives of Internal Medicine 128 (1971): 309-13.

49. D. P. Levine и J. D. Sobel, Infections in Intravenous Drug Abusers (Oxford, Eng.: Oxford University Press, 1991).

50. Там же

51. E. Drouhet, B. Dupont, C. Lapresle, и P. Ravisse, "Nouvelle Pathologie: Candidose Folliculaire et Nodulaire avec les Localisations Osteo-Articulaires et Oculaires au Cours des Septicemies a Candida albicans chez les Heroin Omanes, Mono et Polytherapic Antifongue," Bulletin de la Societe Francaise Mycologique Medecin 10 (1981): 179-83.

52. J. Mills и D. Drew, "Serratia marcescens Endocarditis: A Regional Illness Associated with Intravenous Drug Abuse," Annals of Internal Medicine 84 (1976); 29-35.

54. L. B. Reichman, C. P. Felton, и J. R. Edsall, "Drug Dependence: A Possible New Risk Factor for Tuberculosis Disease," Annals of Internal Medicine 139 (1979): 337-39.

55. Исключением, конечно, были кокаиновые наркоманы из среднего и высшего классов. К 1985 году во всем мире стала процветать многомилионная индустрия их лечения. Можно, например, вспомнить жену бывшего президента США, Бетти Форд.