HATARI: VINIDOGODOGO ( ОПАСНОСТЬ: ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКАЯ ШТУЧКА.)

Происхождение СПИДа

Из: L.Garrett, The Coming Plague. Penguin Books. 1994 .- 750 p


 

Введение.

Грегори Говард стоял на улице, напротив него находилось уродливое здание из красного кирпича и он наблюдал, как наркоманы входили в него и выходили из него - излеченными.

Говард пытался принять метадон и раньше - кто не пытался? Его было достаточно легко купить на улицах в тяжелые времена, когда полиция захватывала местных наркоторговцев или перехватывла поставку наркотиков, так что они не доходили до Ньюарка. Но сегодня он собирался войти в эту дверь и подписаться под программой метадонового лечения. Того, что произошло с ним прошлой ночью, было уже достаточно.

Он говорил это и ранее, конечно, но на этот раз Говард чувствовал, что он насытился арестами, побоями и разглядыванием звезд на грязной аллее в трущобах города. Он был болен, и он устал быть больным, он хотел " снова чувствовать себя хорошо, снова быть гордым за Грегори."

Внутри наркологического центра Эссекса его встретили люминесцентные лампы и стальные решетки, и Говард практически был готов уже сбежать. Но затем он обнаружил кружки Дикси. Метадон нельзя найти на улицах в кружечках Дикси, но он про них слышал. Было практически невозможно украсть бумажную кружку розовой жидкости и продать ее на улице. Ты должен был выпить ее прямо здесь, под ярким светом, под пристальным наблюдением сотрудников наркологического центра.

Тело Говарда завибрировало от желания получить эту розовую жидкость.

Он подошел к зарешеченному окошку и заявил, что он бы хотел распрощаться с привычкой колоть себя героином.

В трех тысячах милях от того места, в Сан-Франциско стоял Боб Кембелл, поправляя свою монашескую одежду. Кембелл и его друзья, которые участвовали в ток - шоу для гомосексуалистов, сформировали группу, которая называется "Сестры постоянного удовольствия". Дюжина или около того "Сестер" одевали монашескую одежду и приходили на разные публичные собрания. Темноволосый, привлекательный Анди в этот момент сбрасывал свою обычную сдержанность и громко пропагандировал прелести гомосексуальной любви. Высокий, худой Чарли танцевал и при этом пел: "Я рад быть девочкой." Фред, с небольшой бородкой и очками в металлической оправе, постоянно шутил, пародируя католические молитвы.

Все еще являясь студентом Калифорнийского университета в Беркли, Бобби, к этому моменту являвшийся уже квалифицированным медицинским братом, был членом группы, имевшим совсем детское личико. Он хотел стать гомосексуалистом в 1981 году, для того чтобы быть радостным и игривым. Он не интересовался этими серьезно-политическими -гомосексуально-правильными типами, которые раздражались глядя на развлекающихся ребят. Медбрат Кембелл называл себя "сестрой Флоренс Найтмеар"- Флоранс Кошмар, обыгрывая имя известной медицинской сестры Флоренс Найтингейл.

Все, что происходило на большой вечеринке, известной под названием Сан-Франциско, нравилось Кембеллу. Естественно, каждый из тех, кого он знал, чем-то болели, но поскольку все были счастливы, кто беспокоился об этом?

В Манхеттене Майкл Каллен сочинял музыку, мелодии для танцев на диско, баллады о гомосексуальной любви, гимны. Он также радовался этим дням освобождения.

"Промискуитет" являлось особым словом для двадцати шести- летнего Каллена. Согласно логике того дня, достаточно смелым было объявить, что мужчина занимается сексом с другим мужчиной, "отсюда, как казалось, следовало, что чем больше секса с мужчинами, тем более свободным является человек", так говорил Каллен.

Подобно многим, если не большинству членов, растущей популяции Манхэттенских гомосексуалистов, Каллен оставил одноэтажную Америку, для того, чтобы избежать клаустрофобии своего родного штата Огайо. Выросший на канонах методистской церкви, худой, не очень-то атлетически сложенный молодой человек, пел в церковном хоре и пытался принадлежать общине. Но в тайне, он зачитывался литературой о гомосексуализме, большинство из которой было написано гетеросексуальными психологами мужчинами. И он пришел к двум выводам - если гомосексуализм является болезнью, то он болен; и второе, наилучшее место для этой болезни - Нью-Йорк. В возрасте семнадцати лет он приехал в Манхеттен и вскоре обнаружил бани для гомосексуалистов и дворцы секса. За исключением романа, протяженностью в несколько месяцев с офицером полиции -гомосексуалистом, жизнь Каллена с 1972 по 1982 год была бесконечной цепью сексуальных встреч, анонимных и быстротечных, их было более сотни каждый год.

В тысяче миль от этого места и в совершенно другой культурной атмосфере, на берегу озера Виктория, Нотиция наконец-то нашла приличную работу в качестве секретарши у бизнесмена в Букобе. На самом деле у него было небольшое дело и ее зарплата, даже по Танзанийским стандартам, была небольшой. Но работа была честной и позволяла ей оплачивать свои счета.

После работы в Момбасе и Найроби в качестве проститутки, работа секретаря была совсем неплоха. Она покинула свою деревню Нганда в конце 1979 года, когда стало ясным, что ее семья никогда не сможет оправиться после стыда, за то, что она была изнасилована угандийскими солдатами, оккупировавшими деревню. Теперь ни один мужчина не женится на ней!

Нотиция никогда бы не смогла подняться из статуса "отбросов общества", если бы она не покинула Нганду. Она последовала примеру многих других женщин Мхайа, провинции Кагера, совершила сложное путешествие через озеро Виктория на корабле, а затем на протяжении сотен миль по земле, чтобы добраться до Индийского океана.

В Кенийском портовом городе Момбаса, Нотиция обслуживала сексуальные потребности трех - четырех мужчин в день, за очень небольшие деньги. Позднее, в трущобах Найроби, ее жизнь немножко улучшилась, и ей удавалось заработать немножко больше денег. Ей удалось накопить достаточно денег, чтобы вернуться в Букобу и начать новую независимую жизнь.

Нотиция была застенчивой молодой женщиной, с мягким, как шелк голосом. Ее высокие скулы и красивая фигура привлекали мужчин Букобы, как мед привлекает пчел, они приглашали ее потанцевать на диско, выпить пива сафари или просто поговорить.

Нотиция чувствовала, что перед ней открывается прекрасное будущее.

В тысяче миль к югу доктор Субхаш Хира и его персонал в больнице университета в Лусаке, обсуждали истории болезни на обычном совещании. Это был обычный список заболеваний, передающихся половым путем, сифилис, гонорея, хламидиоз, мягкий шанкр и подобные им заболевания. Один из ассистентов Хира заметил, что на отделении находилась женщина, страдавшая от необычного случая герпеса, очень серьезного, по всей вероятности необычного герпеса.

Хира предложил, чтобы все отслеживали подобные случаи и совещание продолжалось.

I

Осенью 1980 года доктор Майкл Готтлиб, находился в своем офисе в медицинском центре Калифорнийского университета в Лос-Анжелесе, когда его коллега попросил взглянуть на необычный случай легочного заболевания. Через некоторое время тридцати трех летний мужчина ожидал его в небольшой комнатке, амбулаторного отделения клиники.

Готтлиб удивился явной тяжести заболевания этого человека. Он аккуратно осмотрел пациента, пациент был бледным, практически пепельно-бледным, очень худым, на границе с классической анорексией, его рот был полон "белого деревенского сыра", что являлось признаком грибковой инфекции. У него были приступы неконтролируемого кашля и острая боль в легких. Это все выглядело как пневмония, но крайне редко белые люди этого возраста, страдали от столь тяжелого заболевания в Лос-Анжелесе.

Готтлиб принял решение провести бронхоскопию, а также взял образцы из поражений во рту, и образцы мокроты, которые были отправлены в лабораторию. Результаты его удивили. Пациент страдал от пневмонии, вызванной: Pneumocystis carinii (или РСР). Вызванная паразитирующим простейшим, пневмония Pneumocystis carinii (пневмоцистная пневмония), практически исключительно встречается среди новорожденных в отделениях интенсивной терапии, среди терминально больных пациентов, со злокачественными новообразованиями и/или пожилых людей, которые живут в домах для престарелых. Известно, что практически у любого человека в теле можно найти пневмоцисты - микроорганизм, который рассматривается обычно, как безвредный, поскольку иммунная система не позволяет ему размножаться. Типичный пациент с пневмоцистной пневмонией, имеет исключительно слабую иммунную систему и для того, чтобы заразиться, он должен быть в контакте с другими людьми, со скомпрометированной иммунной системой. Одна вещь была абсолютно четкой - крайне редкое явление, практически невозможное, чтобы относительно здоровый человек страдал от пневмоцистной пневмонии.

"Это сигнал какой-то опасности", сказал Готтлиб своим коллегам в Калифорнийском университете Лос-Анжелеса. " У этого пациента не было других заболеваний в анамнезе, которые послужили бы предрасположением к пневмоцистной пневмонии. Это абсолютно непонятно". Лабораторные данные позволили показать, что белесоватые налеты во рту пациента были вызваны грибком Candida albicans, который может передаваться половым путем. Другой, передающийся сексуальным путем, обычно безвредный микроорганизм, цитомегаловирус, был обнаружен в крови пациента.

Готтлиб очень тщательно собрал анамнез, но выяснил крайне мало для того, чтобы объяснить заболевание этого пациента. Этот пациент был гомосексуалистом, он перенес несколько заболеваний, передающихся половым путем, но пневмоцистная пневмония не распространяется сексуальным путем, и ни один из трех инфекционных агентов, которые разрушали его тело, не вызывают заболевания у здоровых молодых людей. Этот случай был абсолютно непонятным.

Когда Готтлиб сделал анализ крови, ситуация оказалась еще более запутанной: способность организма молодого человека производить антитела казалась не изменившейся, но его T-клеточный ответ, был практически нулевым. Т или тимусзависимые клетки, выполняют большой спектр важных функций в ответ на инфекцию, включая идентификацию возбудителя и передачу сигнала для остальной части иммунной системы, о необходимости принять защитные действия против внедрившегося организма. Без интактной T-клеточной системы ни одно высшее животное будь то мышь, собака или человек - не может надеяться на остановку размножения, даже такого, относительно безвредного, микроорганизма, как Pneumocystis carinii.

В марте пациент был госпитализирован. Готтлиб и его персонал в Калифирнийском университете в Лос-Анжелесе, попытались применить различные экспериментальные и длительно действующие лекарства, включая противопаразитарные лекарства, триметоприм-сульфаметоксазол, пентамидин; а также противовирусное средство, ацикловир. Несмотря на это, пациент умер 3 мая 1980 года. На аутопсии была найдена пневмоциста во всей легочной ткани.

Короткие строки сухого медицинского отчета никогда не смогут передать драму болезни пациента и, его смерти. Для Готтлиба было ужасающим наблюдать, как тело пациента разваливается, один орган за другим, а он бессилен помочь.

Даже если бы это был один единственный случай у Готтлиба, он бы считал необходимым описать его, для того, чтобы подвергнуть научному обсуждению, в каком-нибудь медицинском журнале.

Но этот случай не был изолированным случаем.

Лос-анжелесский частнопрактикующий врач, с достаточно большим количеством пациентов - гомосексуалистов, начиная с 1979 года, среди своих пациентов, стал обнаруживать большое количество пациентов с жалобами на длительную слабость, состояние, несколько напоминающее мононуклеоз. Большинство гомосексуалистов, с жалобами на выраженную слабость, среди пациентов доктора Джойла Вайсмана, были инфицированы, обычно безвредным, цитомегаловирусом.

В январе 1983 года состояние одного из пациентов доктора Вайсмана, значительно ухудшилось. За несколько недель лимфатические узлы тридцатилетнего мужчины значительно увеличились, он потерял более тридцати фунтов веса, у него развилась выраженная Candida инфекция и появилась лихорадка, каждый день превышающая 38 градусов.

К февралю, когда стало ясно, что на фоне противогрибковой терапии амфотерицином В, состояние пациента не улучшается, Вайсман госпитализировал его в медицинский центр Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Вайсман и Готтлиб обсудили этот случай, также как и, по всей видимости, другие странные инфекционные заболевания, которые обнаруживались среди местных гомосексуалистов. Когда у пациента Вайсмана в апреле развилась пневмоцистная пневмония, врачи стали опасаться, что наблюдается некая система.

К тому моменту у Готтлиба было уже трое других пациентов гомосексуалистов с пневмоцистной пневмонией. И ни один из них не отвечал на прописываемое им лечение.

Схожесть между случаями была удивительной. Все пятеро мужчин были белыми гомосексуалистами в возрасте от 29 до 36 лет, в момент постановки диагноза пневмоцистной пневмонии; пневмоцистная пневмония у них наблюдалась вместе с Candida и цитомегаловирусом, у них имелся аномальный иммунный ответ, они все имели большое количество сексуальных партнеров и иногда использовали амилнитриты, как сексуальные стимуляторы.

Один признался, что он использовал внутривенное введение наркотиков.

Использование амилнитрита заинтересовало Вайсмана, поскольку он знал, что использование сердечных препаратов, в последнее время стало любимым развлечением повсюду в Соединенных Штатах. Мужчины верили в то, что эти стимулянты усиливают эйфорию от оргазма во время секса и, также усиливают их потенцию.

Готтлиб написал короткий обзор и отослал его в отдел CDC, занимающийся заболеваниями, передающимися половым путем. Доктор Мери Гуйнан нашла этот обзор достаточно интересным и обратила на него внимание Куррана. Они обнаружили описанные там совпадения и, зная, что большое количество заболеваний, передающихся половым путем, в общине гомосексуалистов были на уровне эпидемии , предположили, что это может происходить в результате действия любого из нескольких микробов, в то время активно бродивших по популяции. Гуйнан обратила внимание, также, что заказы на пентамидин, лекарства для лечения пневмоцистной пневмонии, которое врачи заказывали через ее управление, внезапно подскочили, от обычного количества в пятнадцать запросов в год - до тридцати в первые пять месяцев 1981 года.

Курран решил, что ему необходимо опубликовать статью Готтлиба в журнале CDC "Morbility and Mortality Weekly Report" и 5 июня 1981 года американские врачи впервые прочитали об интересной новой проблеме со здоровьем у американцев гомосексуалистов.

За разделом, написанным Готтлибом и его коллегами из Лос-Анжелеса, следовала редакционная статья, подготовленная Курраном, в которой , в частности говорилось:

"Возникновение пневмоцистной пневмонии у этих пяти, ранее здоровых индивидуумов, без клинически объяснимого иммунодефицита и тот факт, что эти пациенты все являются гомосексуалистами, предполагает взаимосвязь между некоторыми аспектами гомосексуального стиля жизни, или некоторыми заболеваниями, приобретенными через сексуальные контакты и пневмоцистной пневмонией в этой популяции .......

Все наблюдения, описанные выше, предполагают возможность дисфункции клеток иммунной системы, которая связана с некой общей причиной, которая предрасполагает индивидуумов к оппортунистическим инфекциям, таким как пневмоцистная пневмония и кандидомикоз" (1).

1 июля 1981 года доктор Пол Вольбердинг открыл в общественном госпитале в Сан-Франциско первую клинику для лечения рака. Недавно закончив резидентуру, Вольбердинг был рад, что его назначили руководителем онкологического отделения основной общественной больницы в городе, которая также служила в качестве учебной площадки медицинской школе Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Он выбрал в качестве медицинской сестры Гейлинг Джи, опытного работника здравоохранения, чей послужной список указывал на редкое сочетание талантов, как в административной области, так и по части ухода за пациентами.

Перед открытием клиники, сестра из другого отделения передала Джи медицинские карты на пациента с раком, который недавно был осмотрен несколькими врачами больницы. Все врачи были удивлены данным случаем. Джи посмотрела на диагноз: саркома Капоши.

"Никогда не слышала про такое", сказала Джи.

"Да, посмотри", сказала другая сестра. Вскоре Джи и Вольбердинг обследовали худого молодого человека, взиравшего на них с мольбой в глазах. Он уже обошел всех врачей по кругу и был явно испуган.

Вольбердинг изучил пурпурно-голубые пятна на теле человека. Эти эндотелиомы - неконтролируемый рост поверхностных сосудистых сетей на коже - являлись формой рака, который крайне редко встречается в Соединенных Штатах, но достаточно часто обнаруживается в некоторых частях Африки.

"Как Вы зарабатываете на жизнь?", спросил Вольбердинг, пытаясь установить причину возникновения этих опухолей, и как возможное объяснение - контакт с каким-то токсическим веществом.

"Я занимаюсь проституцией", ответил молодой человек. "Вы можете мне помочь?".

Вольбердинг даже не нашелся, что ответить.

Четыре дня спустя, CDC опубликовала отчет, который устанавливал связь между саркомой Капоши, пневмоцистной пневмонией и гомосексуализмом (2). Он описывал 26 случаев среди гомосексуалистов в Калифорнии и Нью-Йорке, которым в среднем было всего лишь двадцать девять лет, но у них был редкий рак кожи, обычно обнаруживаемый в Соединенных Штатах, только среди пожилых мужчин. Восемь из мужчин умерли либо от рака, либо от инфекций, большинство из них в течение года, после постановки диагноза. Все, кроме одного, были белыми мужчинами, единственное исключение, был негр. Все они были гомосексуалистами. Не было представлено никакой информации о возможном употреблении внутривенных наркотиков.

CDC также сообщило, что количество случаев пневмоцистной пневмонии увеличивается от 5, в отчете Готтлиба месяцем ранее, до 15. Все эти случаи наблюдались в Калифорнии.

Обнаружение связи между раком кожи и, ранее описанными случаями пневмоцистной пневмонии, принадлежит дерматологу из Нью-Йорка, Альвину Фридман-Кину, который задокументировал дополнительные 15 случаев саркомы Капоши, к тому времени, когда отчет CDC был опубликован. Это означало, что по крайней мере, 41 гомосексуалист имел саркому Капоши в Нью-Йорке, Лос-Анжелесе и Сан-Франциско и 15 других, имели пневмоцистную пневмонию.

Анализ историй болезней в больнице Бельвью в Нью-Йорке, продемонстрировал, что ни одному человеку моложе 50 лет, не был поставлен диагноз саркома Капоши в течение предшествующего десятилетия. Внезапно 33 таких случая появились в Нью-Йорке, в Сан-Франциско было обнаружено 2 случая, хотя изучение истории болезней в пяти крупнейших больницах города, не позволило обнаружить ни одного случая саркомы Капоши у мужчин до 65 лет, в течении предшествующего десятилетия.

"Почему именно в это время заболевание появляется у гомосексуалистов, не ясно", сказал доктор Джон Гуллет из госпиталя Святого Франциска в Сан-Франциско. "Во всей стране ученые работают над этой проблемой и они чувствуют, что время бежит слишком быстро, может быть у нас появился новый вирулентный штамм цитомегаловируса, это было бы наиболее вероятным объяснением".

Он также добавлял, что пациент, которого он лечил от саркомы Капоши "не имел Т клеток, ни одной".

Курран, Гийнан и Гарольд Яффе были убеждены, что происходит что-то очень серьезное, но у них отсутствовали ресурсы для полномасштабного исследования. Курран обратился к директору CDC, доктору Биллу Фоэге, который боролся с администрацией Рональда Рейгана, желавшей подрезать бюджет организации. Пришедшие к власти в ноябре 1980 года, с обещаниями урезать федеральную бюрократию, он обещал снизить расходы во всех областях, которые не являются военными, полицейскими и космическими (программы космических челноков), а также в очень небольшом количестве других секторов. Рейган также пообещал снизить налоги и послал в конгресс билль по наибольшему в американской истории снижению налогов.

Когда Курран запросил фонды для полномасштабного исследования таинственной вспышки среди гомосексуалистов, ему сказали, что ожидается массивное урезание бюджета CDC. В этот момент Белый Дом лоббировал свой план снижения налогов, который будет принят 29 июля. Рейгановский "подрезатель бюджета", Дэвид Стокман ежедневно отправлял меморандумы директорам управлений в Федеральной администрации, указывая на те области, в которых имеется лишнее расходование средств в бюджетах. Директора, такие как Фоэге, должны были принимать эти меморандумы на полном серьезе и исполнять их.

Для того, чтобы защитить бюджет Куррана, Фоэге вывел эпидемиологическую группу из подразделения, занимавшегося ЗППП, где ожидалось очень большое урезание бюджета, и спрятал ее в своем собственном бюджете под названием " Тask Force (специальная группа) по саркоме Капоши и оппортунистическим инфекциям". Он сказал Куррану, что он должен защитить эти фонды от "топора" Дэвида Стокмана. Никто в Белом Доме не будет знать, что такое саркома Капоши, до тех пор, пока заболевание не будет исследовано и не будет выяснено, что это рак, который, в основном, встречается у пожилых мужчин, основных избирателей Рейгана.

Курран был назначен директором этой тихо созданной специальной группы, с бюджетом менее, чем в 200 000 долларов и штатом в двадцать человек, большинство из которых были переведены из других программ (4). Весь бюджет CDC в 1981 году был всего лишь 288 миллионов долларов (5).

Между тем у Гейлинг Джи, были огромные проблемы с пациентом с саркомой Капоши. Бездомный, переходивший из одного места в другое, молодой мужчина, занимающийся проституцией, пытался наскрести хоть немножко денег каждое утро, для того, чтобы купить себе чашку кофе, пончик и оплатить поездку на автобусе до больницы. "Помогите мне Гейлинг", просил он. "Я не знаю, что делать". Слишком слабый, для того чтобы работать в любой профессии, он выпал из поля зрения социальных служб. Джи даже не представляла, как ему помочь.

В августе Вольбердинг госпитализировал его в онкологическое отделение, вскоре пациент умер.

Однако времени для траура было мало. Вскоре Вольбердинг и Джи госпитализировали еще троих гомосексуалистов, с тем же самым странным раком. В других отделениях больницы, доктор Констанс Вовси работала, со все увеличивающимся количеством случаев, пневмоцистной пневмонии (6).

В конце августа CDC имела сообщения о 107 случаях либо саркомы Капоши, либо пневмоцистной пневмонии, или комбинации из этих двух заболеваний у 95 гомосексуалистов, 6 гетеросексуальных мужчин, 5 мужчин неопределенной сексуальной ориентации и одной женщины.

"Чтобы это ни было, оно само по себе не уйдет, и это не изолированное событие", так сказал Яффе своим сотрудникам на специальном заседании CDC. Курран, который помогал команде из своей лаборатории в Фениксе, чувствовал, что за все это отвечает некий инфекционный агент, но Яффе не был готов исключить роль амилнитритов или других факторов, которые присутствовали среди других гомосексуалистов. На двух недавних встречах врачей, он с расширившимися от удивления глазами, выяснил факты по поводу сексуальных практик в общинах гомосексуалистов и о быстро растущем, в основном не сообщаемом, количестве случаев того, что, как казалось, является иммунодефицитным заболеванием.

"Происходит нечто ужасное", сказал Яффе. "Что-то действительно ужасное".

Когда нормальный, женатый гетеросексуальный врач, приезжал в Сан-Франциско, Лос-Анджелес или Нью-Йорк, для того, чтобы посмотреть на эти удивительные случаи непосредственно самому (из первых рук), он обнаруживал нечто, что казалось ему невообразимым миром. Местные врачи, специализировавшиеся на лечении гомосексуалистов, сообщили, что новое заболевание связано с рядом практик, которые использовали гомосексуалисты в банях. Он них Яффе узнал о таких практиках, как фистинг, риминг и применение различных стимулирующих лекарств, которые, как говорили врачи, могли играть определенную роль в возникновении этого странного заболевания. Доктора также убедили Яффе в том, что все то, что они перечислили, являются сексуальными практиками, четко очерченного, но очень сексуального меньшинства, гомосексуальной общины - некоторые из них имели свыше 200 партнеров в год.

Доктор Сельма Дриц, работавшая в департаменте Здравоохранения в Сан-Франциско, явилась ключевым источником информации для Яффе. С 1974 года она регистрировала увеличение количества заболеваний, передающихся половым путем, в гомосексуальной популяции города. Из, примерно, 75 000 жителей Сан-Франциско, которые посещали клиники венерических заболеваний, каждый год, в течение 1970-х годов, 80% были гомосексуалистами. Между 1974 и 1979 годами Дриц обнаружила значительное увеличение заболеваемости среди гомосексуалистов. Амебиоз увеличился на 250%, лямблиоз подскочил от одного случая в 1974 году до 85 случаев в 1979 году. Количество случаев гепатита А удвоилось, гепатита В утроилось, 20% случайно отобранных и протестированных гомосексуалистов жителей Сан-Франциско, в 1979 году, являлись носителями гонореи, примерно 10% являлись носителями вируса простого герпеса и немножко меньший процент гомосексуалистов Сан-Франциско были инфицированы сифилисом (7).

Наиболее сексуально активные гомосексуалисты жили в городах, подобных Нью-Йорку и Сан-Франциско, но они не обращались к гетеросексуальным врачам, у них были свои собственные врачи. К тому времени, когда информация Дриц появилась в ведущих научных журналах, медицинский мир гомосексуалистов стал настолько же отделен от основной медицины, как и гомосексуальная община в целом. Даже венерологи, подобные Яффе, имели крайне поверхностное представление о тех биологических событиях, которые происходили в "голубой" популяции. Когда врачи, подобные Дриц, открыли ему глаза, Яффе был поражен: что, если это новое заболевание вызывается микробом, передающимся сексуальным путем?

К августу, социолог CDC, Билл Дарроу был убежден, что это странное, смертельное заболевание вызывается неким микробом, передающимся сексуальным путем. Он также располагал предполагаемыми доказательствами того, что другие факторы, такие как амилнитрит и практика фистинга не имели непосредственного влияния на возникновение заболевания. Но ему необходимо было это доказать.

К концу лета 1981 года Дарроу начал предлагать знакомому эпидемиологу Эндрю Моссу в Калифорнийском университете в Сан-Франциско, принять участие в данном исследовании. Этой осенью Дарроу и Яффе встретились с Моссом, надеясь, что он может помочь CDC получить доступ к исследовательским данным, собранным в Сан-Франциско.

Мосс послушал, задал множество вопросов и мысленно прикинул последствия для Сан-Франциско. В 1983 году гомосексуальные лидеры демократической партии города, предполагали, что их избиратели составляют около 70 000 в муниципалитете, который насчитывал всего 650 000 человек. Если в такой большой гомосексуальной популяции существует новый микроб, передающийся половым путем, ясно вырисовывался потенциал для катастрофы.

Никогда не уходя от разговора о сексуальных вещах или, как делали многие из его коллег, проглатывая слова, одному ему характерным способом, англичанин по рождению, Мосс сделал несколько предложений и комментариев. Как позднее вспоминал сам Мосс, он спросил: " А Вы посчитали, Билл?" "О чем это Вы?", ответил Дарроу. "Ну смотрите, у нас есть мужчины в городе, которые трахают, может быть, 300 других человек каждые двенадцать месяцев, хорошо? Так, теперь предположим, что только 5% общины гомосексуалистов, являются настолько распущенными. Это означает, что примерно 2 750 человек, которые встречают 300 партнеров в год, на протяжении, скажем пяти лет, составляет 4 125 000 половых актов за пять лет. Теперь, если только 10% этой группы мужчин, скажем 275 из них, инфицированы непонятно чем, это все еще означает 412 500 сексуальных контактов на протяжении пяти лет. Теперь давайте предположим, что эффективность передачи, ну, скажем 1%, это все еще означает, что в Сан-Франциско инфицировано 4 125 человек", сказал Мосс.

Дарроу преуспел в том, чтобы возбудить интерес Мосса и в течение нескольких недель английский эпидемиолог обсуждал с Вольбердингом возможности анализа заболеваемости в общине гомосексуалистов.

Хотя это не было чем-то, что Вольбердинг признавал бы открыто - ведь он давал клятву Гиппократа, которая требовала лечить пациента вне зависимости от его болезни (даже если это было инфекционное заболевание) - он был испуган. К тому времени, он видел уже большое количество пациентов, которые медленно умирали и пришел в выводу, что "это самое наихудшее заболевание, которое только можно себе представить".

Он не хотел заразиться сам, или чувствовать себя ответственным за безопасность Гейлин Джи и другого персонала в общественной больнице Сан-Франциско. Процедуры, такие как бронхоскопия, для определения пневмоцистной пневмонии, частое взятие крови и биопсии кожи, постоянно приводили его и его персонал, в контакт с тканями и жидкостями тела пациента.

" У меня двое детей", часто думал Вольбердинг, никогда не позволяя себе, даже мысленно, закончить это предложение.

В своем онкологическом отделении, Вольбердинг часто видел смерть среди пожилых пациентов. Все врачи располагают некими секретами для того, чтобы иметь достаточную эмоциональную дистанцию от своих пациентов во избежание риска, стать эмоционально парализованными и неспособными практиковать в медицине. Это было не так сложно, когда пациент был на 50 лет старше врача, но, подобно самому Вольбердингу, большинство мужчин, страдающих этим заболеваниям, были парнями среднего класса, которые закончили колледж в 60-е годы. Чем больше времени Вольдбердинг проводил с ними, тем больше он чувствовал, что у него есть много общего с этими умирающими людьми. В такой ситуации легко почувствовать страх.

Последующие месяцы, с отсутствием какого-нибудь успокаивающего сообщения из CDC или Национальных Институтов Здоровья, страх Вольбердинга иногда приводил к тому, что он звонил своему приятелю, врачу в Бостоне и говорил ему: " Боже, у меня лихорадка, как ты думаешь, я тоже это подцепил?".

Вольбердинг был не одинок. Большинство врачей, которые лечили пациентов с саркомой Капоши и пневмоцистной пневмонией в 1981-1982 годах, очень боялись за свою личную безопасность, также как и за здоровье своего персонала. Но большинство из них продолжали работать, следуя клятве Гиппократа и, продолжая лечить своих пациентов. Ни одно исследование, которое бы позволило определить риск для сотрудников здравоохранения, не финансировалось до 1984 года. Для того, чтобы несколько уменьшить страх за свое здоровье, CDC выпустила список рекомендаций по безопасной практике, для сотрудников здравоохранения и лабораторий 5 ноября 1982 года. В этих рекомендациях предполагалось, что те действия, которые позволяли предотвратить заражение гепатитом В, были достаточными и для этого заболевания. Но частота гепатитов В резко увеличилась, среди сотрудников здравоохранения и очень мало людей "успокаивались" тем, что методики, которые приводят к тому, что человек не заражается гепатитом В, будут достаточными, чтобы предотвратить новое заболевание.

В Антверпене, Питер Пио внимательно отслеживал сообщения по поводу нового синдрома, сочетавшего саркому Капоши и пневмоцистную пневмонию. У него были некоторые мысли, которые приводили к тому, что у него по спине пробегал холодок.

С того момента, как он начал свои исследования по заболеваниям в Ямбуку, Пио поддерживал тесные связи с Африкой и Соединенными Штатами. В противоположность большинству своих бельгийских коллег, Пио не считал американцев грубыми или вульгарными. На самом деле, он их любил. И он не мог себе даже вообразить, что будет приветствовать неоколониалистские отношения к африканцам, которые еще столь широко были распространены в 1981 году среди бельгийцев. С теми деньгами, которые он смог найти, Пио возвращался в Америку, для дополнительного обучения и в Африку, для исследований.

Это было той причиной, почему сообщение CDC летом 1981 года, поразили его своей легкой узнаваемостью. С 1978 года, он участвовал в исследованиях по ЗППП в Восточной Африке, а многие африканцы проходили через его бельгийское учреждение для постановки диагноза, когда они начали страдать от неожиданного, неизвестного заболевания. Сообщение Готтлиба о пневмоцистной пневмонии среди гомосексуалистов из Лос-Анжелеса, напомнили Пио греческого рыбака, которого он лечил в Антверпене в 1978 году.

Этот человек занимался коммерческим рыболовством на озере Танганьика с Заирской стороны, в конце 1980-х годов. К тому времени, когда он приехал в Антверпен для лечения, он был уже на пороге смерти и, поэтому не смог дать детальной истории своей болезни. Но аутопсия, проведенная на нем, дала столь неожиданные результаты, что много лет спустя Пио вспоминал ее в мельчайших деталях.

Рыбаку, похоже, было около 40 лет и он снаружи выглядел достаточно здоровым. Но когда, на аутопсии, его тело было вскрыто, исследователей приветствовала вонь и вид "чистого и полного разложения". Каждый орган, каждая кость, все ткани были наводнены неким типом микобактерий. Когда Пио прокультивировал образцы в своей лаборатории, ни он, ни его коллеги не смогли идентифицировать микроорганизм. Чем бы это ни было, эта странная микобактерия не была, по крайней мере в пробирке, убийцей человеческих клеток, и этот рыбак не должен был умереть.

Выяснив, еще во время работы в Африке, какое может быть будущее у подобных загадок, Пио внимательно пометил, и заморозил, образцы крови и тканей этого рыбака.

Пио обдумывал, не появились ли новое, летальное заболевание, передающееся половым путем, во многих частях мира скрытое слоями расизма, бедности и, возможно, замаскированное другими заболеваниями. Он просмотрел свои записи по поводу других случаев, которые проходили через его лабораторию с 1978 года, обнаружив в них, еще три удивительных смерти среди африканцев, которые пытались лечиться в Бельгии. Хотя все трое являлись молодыми (одна из них была женщина), все они, подобно рыбаку, пали жертвой странной фульминантной инфекции организма, которая обычно атакует людей только с иммунодефицитом - криптококкового менингита, другой странной микобактерии и пневмоцисты.

Все три пациента, также как и рыбак, приехали в Антверпен из Заира и они все умерли до 1980 года. " Не может ли быть здесь связи? ", задумался Пио. Нет ли связи между тем, что убивает гомосексуалистов в Калифиорнии и этими смертями заирцев.

К концу 1981 года Майкл Каллен чувствовал себя отвратительно. Постоянная усталость, лихорадка. Он попытался найти помощь у частного врача, практиковавшего в Гринвич Виллидж, известного в гомосексуальных кругах, как хорошего доктора, доктора Джозефа Зоннабенда.

Рожденный в Южной Африке, Зоннабенд практиковал медицину и выполнял клинические эксперименты в Нью-Йорке на протяжении многих лет и был известен своим открытым характером. В декабре 1981 года Зоннабенд сообщил Каллену, что его заболевание является следствием иммунодефицита. Неспособный объяснить причину этого иммунодефицита, Зоннабенд решил агрессивно лечить все органы Каллена, в которых размножались все эти микроорганизмы, и поместил его на профилактическую терапию с триметопримом, для того, чтобы предотвратить развитие пневмоцистной пневмонии.

Шесть месяцев оставалось до того момента, когда Каллену будет поставлен официальный диагноз GRID - гомосексуального иммунодефицита (Gay-Related Imminodeficiency Disease).

Зоннабенд попросил Каллена принять участие в исследовании, для того, чтобы проверить свою гипотезу, которая гласила, что новое заболевание напрямую коррелирует с уровнем промискуитета. Наблюдая постоянное увеличение количества случаев инфекции среди Нью-Йоркских гомосексуалистов, Зоннабенд предположил, что они все подвергаются воздействию, увеличивающегося количества микробов, что приводит к такой перегрузке иммунной системы, что наконец она ломается и затем разрушается окончательно.

Для того, чтобы подтвердить эту гипотезу, Зоннабенд разделил своих пациентов гомосексуалистов в соответствии с тремя показателями промискуитета. Моногамия - менее 50 партеров в год и мужчины, которые подобно Каллену имели сотни сексуальных партнеров в течение года. Он отправил образцы крови от этих больных в университет Небраски, где доктор Давид Пуртило проанализировал их при помощи флуоресцентно-активируемого клеточного сортировщика, который позволял разделить и посчитать специфические клетки иммуной системы.

Это исследование обнаружило, что у некоторого количества мужчин практически отсутствовал целый класс Т клеток, так называемый, CD4 или Т-хелперы. Эти клетки, обычно, приводят защитный аппарат тела к тому месту, где внедряется инфекция и управляют ответом иммунной системы, для того, чтобы устранить из кровотока, внедрившихся микроорганизмов. Без клеток CD4, иммунная система будет справляться с любимыми микробами с большим трудом.

Данные Пуртило показали, что мужчины с наиболее промискуитетным поведением, имеют самую низкую концентрацию клеток CD4, в то время как моногамные участники исследования, имели нормальное количество Т хелперов.

Эта находка привела к тому, что Зоннабенд и Каллен обратились к Нью-йоркской общине гомосексуалистов, предупреждая, что продолжающийся промискуитет может быть летальным. Нью-йоркский гомосексуалист, драматург Ларри Крамер, повторил их предупреждение, убеждая людей, немножко уменьшить количество сексуальных контактов. Все трое были награждены возмущенными криками, названы противогомосексуальными идиотами, гомофобами и дураками.

Хоть они и были унижены, этих троих не удалось заставить замолчать. Зоннабенд четко говорил своим пациентам: " Вы затрахаете себя до смерти". Каллен и Крамер пытались найти способы для того, чтобы вернуть своих друзей гомосексуалистов к чувству реальности (9). К концу 1981 года, Крамер собрал встречу активистов сексуального движения в Манхеттене. Небольшое количество мужчин собралось на встречу, чтобы выслушать его призыв к действиям в области здоровья. Были найдены деньги, для новой организации было выбрано название - "Кризис здоровья гомосексуалистов". Первое публичное обращение группы к своей общине последовало через прессу для гомосексуалистов и брошюры, распространявшиеся на острове Файер, курортной области, на которую Манхэттенские любители гомосексуальных вечеринок, переезжали во время жаркого, влажного лета.

Их проигнорировали.

Осенью Бобби Кембелл обнаружил несколько пурпурных пятнышек не своей коже. Он слышал о, так называемой, чуме гомосексуалистов, эти пятнышки выглядели похожими на то заболевание, про которое он читал.

Кембелл пошел в Калифорнийский университет Сан-Франциско, к врачу Маркусу Конанту, который являлся первым местным врачом, описавшим саркому Капоши у гомосексуалиста. Со своим южным акцентом, Конант подтвердил худшие опасения Кембелла. Скоро самый молодой член "Сестер постоянного удовольствия" присоединился к все увеличивающемуся числу пациентов Поля Вольбердинга, в общественной больнице Сан-Франциско.

Практически сразу же, Кембелл стал обращаться к общественности, объявив себя мальчиком-листовкой для саркомы Капоши, нося ярко-желтый значок с надписью "Я выживу" и, раздавая интервью всем средствам массовой информации, которые были заинтересованы услышать про ситуацию в Сан-Франциско.

Подобно Каллену и Крамеру в Нью-Йорке, Кембелл начал предупреждать своих друзей гомосексуалистов, хотя он меньше хотел проклинать промискуитет и сам продолжал ходить в бани в городе. Для того, чтобы убедить, что опасность живет в их среде, единственно, что ему необходимо было сделать - это показать на свои безболезненные розовые опухоли и сказать: "Вы это видите?"

По мере того, как приближалось рождество 1981 года ученые в CDC и различных других центрах США, анализировали данные, по поводу того, что они называли GRID, или иммунодефицитное заболевание, связанное с гомосексуалистами. Всего в течение 1981 года возникло 270 случаев этого заболевания в Соединенных Штатах, большинство, но не все, встречались среди молодых мужчин гомосексуалистов.

Два основных симптома отмечали этот синдром - саркома Капоши и пневмоцистная пневмония. Но у этих пациентов также встречались и другие странные заболевания - грибковая инфекция, вызванная Candida, распространенное поражение всего тела вирусом простого герпеса II типа, наличие активного цитомегаловируса в крови с непредсказуемым эффектом; мононуклеоз, вследствие заражения вирусом Эпштейна-Барра, значительное увеличение лимфатических желез, инфицирование желудка и желудочно-кишечного тракта Entamoeba histolytica; диррея и желудочные проблемы, вызванные паразитом Cryptosporidium, подобные же симптомы, вызываемые микобактерией avium, бактерии, родственные туберкулезу, которые обычно обнаруживаются у цыплят, быстро галопирующие инфекции многих органов, вызванные грибком Cryptococcus; неконтролируемые бактериальные инфекции, такими часто встречающимися микроорганизмами, как золотистый стафилококк, Escherichia coli, и Klebsiella.

Один или более из них, убивали большинство пациентов, если не всех. Нью-йоркское исследование гомосексуалистов с саркомой Капоши, обнаружило, что половина из них умирала в течение 12 месяцев, от момента постановки диагноза (10) и были серьезные заявления, что этот странный синдром имеет почти 100% летальность.

Аутопсия обнаруживала, что молодые жертвы страдали от тяжелых поражений внутренних органов, большое количество тканей были некротизированы. Микробы всех типов - бактерии, грибки и вирусы, внедрялись и размножались практически в каждом органе. Большинство из наиболее тяжелых повреждений, были вызваны теми микробами, которые обычно являются абсолютно безвредными для людей (11).

Единственным объяснением этому служило то, что происходит тотальное разрушение иммунной системы.

Группа Готтлиба в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса, внимательно изучала иммунную систему четырех гомосексуалистов с пневмоцистной пневмонией, используя методики, которые стали уже достаточно рутинными к 1981 году. Во-первых, они измеряли способность иммунной системы своих пациентов вырабатывать ответ антител, на различные группы организмов и титровали содержание антитело-продуцирующих В-лимфоцитов, в кровотоке. Несмотря на все, что происходило с этими пациентами, у всех у них, судя по всему, был нормальный уровень антител и В-клеточный ответ. Это означало, что та часть иммунной системы, которая продуцирует специфические антитела, предназначенные для распознавания и атаки на очень специфические цели, была неизмененной. Но Т - клеточная часть иммунной системы этих мужчин находилась в полном развале, и хаос ухудшался по мере того, как состояние пациента ухудшалось. В 1981 году иммунологи только начинали понимать крайнюю сложность иммунного Т- клеточного ответа и методики, для разделения различных типов Т клеток, были лишь недавно изобретены. Например, доктор Лен Херценберг, в медицинском центре Стенфордского университета, только несколькими годами ранее, изобрел флюоресцентно-активируемый клеточный сортировщик, который сортировал различные типы клеток крови и мог быть использован, либо для того, чтобы дать исследователям чистую популяцию клеток, для изучения, или для того, чтобы посчитать, какое количество особого типа клеток, присутствовало в кровотоке.

Различные типы Т клеток, которые относятся к группе белых кровяных телец, имеют на своей поверхности различные белки, служащие для идентификации их функции и формы, другими компонентами человеческого тела. Каждая клетка - от тех, из которых состоит сердечная мышца, до нейронов коры головного мозга, имеет на своей поверхности такие маркеры, которые позволяют клеткам "видеть" и "распознавать" друг друга. Без такого "вида" и "распознавания", группа из миллиардов клеток, не смогла бы организовать себя в такой совершенный комплексный организм, как живое существо, будь то магнолия, леопард или человек.

В начале 1970-х годов, иммунологи начали идентифицировать различные белковые маркеры, обнаруживаемые на поверхности Т клеток. Они понимали, что эти маркеры различают те группы клеток, которые, в ответ на микробное внедрение, имеют различные задачи. Их можно было обнаружить, с помощью получения в лаборатории антител, против данного маркера Т клеток. Затем к такому антителу пришивалась флюорисцентная молекула и далее, все смешивалось в тестовой пробирке. Если Т клетки определенного типа, находились в образце крови, флуюорисцентные тела привязывались к их поверхности и ученые могли видеть и подсчитывать эти клетки, используя флюорисцентный микроскоп. Это был достаточно сложный процесс, он требовал нескольких дней для подсчета помеченных клеток, в образцах крови пациента.

Флюорисцентно-активируемый клеточный сортировщик, резко снизил время подсчета, до нескольких минут, путем того, что он направлял подготовленный образец крови, каплю за каплей, через лазерный пучок; лазер отскакивал от флюорисцентных клеток и отклонял их движение в отдельные тестовые пробирки и, одновременно, он их подсчитывал.

Эта, и другие новые технологии, позволили иммунологам различать одну популяцию Т клеток, от другой и к 1981 году, они начали осознавать элегантную сложность иммунной системы. Сотни различных типов клеток, в диапазоне от маленьких, свободно плавающих лимфоцитов, до гигантских, относительно неподвижных макрофагов, необходимы для распознавания внедрившегося микроба, возможности прицепиться к врагу, для того, чтобы привлечь внимание других компонентов иммунной системы, затем передать сигнал вторичным и третичным линиям обороны и, в конце концов, заглотить, разрушить и уничтожить захватчика. После того, как враг побежден, клетки иммунной системы должны прекратить атаку, уменьшив активность иммунной системы, потому что, в противном случае, вся система может прореагировать чересчур сильно и - разрушить клетки хозяина.

Большая часть работы по управлению силами иммунной системы, в ответ на микробную атаку, приходилась на Т хелперы, у которых находился маркер, обозначавшийся СD4. Работа по прекращению атаки и успокоению, возбужденных Т хелперов, падает на, так называемые, Т-супрессорные клетки, которые имели маркеры CD8.

Когда Готлиб, в Калифорницском университете Лос-Анжелеса, Генри Мазур и его сотрудники в Нью-Йоркском госпитале на Манхеттене и группа Фридерика Сигала, в больнице Маунт Синай на Манхеттене, изучали клеточный иммунный ответ у пациентов с GRID. Они обнаружили, что у больных пациентов отношение CD8 к CD4, резко отличались от нормального. У большинства пациентов имелось слишком много CD8 и слишком мало CD4. Более того, складывалось впечатление, что уменьшение количества CD4 клеток, шло параллельно с ухудшением состояния пациента.

В результате, пациенты не могли адекватно отвечать на большинство вторичных инфекций. У них в целом было снижено количество клеток белой крови и радикально снижена способность отвечать на чужеродных возбудителей. В некоторых случаях реакция мужчин с GRID на такие воздействия, как гриб кандида или токсин стрептококка, была в 150 000 раз ниже нормальной. Согласно результатам, полученным в лаборатории, иммунная система некоторых пациентов не имела возможности убивать ни один тип, атакующего микроба.

Обнаружение такого выраженного иммунодефицита, естественно объясняло, почему эти люди погибали от инфекции редкими и обычно, доброкачественными микроорганизмами. Но решение одной загадки, только углубило интерес к другой, почему это все происходит?

Несколько ведущих исследователей были убеждены, что основной причиной являлся цитомегаловирус. Они наблюдали чрезвычайно быстрое увеличение количества случаев цитомегаловирусной инфекции в популяции гомосексуалистов, которое резко подскочило менее чем за десятилетие - от примерно 10% до 94% гомосексуалистов, пораженных цитомегаловирусом в Соединенных Штатах (12). Но не было ничего особенного в том, что цитомегаловирус был широко распространен среди гомосексуалистов, поскольку этот вирус был также достаточно часто встречающейся детской инфекцией, которая никогда не приводила к серьезным нарушениям иммунной системы у детей. Некоторые теоретизировали, что именно суперинфекция цитомегаловирусом - повторные эпизоды сексуального заражения этим вирусом - приводили к странному смертельному синдрому.

Признавая, что суперинфекция цитамегаловирусом могла возникнуть в некоторых случаях иммунодефицита, Мазур предупреждал: " У пациентов, с признаками цитомегаловирусной инфекции, остается неясным - является ли вирусный процесс причиной депрессии иммунной системы, или депрессия иммунной системы - результат реактивации, живущего в человеке цитомегаловируса, в результате иммунносупрессивных процессов. Мы не знаем ранее полученных данных, которые бы продемонстрировали, что иммунносупрессия часто встречалась среди гомосексуалистов."(13)

Зоннабенд и некоторые другие врачи из Нью-Йорка, являлись сторонниками мультифакторной теории: микробной перегрузки. Они предполагали, что на гомосексуалистов просто воздействовало большое количество микробов всех типов.

Осенью 1981 года, Билл Дарроу и его сотрудники в CDC, опубликовали результаты опроса 4 212 гомосексуалистов, которые ответили на опросники, розданные Национальным Комитетом по делам гомосексуалистов, для этого Федерального Агентства. Опрос не мог установить, насколько репрезентативными были, ответившие на него гомосексуалисты (это было важным недостатком), но результаты, в той части, в которой они описывали ЗППП: педикулез, гонорея, уретриты, венерические бородавки, герпес, сифилис, чесотка и гепатит В - поражали. Для всех восьми заболеваний, гомосексуалисты имели частоту первичной и повторной инфекции, значительно превышающую таковую, для гетеросексуальных мужчин и более частую, чем было отмечено в исследовании CDC, которое было проведено пять лет тому назад. И когда команда Дарроу оценила, что помещало гомосексуалистов в группу такого высокого риска, они обнаружили, что мужчины, которые всегда занимались анальным сексом в роли принимающей стороны, имели более высокий риск инфекции.

Когда группа Дарроу проанализировала свои данные, появилась совершенно четкая картина: для всех восьми заболеваний частота новых случаев резко повышалась, с увеличением количества сексуальных партнеров в течение жизни. Например, гомосекуалист с двенадцатью сексуальными партнерами в течение жизни, имел 8% риск наличия гонореи, но гомосексуалист с 1 000 сексуальных партнеров в течение жизни, имел уже 75% риск наличия этого заболевания.

Подобные же результаты показывали, что шансы заражения одним из ЗППП, увеличивались в зависимости от плотности популяции в городе, в котором проживал индивидуум. CDC пришла к выводу, что эти данные еще больше поддерживали предположение о том, что количество сексуальных партнеров в течение жизни, являлось определяющей причиной, поскольку жители маленьких городков имели значительно меньшие возможности для вступления в новые гомосексуальные связи.

Фактор риска на протяжении всей жизни предполагал кумулятивный эффект, что делало людей все более и более уязвимыми, в результате многих лет микробного воздействия. Поэтому, заключали теоретики перегрузки ЗППП, GRID появлялся, когда нагрузка заболеваниями, которая была у гомосексуалистов в течение жизни, превышала некую критическую точку и за этой точкой, иммунная система начинала разваливаться.

Серьезная проблема, с которой сталкивалась эта теория, заключалась в том, что увеличивалось количество доказательств того, что GRID был заразным. Как же дисфункция иммунной системы может быть заразной? "Тот факт, что это заболевание впервые было обнаружено у гомосексуалистов, вероятно, не совпадение писал Готтлиб, "Он предполагает, что возбудитель, передаваемый половым путем, или экспозиция со стороны факторов внешней среды, играют критическую роль в патогенезе иммунодефицитного состояния"(15).

Единственным фактором со стороны окружающей среды, который подвергался сколько-нибудь серьезному анализу, был амилнитрит, который некоторые гомосексуалисты использовали в банях. Хотя многие в гомосексуальной общине и во врачебных кругах, благоприятно рассматривали идею о том, что хорошо описанная, умеренная иммунодепрессия, которая может быть вызвана нитритами, объясняет тяжелые расстройства, обнаруженные у пациентов с GRIDом, большинство ученых в этой области, не очень поддерживали эту точку зрения.

Имелась, естественно, серьезная ошибка в попытке найти причины GRID на основании факторов, которые являются уникальными для большой общины американских гомосексуалистов. Они не были единственной группой людей, которые страдали и умирали от нового таинственного заболевания.

Фредерик Сигал, анализируя медицинские записи, выяснил, что его первым пациентом с GRID, который лечился у него в больнице Маунт Синай, была тридцатилетняя негритянка из Доминиканской Республики, умершая от тяжелого иммунодефицита и, связанного с ним пневмонии, в 1979 году. Она, как абсолютно четко было понятно, не была гомосексуалистом, также как и, судя по всему, не был гомосексуалистом и ее муж. Она, опять-таки насколько было известно, была домохозяйкой, с двумя детьми, не занималась проституцией, не была наркоманкой и не было никакой видимой причины, которая бы могла объяснить летальный хаос, поразивший ее Т клетки (16).

В первой группе из 11 пациентов с GRID, которые были проанализированы в Нью-Йорке группой Мазура, имелось 3 гетеросексуальных наркомана, которые потребляли героин, или метадон, 1 гетеросексуальный кокаиновый наркоман и 2 гомосексуальных героиновых наркомана. Другими словами, для более, чем половины мужчин в первой группе, описанной в Нью-Йорке, потребление наркотиков, а не гомосексуальная активность, могли быть ответственным фактором. Ясно, что фраза, "связанный с гомосексуализмом иммунодефицит- (GRID)", не могла быть применена к четырем гетеросексуальным наркоманам. К ним также не могли быть применены и теории, ставившие во главу угла поведение и инфекции, уникальные для наиболее промискуитетных элементов гомосексуальной общины.

В Европе было также обнаружено резкое увеличение количества случаев GRID среди гомосексуалистов в 1981 году: всего 36 случаев, половина из них во Франции. Первый французский случай GRID, был обнаружен доктором Вилли Розенбаумом в больнице Клода Бернара в Париже, в июле. Но Розенбаум не подумал связать странные симптомы, которые были описаны у этого мужчины, гомосексуального стюарда, работавшего в одной из авиакомпаний, с описанными в американских отчетах, до того момента, когда месяц спустя, у пациента развилась пневмоцистная пневмония (17).

К началу 1982 года, GRID разрушил иммунную систему, по крайней мере, у 310 мужчин и некоторого количества женщин в Соединенных Штатах и Европе, убив 108 из них. И, по всей вероятности, он был заразным. Однако, этот синдром вызывал еще очень мало интереса или беспокойства (за пределами небольшой группы лиц в общественном здравоохранении), даже со стороны популяции, которая имела самый высокий риск этого заболевания. За 1981 финансовый год Федеральные расходы Соединенных Штатов на исследование GRID, в CDC и минимально в Национальных Институтах Здоровья, составили 200 000 долларов.

В 1982 финансовом году, который начинался 1 октября 1982 года, Джиму Куррану был обещан бюджет, на исследование GRID, в 2 050 000. Эти доллары не существовали в виде отдельной строки в бюджете какого бы то ни было агентства, а были представлены зарплатой группы из 25 ученых, большинство из которых, были временно отозваны из других программ CDC. Дарроу изучал GRID для того, чтобы попытаться найти доказательства заразности этого синдрома. Гуйнан и Яффе пытались взаимодействовать с медицинской и гомосексуальной общинами, слушали теории и различные спекуляции на тему, в то время как сами собирали реальные данные.

Хотя Яффе и считал, что сообщения о случаях GRID среди внутривенных наркоманов, доказывали, что синдром вызывался заразным началом, он не мог быть вполне уверенным в этом. Большинство пациентов с GRID, использовавших героин, были уже мертвы к тому времени, когда местные врачи сообщали о них в специальную группу по саркоме Капоши и оппортунистическим инфекциям. Поэтому Яффе не мог проинтервьюировать жертв этого синдрома, для того, чтобы исключить возможность того, что они также были гомосексуалистами, которые просто не хотели сообщать о своей сексуальной ориентации врачам.

Курран был убежден в том, что GRID является инфекционным заболеванием, но он был наиболее политическим существом среди большинства мужчин и женщин, входивших в его группу. Он знал, что только крайне четкие доказательства, могут убедить нацию в том, что необходимо предпринять шаги для остановки эпидемии и поэтому, он настаивал на том, чтобы его команда продолжала поиски.

А в промежутках, он пытался бороться с кажущимся бесконечным, потоком противоположных теорий, большинство которых исходило из гомосексуальной общины и от врачей, в них работавших.

"Они, похоже, постоянно хотели рассматривать другие причины", позже говорил Курран. "Большое количество людей в гомосексуальной общине с трудом могли принять мысль о том, что появилось новое заболевание, передающееся половым путем. И большое количество гетеросексуалов хотели думать, что это заболевание является некой уникальной чумой для гомосексуалистов".

Курран также дрался и на финансовом фронте.

Он, вместе с директором отдела инфекционных заболеваний Уолтером Доудли и Фоэги, проводили часы, играя с бюджетными показателями CDC и списками персонала, в отчаянных попытках найти фонды и ученых. Среди программ, которые они "ограбили" для того, чтобы получить фонды и персонал, во время первых восемнадцати месяцев эпидемии, были программы слежения за гепатитом, контроля бешенства, изучения долгосрочных эффектов болезни Легионеров, программы оценки эффективности вакцин против гриппа, исследования лихорадки Ласса в Африке, некоторые другие программы по ЗППП, бюджет поставок в лаборатории и контроль туберкулеза (18).

В конце 1982 года, Курран смог построить минимальный бюджет для своей команды, которая должна была работать в течение следующих шести месяцев, запросив 833 800 долларов. Этот умеренный запрос вызвал возражения со стороны некоторых членов его команды, особенно Дона Франсиса, которые считали, что необходимы большие ресурсы. Но Фоэги и Курран считали, что эти цифры были вполне приемлемыми. Директор CDC относил этот запрос помощнику секретаря департамента здравоохранения, доктору Эдварду Бранту, четыре раза - в декабре и январе.

Его отшили.

В начале весны 1982 года количество умерших быстро нарастало. Курран и Яффе были убеждены, что громадный айсберг лежал ниже видимого уровня пневмоцистной пневмонии и саркомы Капоши. Они знали, что должна быть асимптоматическая стадия заболевания и они уже получали отчеты о том, что звучало, как некая фаза продрома, которая включала увеличенные лимфатические узлы и слабость. У Куррана не было денег для того, чтобы разместить постоянных советников по здоровью в тех городах, которые сообщали о наибольшем количестве случаев: в Майами, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. У него не было фондов, для того, чтобы организовать активную программу наблюдения для выявления того, насколько широко встречающимся, может быть данное заболевание в Соединенных Штатах. Он не мог финансировать исследования по типу случай-контроль в различных популяциях людей, которые страдали от этого заболевания и только через такие исследования, Агентство могло доказать, что заболевание является заразным и, кто кого заражает.

Тон Куррана в меморандуме и письмах становился все более и более жестким. В апреле 1982 года Курран предупредил комитет по энергии и коммерции палаты представителей США, который контролировал кошелек CDC, что "эта проблема будет становиться все больше и больше ... и некоторые очень и очень большие исследования, по всей вероятности, будут необходимы для того, чтобы определить естественное течение этого синдрома. Та роль, которую играет CDC в этих исследованиях ... до конца не была полностью определена".

Хотя Фоэги поддерживал Куррана внутри Министерства Здравоохранения Соединенных Штатов, и постоянно спорил со своими начальниками, пытаясь выбить из них фонды, он был очень аккуратным перед политиками с Капитолийского Холма. В слушаниях в Конгрессе он пытался защитить свое Агентство от больших сокращений, которые грозили ему от бюджетных критиков Белого Дома, и поэтому он не хотел раздувать враждебность, нараставшую внутри CDC.

"Как мы делали в прошлом, когда у нас возникла неотложная ситуация, мы просто мобилизуем ресурсы из других частей Центра", сказал Фоэги членам Комитета Конгресса. "Если мы достигнем точки, когда мы не сможем сделать этого, тогда, конечно, мы вернемся и запросим дополнительные фонды, но в данный момент, мы будем пытаться разрешить эту проблему таким путем, как я только что описал."

Вирусолог Гери Нобль входил в группу Куррана, которая пыталась создать лабораторию для исследования крови и образцов тканей пациентов, в попытке найти доказательства наличия нового вируса. Он проводил большую часть времени в написании меморандумов, требующих передачи ему лишнего оборудования, столов и кресел из других лабораторий CDC (19).

В своей лаборатории, в Фениксе, доктор Франсис был взбешен. В тот момент, когда он услышал о случаях пневмоцистной пневмонии в Лос-Анджелесе, Франсис позвонил своему бывшему руководителю в Гарварде Максу Эссексу. Уже в июне 1981 года, Франсис считал, что данное заболевание вызывается вирусом. Хотя у него не было никаких идей по поводу того, какой микроб мог бы вызвать это заболевание. Эссекс подтвердил, что вполне возможно, что заболевание вызывается вирусом.

С 1981 по 1983 год Франсис работал в Фениксе на образцах крови, которые привозились ему из Атланты, и он достаточно жестко разговаривал с Нобелем по поводу, на самом деле несуществующей лаборатории, по изучению GRID в CDC.

"Вы должны украсть ресурсы", говорил Франсис. "Вы должны быть предпринимателем, типа Мило Миндербиндера", говорил он, упоминая героя из книги Джозефа Хеллера "Уловка -22."

Нобль предлагал перенести попытки исследования вирусов, в лаборатории Франсиса. "Кончай, Гарри, я в Фениксе, на расстоянии двух тысяч миль. Это невозможно", говорил Франсис. Однако, постепенно, он согласился совершать ежемесячные путешествия в Атланту для того, чтобы просмотреть, как идет работа и помочь в поисках.

В 1982 году большинство людей, которые занимались GRID, начали сотрудничать. В Париже группа врачей, ученых и активистов гомосексуального движения, сформировали французскую группу по СПИДу (20). Ее целью было проследить источник французских случаев заболевания и определить причину GRID. Поскольку они обнаружили, что несколько первых случаев заболевания наблюдались среди гомосексуалистов, путешествовавших в Соединенные Штаты, группа вначале следовала предположению, что причиной GRID является заразное начало, которое появилось в гомосексуальной общине Соединенных Штатов.

В Нью-Йорке, группа Крамера занималась подготовкой музыкальных выступлений, с которых они надеялись получить деньги для того, чтобы заботиться о все растущем количестве больных. Публиковать образовательные материалы для распространения в барах для гомосексуалистов и в банях, лоббировать проведение исследований того, что они рассматривали, как действительно ужасное заболевание.

Врачи и пациенты в Сан-Франциско также начинали организовываться. Политические лидеры гомосексуалисты, играли важную роль в попытках демократической партии, вместе с доктором Маркусом Конантом, сформировать организацию, которая после трех изменений имен, стала известной, как "Фонд СПИДа Сан-Франциско". И в палатах 5В и 86, общего госпиталя Сан-Франциско, Вольбердинг и Джи создавали то, что станет первой больницей в мире, которая специально была предназначена для лечения пациентов с GRID. Вольбердинг искал волонтеров с синдромом Капоши, которые хотели бы принимать экспериментальные лекарства и лоббировал получение денег на исследование в Национальных Институтах Здоровья.

Но, поскольку денег нигде не было, исследователи синдрома GRID, в начале 1982, года пытались подобрать какие-то крошки, занимаясь грабежом других научных проектов, чтобы оплатить детективные усилия, которые они считали необходимым продолжать.

Хотя у него и не было выделенных исследовательских фондов, в ответ на просьбу Дарроу, Мосс, зимой 1982 года, подготовил анализ заболеваемости, которая позволила бы ему установить, у какого количества гомосексуалистов Сан-Франциско уже имеется GRID, или некоторая предварительная стадия этого заболевания (pre-GRID).

Мосс, с коллегами из Калифорнийского университета Сан-Франциско, Питером Бачхетти и Майклом Горманом, перевели информацию по GRID, собранную Сельмой Дриц, в научно-приемлемую форму. Они проиндексировали все случаи по почтовому индексу, затем наложили данные по информации о переписи населения 1980 года на карту почтовых отделений Сан-Франциско, и оценили зоны, обслуживаемые одним почтовым отделением, по количеству никогда не состоявших в браке мужчин старше 15 лет. Почтовые отделения, обслуживающие места, в которых жило наибольшее количество не состоявших в браке мужчин, находились внутри и вокруг района Кастро в Сан-Франциско, основного места, где проживала гомосексуальная община города. По данным, предоставленным Управлением Здравоохранения, большинство случаев GRID происходили из того же района.

Группа Мосса пришла к трем заключениям: "Заболеваемость GRID в Сан-Франциско следует эпидемической кривой". Заболеваемость среди никогда не состоявших в браке мужчин в городе составляла примерно 102 на 1000 000, но частота, среди никогда не состоявших в браке мужчин в районе Кастро, составляла 285 на 100 000 (21).

"Боже мой, это же гигантское количество!", сказал своим коллегам Мосс в апреле 1982 года, во время семинара по представлению данных. Он чувствовал, как у него становится комок в горле, когда он рассматривал графики, позволявшие предсказать дальнейшие события.

"То, что мы видим здесь, это факт о том, что трое из каждой тысячи гомосексуалистов в Сан-Франциско уже страдают этим заболеванием", объяснял Мосс. "Теперь, если мы предполагаем, что заболевание вызывается заразным началом и мы также предположим, что это соотношение, составляющее - три к тысяче- появилось достаточно быстро, то есть в 1977 году, оно равнялось нулю, то в этой ситуации мы можем построить график предсказаний и он выглядит, примерно, таким образом".

На вертикальной оси графика был начерчен процент гомосексуалистов, страдающих этим синдромом, на горизонтальной оси, были нанесены года, с 1977 по 1985.

Линия инфицированных в 1977 году, начиналась примерно около нуля, затем поднималась вверх, под углом свыше 45%, до 5% инфицированных в 1978 году, примерно 15%, инфицированных в 1979 году и около 40% уже инфицированных в настоящий момент. И все эти данные были представлены глазам группы, которая сидела, смотрела на эти данные и .... не хотела верить своим глазам.

К 1985 году, согласно предсказанию Мосса, три из четырех гомосексуалистов Сан-Франциско будут инфицированы этим заразным началом, поскольку ( как большинство ученых, находившихся в данной комнате, верили), это заболевание вызывалось возбудителем, передающимся половым путем. И ничего невозможно было сделать для того, чтобы предотвратить этот ужасный сценарий от реализации!

Раздались скептические вопросы, но Мосс был известен, как прекрасный и аккуратный эпидемиолог.

Мосс в тайне надеялся, что кто-нибудь сумеет найти критические ошибки в его исследовании, продемонстрировав, что оно является чрезмерно драматичным или преувеличенным. Когда подобной ошибки все-таки не было найдено, Мосс был эмоционально угнетен и у него начались, то, что он называл "приступы паранойи" и кошмары. Он просыпался и лежал без сна, пытаясь стряхнуть с себя картины десяти тысяч умирающих мужчин, некоторые из которых, без сомнения, его друзья и коллеги. Это исследование политически было крайне серьезным и новая группа из восьми ученых и врачей, работающих под руководством Вольбердинга, - включая Мосса- сильно задумывались над тем, как наилучшим образом обнародовать эти находки. Чувствуя, что гомосексуальная община должна увидеть эти данные, настолько быстро, насколько это возможно, Мосс и Бачхетти аккуратно, потихонечку, постарались, чтобы копии их неопубликованных данных попали к ключевым лидерам элиты гомосексуалистов Сан-Франциско: членам демократических клубов Харви Милка и Алисы В. Токлас.

Однако, официально, информация не была озвучена еще примерно на протяжении года, до того момента, когда Конант опишет результаты этого исследования, выступая перед группой врачей в Нью-Йорке, и пока оно не будет опубликовано 23 апреля 1983 года.

Мосс был достаточно опытным политиком и достаточно циничным, чтобы не понимать, что избиратели американского президента, в основном, состояли из правых религиозных моралистов и поэтому, он предчувствовал, что его мрачные прогнозы не приведут к более или менее серьезному отклику в Вашингтоне.

Его наихудшие опасения стали оправдываться. Хотя Законодательное Собрание Сан-Франциско и Калифорнии выделило исследовательские фонды на эпидемию, запросы в Вашингтон и Бетесду на дополнительное финансирование, были встречены гробовым молчанием.

"Это действительно, кошмар!", говорил Мосс. " Небеса падают на землю и мы знаем про это. Вы говорите им, что они начинают падать, но никто Вас не слышит." Он сравнивал свои поиски финансирования, как "постукивание бронтозавра по хвосту в Сан-Франциско в надежде на то, что ощущения от его нейронов, в конце концов пройдут весь путь до центральной нервной системы животного, до его малюсенького мозга в NIH и HHS ( Министерство Здравоохранение Соединенных Штатов)".

На протяжении всего 1982 года Мосс продолжал стучать по хвосту, продолжая свои исследования - с или без исследовательских фондов.

В Нью-Йорке доктор Давид Сенсер, который в 1977 году был вынужден уйти с поста директора CDC , являлся советником по здравоохранению мэра Эдварда Коха . Все еще продолжая контактировать со своими бывшими подчиненными сотрудниками в Атланте, Сенсер был знаком с их предположением о том, что GRID является инфекционным заболеванием, а не просто болезнью гомосексуалистов. В марте 1982 года Сенсер созвал встречу врачей Нью-Йорка, которые были больше всего вовлечены в исследования по GRID.

"Что Вы хотите и что Вам необходимо?", спросил Сенсер.

Аудитория хотела получить ответы на загадку, которую было достаточно сложно и дорого разрешить. "Что вызывает GRID? Кто в Нью-Йорке болеет этим заболеванием, и какие популяции относятся к группам риска? Как распространяется GRID? Какое лечение должны получать пациенты? Имеется ли какой-то риск, что врачи и сестры могут заразиться GRIDом от пациентов - является ли он сильно контагиозным? "

Сенсер согласился проконтактировать с директором Национальных институтов Здоровья доктором Джеймсом Вайнгаарденом, с целью срочно запросить фонды, для того, чтобы можно было получить ответы на все поставленные вопросы. И он также уверил мэра Коха, что со своей стороны CDC будет пытаться усилить внимание к проблеме, мотивируя необходимость увеличить расходы на эту проблему, чтобы минимизировать потребность в больших расходах в уже итак, до конца растянутого, муниципального бюджета.

Но NIH (Национальные Институты Здоровья) не были убеждены в том, что GRID требовал подобного срочного высокоприоритетного внимания. Вайнгаарден был назначен Белым Домом, как и его руководитель - помощник секретаря Брандт. Насколько бы не были убедительными доказательства опасной эпидемии, они, по всей вероятности, не смогли бы убедить Белый Дом обратить больше внимания к этой проблеме, призывая к срочному вмешательству к тому, что казалось только заболеванием гомосексуалистов.

Назначенцы Рейгана во всех структурах федеральной службы общественного здоровья отражали идеи администрации по крайне консервативной политике администрации в области здоровья. Ярый оппонент разрешения абортов доктор С. Эверет Кооп, был назначен главным врачом Соединенных Штатов. Помощник секретаря Брандт являлся адвокатом "прав штатов", он был уверен, что наиболее чувствительные вопросы в области здоровья, - такие как профилактика венерических заболеваний - наилучшим образом должны рассматриваться на местном, а не на федеральном уровне. В качестве секретаря Департамента Здоровья или Министерства Здравоохранения Рейган выбрал республиканца доктора Ричарда Швейкера, а заместителем Швейкера стал доктор Роберт Виндом, крайне консервативный врач из Флориды, чье ток-шоу на радио "Спроси доктора Боба", чрезвычайно популярное в консервативных кругах, позволило ему возглавить компанию по сбору фондов для президентской компании Рейгана 1980 года. Директор CDC Фоэге, близкий сторонник бывшего президента Джимми Картера, вскоре будет заменен Джеймсом Мейсоном, врачом мормоном, которого сильно поддерживал консервативный сенатор из штата Юта, Орин Хатч.

Внутри Белого Дома Рейган окружил себя такими советниками по внутренней политике, которые даже Швейкера и Брандта рассматривали, как крайних либералов: Джеком Сваном, Гари Бауером, Ненси Риск, Карлом Андерсоном, Бобом Свиитом и Беки Денлап. Эта влиятельная шестерка уходила своими корнями в крайне консервативные религиозные и политические группировки.

Вот как позднее описывал это Кооп: "Революция Рейгана привела к власти и к политическому влиянию тех американцев, чьи политические воззрения предрасполагали к антипатии к гомосексуальной общине" (23). Соответственным было и отношение к ситуации с GRIDом в глазах Белого Дома. Нисколько не игнорируя эпидемию ( как многие критики в этом позднее обвиняли администрацию ), ключевые фигуры в администрации, почти с самого начала рейгановской эры, старались держать все федеральные действия под жестким централизированным контролем. Кооп, к примеру, думал, что поскольку он был главным врачом, логично, что он и является основным человеком, отвечающим за контроль эпидемии. Основываясь на этом, он просто запретил выдавать общественности любую информацию по новым заболеваниям. Пройдет более пяти лет, прежде чем удастся вытащить кляп, сделанный Коопом. Структура бюджета CDC и описание потребностей в финансировании, написанное в ответ на запрос Конгресса, было заблокировано в офисе Швейкера. В связи с этим демократы вынуждены были угрожать вызовом на слушания повесткой, для того, чтобы получить этот отчет 1982 года. Аналогичным образом официальные лица, такие как руководитель Национального Института Здоровья Вайнгаарден, CDC Мейсон, и Министерства Здравоохранения Брандт знали, каковы требования к ним и что все политически сложные проблемы они будут обсуждать и разрешать в Совете по внутренней политике Белого Дома (24).

Со временем некоторые из назначенцев Рейгана начнут удивлять своей независимостью мышления и действия оба конца политического спектра. Но в 1982 году этой независимости, внутри рейгановской администрации, не было видно.

Не удивительно, что письмо Дэвида Сенсера Вайнгаардену не привело к быстрым действиям, на которые Сенсер и мэр Кох рассчитывали. Пройдет более трех месяцев, прежде чем NIH выпустят свой первый запрос на заявки по исследованию GRID (13 августа 1982 года). И целый год пройдет прежде, чем начнется и закончится процесс отбора и распределения грантов. Чеки на первые формальные исследовательские гранты пойдут ученым не ранее 1 мая 1983 года (25).

Исследователи на передовой предупреждали, что драгоценное время теряется, а заболевание распространяется. Но NIH официально перенаправляло весь интерес в исследованиях GRID на CDC. В ответ на срочную просьбу Сенсера, Вайнгаарден предложил, чтобы Советник города Нью-Йорка подождал годик, до следующего ежегодного конкурса грантов NIH. Когда внутренний доклад NIH, подписанный директором Национального института рака ( который срочно рекомендовал создать неотложные группы в NIH и CDC для изучения таинственного заболевания), стал известен, Вайнгаарден ответил на него следующим образом: " Хотя NIH и не несет прямой ответственности за сдерживание вспышки эпидемии, очевидно, что эпидемия подобного рода может предложить значительные возможности для научной работы ..... Я надеюсь, что NIH не потеряет подобные возможности для исследований...."(26).

На ежегодной встрече американской ассоциации общественного здоровья летом 1982 года, президент группы доктор Стенли Матек обвинил CDC в том, что оно "грабит Петра для того, чтобы заплатить Павлу ...... Петр - это в настоящий момент деньги на венерические заболевания и другие важнейшие проблемы общественного здоровья".

К тому моменту CDC потратило не многим менее 1 миллиона долларов за тринадцать месяцев исследования GRID.

Примерно за тот же самый период времени или даже меньший, CDC потратило девять миллионов долларов в попытках найти причину смерти 29 легионеров в 1976-77 годах; более одного миллиона долларов на исследование геморрагической лихорадки Эбола в Центральной Африке; по крайней мере 135 миллионов долларов на исследования и разработку вакцины против "свиного" гриппа. К концу 1982 года Брандт будет защищать рейгановскую администрацию, указывая на то, что между июнем 1981 и декабрем 1982 года 5,5 миллионов федеральных правительственных долларов были направлены на борьбу с GRID и были распределены в CDC, NIH и Управление по контролю за качеством лекарственных и пищевых продуктов.

Однако это не успокоило критиков.

"У меня нет никакого сомнения в том, что если бы это заболевание появилось среди американцев норвежского происхождения или среди игроков в теннис, а не среди гомосексуалистов, ответ правительства и медицинской общественности был бы иным", указывал известный член демократической партии, конгрессмен из Калифорнии Генри Ваксман. "Я хотел бы быть особенно прямолинейным по поводу политических аспектов саркомы Капоши. Это ужасное заболевание поражает членов одной из наиболее стигматизированных и дискриминированных меньшинств нашей нации. Ее жертвы не типичные американцы. Это гомосексуалисты, в основном, из Нью-Йорка, Лос-Анжелеса и Сан-Франциско. Болезнь легионеров поразила, в основном, белых гетеросексуальных членов американского легиона среднего возраста. Респектабельность жертв привела к такому уровню внимания и финансирования исследования и лечения, которая значительно превышает то, что было сделано для жертв саркомы Капоши. Я хотел бы подчеркнуть контраст между "более популярной" болезнью легионеров - которая поразила небольшое количество людей и, как выяснилось, не имеет высокой смертности - и саркомой Капоши. То на чем основывает свое суждение общество, это не тяжесть заболевания, а социальная приемлемость тех индивидуумов, которые им поражены" (27).

С более, чем 500 диагностированных случаев GRID в Соединенных Штатах, с кажущейся 50% смертностью и отсутствием каких бы то ни было признаков того, что эпидемия спонтанно уйдет, таинственное заболевание стало политизироваться. Были прочерчены линии фронтов. Специалисты общественного здоровья и врачи были вынуждены - против природы большинства - выбирать стороны. Со временем ситуация будет только ухудшаться и антагонизм только усиливаться.

"Свининой" грипп и болезнь легионеров также были политизированными эпидемиями, но ученые, работавшие на передовой были, в большинстве случаев, защищены от передряг и им разрешалось заниматься их исследованиями. И у них никогда не отсутствовали ресурсы. Если бы GRID являлся, к примеру, смертельным загрязнением коммерческого продовольственного продукта, не было бы никаких вопросов по поводу мандата общественного здоровья, выданного CDC: приказа об отзыве продукта, выпуска предупреждений населению и идентификации и дезинфекции источника загрязнения.

Но что рассматривалось, как адекватные действия системы здравоохранения в 1982 году для GRID?

Курран и Яффе считали, что ключевой частью их работы является предупреждение гомосексуалистов. На общественных форумах в Нью-Йорке, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе ученые CDC говорили о GRID как "об эпидемии, беспрецедентной для истории американской медицины" и призывали американцев гомосексуалистов выйти, наконец, из состояния коллективного отрыва от реальности. Курран указывал на данные Билла Дарроу, которые показывали, что чем более сексуально активным является человек, тем выше риск его заражения GRID.

В то же время Дарроу уже на протяжении многих месяцев использовал стандартные социологические техники, которые он применял для изучения других заболеваний, в течении своего 21 года работы в CDC, пытаясь опровергнуть этиологическую роль амилнитрита, фистинга и других факторов внешней среды, и доказать, что GRID вызывается инфекционным возбудителем. Он искал неотразимый аргумент за инфекционную связь между пациентами, у которых имелось заболевание.

Критический кусок данных появился 6 марта 1982 года, когда в Департаменте Здравоохранения Лос-Анджелеса раздался звонок от гомосексуалиста, который ранее был проинтервьюирован исследователями в CDC ( как и дюжина других жертв GRID, в основном в Калифорнии и в Нью-Йорке). Этот человек звонил из больницы в Лос-Анджелесе, где его любовник только что погиб от GRID.

"В больнице находятся два других парня, которые заболели и я знаю, что они занимались сексом с моим любовником", сказал этот мужчина.

Звонок был переправлен доктору Дэвиду Ауербаху, кадету EIS, (служба расследования эпидемий), который работал в Лос-Анджелесе. Ауербах встретился с информатором несколько часов спустя и услышал сексуальную сагу, которая началась в октябре 1979 года, когда пять, ранее незнакомых пар гомосексуалистов, встретились за столом на банкете (28).

Информатор и его приятель, подобно четырем другим парам, имели длительные, но не моногамные отношения.

Летом 1980 года одна из пар организовала вечеринку с шашлыками и пригласила пару, которую они встретили на банкете. Эта пара привела с собой гомосексуалиста проститутку. Той ночью все пять мужчин занимались сексом друг с другом. Некоторое время спустя любовник информатора занимался сексом с другим человеком, бывшим на этой вечеринке с шашлыками.

Два месяца спустя два человека из квинтета, встречавшихся на шашлыках гомосексуалистов, заразились пневмоцистной пневмонией. Несколькими неделями ранее, любовник информатора обнаружил пятна саркомы Капоши на своей коже.

Трое мужчин умерли - 6 октября 1981года, 6 февраля 1982 года и 6 марта 1982 года.

"Шесть-шесть-шесть, Вы это понимаете?", спросил информатор. "Шесть-шесть-шесть!"

Глубоко пораженный библейски значимым совпадением шестерок, мужчина позвонил в Департамент Здравоохранения.

Ауербах позвонил Дарроу в Атланту и тот сразу же вылетел ближайшим рейсом в Лос-Анджелес.

В течение нескольких дней Ауербах и Дарроу избороздили Лос-Анджелес и графство Орандж, проинтервьюировали восемь выживших пациентов с GRID, из девятнадцати случаев диагностированных до апреля 1982 года, в двух графствах Лос-Анджелесе и Орандже . Для того, чтобы получить информацию об одиннадцати умерших, исследователи из CDC встретились с членами семьи, бывшими любовниками и друзьями. Многие отказывались сотрудничать, но в течении двух недель ученым все-таки удалось собрать достаточно информации, которая девять из них связывала сексуально.

К 7 апреля Дарроу и Ауербах установили, что два участника из этой шашлычной вечеринки занимались сексом в 1979 и 1980 годах с двумя другими случаями GRID, диагностированными в Лос-Анджелесе - индивидами, которые на настоящий момент не были привязанными каким-то иным способом к этой группе.

По мере того, как они путешествовали по Лос-Анджелесу в этот весенний день, произошло что-то удивительное. Два незнакомых друг с другом мужчины с GRID, независимо друг от друга, упомянули привлекательного стюарда на Франко-Канадских авиалиниях, с которым они занимались сексом. Совпадение было удивительным. Исследователи из CDC были позднее "ошеломлены", как они говорили, " когда в тот же самый день компаньон третьего случая в Лос-Анджелесе сказал, что его сосед по комнате имел сексуальные контакты с двумя друзьями того же самого не Калифорнийского (Канадского) случая".

Хотя Дарроу и Ауербах старались защитить конфиденциальность мужчин, которых они интервьюировали в 1981 и 1982 году, даже уничтожили все фотографии и идентифицирующий материал, кто-то, кто находился близко к расследованию, передал имя канадца репортеру San Francisco Chonicle Ренди Шилдсу.

И Гаетан Дугас станет после своей смерти ошибочно назван человеком, распространившим GRID в Северной Америке. В 1985 году фотография Дугаса будет висеть на стене венерологической клиники в учебной больнице университета Лусака в Замбии и под ней будет стоять подпись: "Человек, который начал эпидемию". Поскольку четверо больных GRID назвали Дугаса, как своего сексуального партнера, исследователи из CDC обозначили канадца, как "Пациент Zero". Позднее это будет ошибочно интерпретировано, как показатель первичной причинной роли, которую сыграл Дугас.

На следующий день Дарроу вылетел в Нью-Йорк, для того чтобы провести интервью с Дугасом, после того, как врач, лечивший Дугаса, Алвин Фридман-Киен, согласился представить двоих исследователей Гаетану, когда тот придет на очередное обследование.

Дарроу был поражен как искренностью, так и хвастовством Дугаса. Хотя у Дугаса имелось уже несколько поражений от саркомы Капоши, похоже, что его это абсолютно не волновало. Он сказал, что чувствует себя прекрасно и что он с нетерпением ожидает сексуальных контактов в дюжине городов, в которые он должен будет лететь в следующие недели.

Дугас достаточно спокойно рассказал свою сексуальную историю Дарроу. К концу 1978 года - период исследования Дарроу- Дугас в среднем имел порядка 250 сексуальных контактов в год. Между декабрем 1978 года и апрелем 1982 года, согласно оценке Дугаса, он занимался сексом с примерно 750 мужчинами. Он оценивал количество своих сексуальных партнеров в течение жизни, с того момента, как он стал сексуально активным в 1972 году, более чем в 2 500.

На протяжении некоторого времени Дугас страдал от заболевания, которое до июля 1981 года, еще не было диагностировано как GRID. В 1979 году он отметил у себя набухание лимфатических узлов и чувствовал себя так, как будто у него был тяжелый грипп. Несколько месяцев спустя у него была диагностирована пневмоцистная пневмония и он был госпитализирован в Канаде. К началу 1981 года у Дугаса развилась саркома Капоши и в июле 1981 года он начал лечиться у дерматолога Фридмана-Кина.

Сотрудник CDC Мари Гуйнан интервьюировала Дугаса летом 1981 года и его рассказ уже был в документах агентства, когда Дарроу попросил Дугаса написать список всех своих сексуальных партнеров, которых он смог бы вспомнить. Дугас никогда не выяснял имена большинства своих партнеров по баням, но он сумел подтвердить тех четырех человек, которых Дарроу и Ауербах обнаружили в Лос-Анджелесе, добавить еще дополнительно 68 человек, включая четырех Нью-Йоркцев, чьи случаи привели Дарроу к группе-кластеру мужчин, участвовавших в вечеринке на Файр Айленд летом 1979 и 1980 годов.

К июню 1982 года Дарроу и Ауербах собрали достаточно доказательств для того, чтобы привязать 40 жертв GRID к сексуальной сети случайных связей, которая включала в себя Нью-Йорк, Атланту, Хьюстон, Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Дарроу представил свои находки Куррану, Яффе и другим членам рабочей группы (30). Курран и Яффе посчитали это достаточным доказательством того, что GRID является заболеванием, передающимся половым путем и опубликовали Лос-анжелесские данные в Morbidity and Mortality Weekly Report.

Но было ли оно действительно таковым?

Ауербах и Дарроу думали, что они ищут заболевание, которое быстро прогрессировало от инфицирования, до появления симптомов и смерти. Фокусируясь на самых последних сексуальных экспериментах мужчин, которых они опрашивали, ученые находились под впечатлением, к примеру, что восемь членов из группы были инфицированы Дугасом в 1979 или 1980 годах и у них развивались симптомы в среднем через 10 месяцев после этого контакта. Они предположили, что GRID является новым заболеванием, и возбудитель находится в Соединенных Штатах только с 1978 года.

Но позднее станет понятно, что инкубационный период для этого заболевания гомосексуалистов продолжается в среднем 10 лет и здоровые белые мужчины среднего класса никогда не страдают от таких серьезных симптомов, как саркома Капоши или пневмоцистная пневмония, которая обнаруживается через 7-14 месяцев после инфицирования, в соответствии с тем, что предполагалось Дарроу и Ауербахом (31).

Тем не менее, учитывая, что случаи были тесно связаны друг с другом и с Дугасом в центре, Дарроу и вся группа, работавшая в CDC, были абсолютно убеждены в том, что новое заболевание являлось следствием воздействия возбудителя, передаваемого сексуальным путем. На основании этих данных исследователь из университета Вашингтона Лоуренс Кори, в сентябре начал призывать к тому, чтобы использовать презервативы для профилактики заболеваний, передающихся половым путем (32). Но Курран не хотел идти против политических сил, боровшихся с методами предотвращения беременности, в кругах советников Рейгана, до того момента пока не будет четких доказательств того, что GRID вызывается возбудителем, передаваемым сексуальным путем.

Достаточно сильно попытки связать друг с другом случаи GRID, осложнялись все увеличивающимися случаями заболеваний, возникающих не среди гомосексуалистов. К середине 1982 года рабочая группа была убеждена в том, что внутривенные потребители наркотиков также страдают от этого заболевания. Только меньшинство из них были гомосексуалистами, а некоторые вообще были гетеросексуальными женщинами. Хотя гомосексуалисты, похоже, были уникальной группой с точки зрения саркомы Капоши, другой основной симптом этого заболевания - пневмоцистная пневмония, поражал более широкий спектр людей. Согласно опубликованному в июне отчету CDC, один из четырех мужчин с пневмоцистной пневмонией был гетеросексуальным. Из 152 случаев заболевания, внимательно проанализированных группой Куррана, 26 были гетеросексуальными и 8 были женщинами. 21 из 34 гетеросексуалов являлись внутривенными потребителями наркотиков (33).

Месяц спустя CDC сообщило, что заболевание, аналогичное GRID, дало вспышку среди гаитянцев. 34 случая были описаны среди молодых мужчин и женщин, живущих в Майами и Нью-Йорке. В дополнение к этим случаям, отчет указывал на 11 случаев саркомы Капоши, диагностированных в Порт-о-Пренсе на Гаити. Большинство индивидуумов были гетеросексуалами, которые не использовали внутривенные наркотики. И в дополнение к оппортунистическим инфекциям, которые уже ранее отмечались среди страдающих от GRID гомосексуалистов, у пациентов с Гаити значительно чаще отмечался туберкулез и токсоплазмоз (34). Все пациенты гаитяне из Нью-Йорка и Майами, недавно переехали из бедного Гаити, где существовала система политических репрессий. Большинство опасались, что внимание общественности к ним, благодаря отчету CDC, может привести к их депортации.

CDC было проинформировано о гаитянских случаях заболеваний осенью 1981 года, когда доктора Маргарет Фишл и Георг Хенсли обнаружили несколько таких случаев в Мемориальной больнице Джексона в Майами, а доктор Шелдон Ландесман сообщил о лечении подобных индивидуумов в больнице графства Кингс в Бруклине. Яффе отправил бельгийца Алана Росина, работавшего в CDC и говорящего на креольском языке, в Порт-о-Пренс, и Росин сумел подтвердить то, что новые случаи заболевания были идентичны, описанным Фишл и Ландесманом.

Неожиданный результат гаитянского отчета CDC сопровождался новыми обвинениями. По всей вероятности, прилюдно предполагал врач из Национальных институтов рака Брюс Чабнер, заболевание вызывается гаитянским вирусом, который был завезен в Соединенные Штаты гомосексуалистами. Было предположено, что поскольку Карибский курорт стал местом любимого отдыха американцев гомосексуалистов в конце 1970-х и начале 1980-х годов, GRID как начали считать некоторые ученые, может быть даже и появился на Гаити (35).

Некоторые исследователи из Северной Америки, знакомые с гаитянской ситуацией, настаивали, что большинство гаитянских мужчин не будут признаваться в гомосексуальном поведении, вследствие социальных стигм и что все гаитянские случаи заболеваний были следствием скрытой гомосексуальности. Тот факт, что значительное количество пациентов с GRID на Гаити являлись женщинами, успешно игнорировался (36).

Дарроу из своих исследований сетей гомосексуалистов с GRID, знал, что, по крайней мере, один из Нью-Йоркских мужчин являлся стюардом в авиакомпании (не Дугас) и он часто летал на Гаити, а другие мужчины с Восточного побережья США сообщали о том, что они проводили отпуск на острове. Доктор Фридман-Кин, который имел большое количество пациентов гомосексуалистов, сообщил Яффе, что многие Нью-Йоркцы проводили время на Гаити, поскольку в этой обедневшей стране, где ежедневная зарплата составляла менее двух долларов, они могли купить секс менее, чем за пять долларов.

Что касается инъекционных потребителей наркотиков, то CDC знало, что некоторое количество случаев 1981 года включало мужчин, которые одновременно были, как гомосексуалистами, так и наркоманами. Эти кажущиеся отдельными общины - перекрывались, и Яффе для себя рисовал картину, которую он рассматривал как эпидемию, с серией кругов различных размеров, перекрывающихся в том случае, если люди имели более одного типа поведения, которое помещало их в группу риска заболевания (37).

В то время, пока причинный фактор для GRID еще не был описан, необычно высокая распространенность заболевания среди специфических групп эмигрантов, позволяла именно эту группу сделать ответственной за появление эпидемии. Эта направленность на ответственность специфические групп населения за заболеваемость, будет ухудшаться со временем, приводя к тому, что гаитянцы оценивали ее как расистские взгляды на их культуру и на них самих. Это будет, к сожалению, не последний случай, когда нация и ее представители нечестно обвинялись в качестве источника нового заболевания. На самом деле, подобные обвинения останутся основным признаком эпидемии на протяжении десятилетия.

В то время как федеральные власти обдумывали значимость обнаружения GRID среди гаитянцев, заболевание выявилось у трех мужчин, родившихся с генетическим заболеванием, известным как гемофилия. Поскольку они страдали от частых кровопотерь, эти мужчины должны были получать большое количество инъекций VIII фактора свертывания крови. Трое заболевших GRID мужчин, в возрасте от 29 до 36 лет, происходили из частей страны, которые к тому моменту не были поражены эпидемией: Денвер, Колорадо; Весчестер, Нью-Йорк; и небольшой городок в Северо-Восточном Огайо (38).

VIII фактор выделяется из смешанной плазмы тысяч доноров, в связи с этим пациенты с гемофилией особенно чувствительны к загрязнению, которое может наблюдаться в донорской крови. Типичному пациенту с хирургической операцией может потребоваться 6 единиц крови, которая будет получена максимально от 6 людей, в то время как пациенты с гемофилией, подвергаются воздействию крови тысяч людей, каждый раз, кода им вводится VIII фактор. Не удивительно поэтому, что среди них наблюдалась высокая частота инфекций, передающихся с кровью, таких, например, как гепатит.

27 июля CDC встретилось с Национальным фондом гемофилии, американским Красным Крестом и Управлением по контролю за качеством лекарственных и пищевых продуктов и они все вместе согласились, что необходимо начинать жесткий контроль за новыми случаями заболеваний.

К декабрю все трое первоначальных пациентов со СПИДом и гемофилией были мертвы.

Да, СПИДом.

В августе CDC прекратило использовать термин GRID и изменило название заболевания в Синдром Приобретенного Иммунодефицита для того, чтобы отразить признание того факта, что это заболевание не является только прерогативой гомосексуалистов.

Еще пять американцев с гемофилией получили СПИД в 1972 году, причем один из них был семилетним мальчиком. Осенью 1982 года группа Куррана получила информацию о том, что доктор Артур Амманн, педиатр из медицинского центра Калифорнийского университета в Сан-Франциско лечил новорожденного ребенка с пневмоцистной пневмонией. Двадцатимесячный пациент получил несколько переливаний крови сразу после родов.

СПИД находился в банке крови Соединенных Штатов. CDC заканчивала свой отчет следующим образом:

"Из 788 определенных случаев СПИДа среди взрослых, которые мы имеем в настоящий момент [10 декабря 1982 года], 42 (5,3%) не принадлежат к известным группам риска, ( то есть они не являются гомосексуалистами, внутривенными потребителями наркотиков, гаитянцами или больными гемофилией). Два случая получали в течение последних лет переливания крови, на протяжении двух лет до начала заболевания и в этот момент мы расследуем их истории болезни.

Этот отчет и другие отчеты о случаях СПИДа среди пациентов с гемофилией А, поднимает вопрос о возможной передаче СПИДа через кровь и продукты крови" (39).

Для врачей это была тревожная новость. В то время большинство банков крови и производители факторов свертывания крови в Соединенных Штатах, покупали плазму у доноров. И основными, как их называли "десяти долларовыми донорами"(хотя они могли заработать до ста долларов за одну сдачу крови), были наркоманы и алкоголики, пытавшиеся быстро найти деньги. Врач из Нью-Йорка Фридерик Зигель призвал к немедленному прекращению покупки крови и плазмы, так же как и посоветовал гомосексуалистам не сдавать кровь.

Никаких действий не последовало.

Через неделю после того, как агентство опубликовало отчет о возможности заражения через кровь, CDC объявило, что еще четверо других новорожденных и маленьких детей страдали СПИДом, кроме того восемнадцать детей страдали от подозрительного иммунодефицита. Ни один из этих детей не получал переливания крови, но у большинства из них, матери либо имели СПИД, или относились к уже очерченной группе риска данного заболевания. Из тринадцати матерей, у которых было взято интервью в рамках этого исследования, восемь были внутривенными наркоманками, одна была как проституткой, так и наркоманкой и двое прибыли из Гаити. Дети все были рождены в районах, сильно пораженных СПИДом: Сан-Франциско, Нью-Йорк и Ньюарк.

"Передача возбудителя СПИДа от матери к ребенку - либо внутриутробное, либо вскоре после рождения, может явиться причиной раннего появления иммунодефицита у этих детей" - писали ученые из CDC (40).

В Сан-Франциско, миссис Профит (миссис Доход), как ее называли, родила двух детей в 1981-82 году. У обоих развился СПИД. Проститутка работала в районе Сан-Франциско, называемым Тенерлоин. Миссис Профит уже сама страдала от далеко зашедшего случая СПИДа, когда группа специалистов общественного здравоохранения под руководством Дриц, встретила ее в конце 1981 года. К тому времени Профит уже находилась в очень тяжелом состоянии, и позднее врачи заключили, что у нее была, вызванная СПИДом, деменция.

Профит не могла сильно помочь Моссу, Дриц и другим исследователям, которые пытались с ней поговорить. Хотя эта белая женщина и работала как проститутка, Мосс заключил, что она была инфицирована за счет внутривенного введения наркотиков или, через крайне неразговорчивого, и также пораженного СПИДом мужа - гетеросексуала, который отказывался сообщить ученым хоть какую-то информацию.

Вначале следующего года в Соединенных Штатах был диагностирован тысячный случай СПИДа и ученые из CDC знали, что истинные цифры значительно выше (41).

К концу 1982 года CDC выяснило все основные факторы эпидемиологии СПИДа, за исключением одного: какой микроб его вызывает. Но они знали, что он является заразным, что он проник в Национальные банки крови, что он может передаваться от одного гомосексуалиста к другому, во время полового акта, от матерей к детям и в среде внутривенных наркоманов, при совместном использовании одних шприцов и игл.

И хотя в этой области CDC ошибалось, у агентства уже имелись доказательства гетеросексуальной передачи СПИДа. Все, кроме пяти из их пятидесяти пяти гетеросексуальных случаев, были неправильно помечены, как гаитянцы (национальная принадлежность не равняется способу передачи). Другие пять подозрительных гетеросексуальных случаев, являлись женщинами, чьи постоянные сексуальные партнеры, были мужчинами - внутривенными наркоманами (42).

Хотя загадка и оставалась, основные эпидемиологические данные были уже собраны. Необходимо было принимать решение по поводу действий в области общественного здоровья, для того чтобы остановить эпидемию.

Однако, десятилетие спустя многие из профилактических шагов, которые кажутся само собой разумеющимися, остались не предпринятыми в январе 1983 года. Отсрочки были слишком частыми. Люди продолжали умирать, и эпидемия продолжала распространяться.

II

Хотя микробы и не знакомы с политикой и Homo sapiens всех идеологических раскрасок могут быть инфицированы возбудителем, который вызывает СПИД, все аспекты исследования в области СПИДа, попытки его контролировать и лечить, были высоко политизированы к 1983 году.

Когда речь заходила о СПИДе, каждая организация и каждое агентство, похоже нарушало свои собственные, существующие длительное время, протоколы, относившиеся к инфекционным болезням. Муниципальные отделы здравоохранения, испуганные тем, что они могут обидеть гомосексуальных избирателей или сторонников прав человека, не хотели закрывать бани для гомосексуалистов, несмотря на четкие доказательства того, что многие - если не все - гомосексуалисты, диагностированные в данные момент, как имеющие СПИД, часто ходили в эти бани. Хозяева бань, боясь распугать своих посетителей, соглашались только под юридическим давлением устанавливать плакаты, предупреждающие о риске, с которым может быть связан случайный секс. Организации по правам гомосексуалистов на всей территории Соединенных Штатов политически раскололись по поводу того, какой уровень тревоги необходимо поднять и какие действия являются правильными.

Администраторы банков крови на словах выражали свое беспокойство по поводу запасов крови, но в частных беседах сообщали властям, что они не могут предпринять никаких шагов для обеспечения безопасности своих продуктов, без того, чтобы резко поднять их стоимость. Национальный институт сердца легких и крови сообщил Конгрессу, что у него нет желания финансировать исследования по безопасности банков крови до окончания 1984 года. До 20 сентября 1984 года не было предпринято никаких серьезных шагов по анализу состояния национальных банков крови (43).

На протяжении осени 1982 года Национальный фонд гемофилии (NHF) встретился с представителями индустрии, производящей продукты крови и учеными федеральных учреждений, в надежде найти пути обеспечения безопасности продуктов, которые используются ее членами. Они повторно встречались с призывами доказательства того, что нечто связывает национальные банки крови и плазмы с заболеваниями, которыми страдают люди с гемофилией, получившие переливание крови. Только CDC поддерживало призывы NHF к действию.

По заданию NHF и CDC 4 января 1983 года в Вашингтоне была организована встреча, на которой присутствовали представители ведущих предприятий, производящих продукты крови и официальные лица по контролю за качеством лекарственных и пищевых продуктов. На этой встрече должны были быть обсуждены первые сообщения о случаях СПИДа, связанных с переливанием крови и использованием факторов свертывания крови. Представители CDC Брюс Эватт, Курран и Франсис надеялись убедить производителей крови предпринять шаги для того, чтобы снизить вероятность передачи того, то может вызывать СПИД через кровь. Не только для того, чтобы защитить американцев с гемофилией и тех американцев, которые попадают на хирургический стол и требуют переливания крови, но также миллионы людей во всем мире, которые полагаются на продукты крови из Соединенных Штатов, являющегося самым большим экспортером продуктов крови в мире (44). Консервативные оценки свидетельствовали о том, что американская часть в этой индустрии составляет 150 миллионов долларов в год. Доминировали четыре американские компании: Baxter Travenol Laboratories, Inc.; Alpha Therapeutic Corporation; Armour Pharmaceutical Co (подразделение Revlon Cosmetics); и Cutter Laboratories. Внутренний рынок крови, контролируемый различными коммерческими и некоммерческими организациями, консервативно оценивался примерно в 250 миллионов долларов в год (45).

Менее консервативные оценки глобальной индустрии продуктов крови, собранные Пулицеровским призером, журналистом Гильбертом Гаулем, опубликованные в газете Philadelphia Inquirer, свидетельствовали о том, что ежегодные продажи продуктов плазмы дают доходы около двух миллиардов долларов, при этом американские компании и банки крови отвечают за 60% всех мировых продаж, что примерно равняется 6 миллионам литров плазмы крови каждый год (46).

Использование продуктов крови между 1971 и 1980 годами в Соединенных Штатах удвоилось, вследствие, как увеличения количества хирургических операций, так и улучшения процедур изоляции и изготовления факторов VIII и IX, коагулянтов, наиболее часто необходимых по генетическим причинам, для лиц с гемофилией (47). Новые хирургические изобретения накладывали беспрецедентное давление на снабжение кровью. Например, процедура по трансплантации могла потребовать свыше 150 единиц цельной крови для одного пациента. В 1980 году всего лишь немногим более 11 миллионов единиц крови было собрано в Соединенных Штатах. К 1982 эта цифра подскочила до 12,6 миллионов, и примерно 4 миллиона американцев получили продукты крови в этом году.

Практически все, кроме 2% Национальных запасов крови, были сданы добровольцами. Плазма, однако, представляла собой другой вариант сбора. Сдача плазмы включала трех- часовую процедуру, во время которой кровь бралась от индивидуума, откручивалась в центрифуге для того, чтобы отделить водяную основу - плазму - от клеток крови. Клетки затем вводились обратно в тело донора. Поскольку это была неприятная и длительная процедура, большинство плазмы собиралось от "платных" доноров и, таким образом, Соединенные Штаты закупали плазмы значительно больше, чем любая другая страна в мире. В Соединенных Штатах индивидуумы могут сдавать свою плазму 2 раза в неделю или до 60 литров в год, что является в 4 раза большим количеством, чем соответствующие рекомендации ВОЗ для "донирования".

Людям обычно платили около 25 долларов за сдачу плазмы и большинство "доноров" были регулярными: неудачники, которые часто пытались найти быстрый заработок в местных больницах и в центрах закупки плазмы.

С менее, чем 240 000 единиц цельной крови, закупленной в Соединенных Штатах и по всей вероятности менее, чем в 10 % или 24 000 единиц зараженных, одной из дюжины микробов, которые могут передаваться между инфицированными наркоманами. Вероятность того, что получатель крови в 1982 году будет инфицирован, например, гепатитом В, оценивалась как, менее 1: 11 997 600 (48). Поскольку никто не знал какой микроб вызывает СПИД, было невозможно посчитать вероятность инфицирования в 1983 году от переливания одной единицы крови.

Но факторы свертывания - это белки, которые присутствуют в плазме в очень небольших количествах и примерно 5 000 единиц плазмы (49) требуется для того, чтобы произвести достаточное количество концентрата фактора VIII или IX, для остановки серьезного кровотечения у пациента с гемофилией. Это резко меняет картину: вероятность поражения гепатитом уже составляет, по крайней мере, 1 : 3 000. Для людей с гемофилией каждая инъекция фактора несла с собой достаточно высокую вероятность инфекции некоторыми микробами.

Оценка 1 : 3 000 базируется на предполагаемом минимальном уровне заражения среди оплачиваемых доноров. Гомосексуалисты были не менее альтруистичными при донировании крови в 1982 году, чем были гетеросексуалы. Если возможно консервативно оценить, что 4% всех доноров крови являлись гомосексуалистами и 10% из них были заражены каким-то агентом, который может передаваться с кровью, это означает, что до 47 000 единиц крови ( или уже 0,003%.), которые были донированы бесплатно американцами, были заражены. Это будет небольшим риском, если человек подвергался воздействию только одной или двух единиц крови, но представляет значительную опасность для людей с гемофилией.

Ретроспективные оценки запасов крови позднее показали, что в 1978 году, по крайней мере одна партия VIII фактора, была заражена СПИДом. В этом году она была распределена среди 2 300 мужчин и мальчиков с гемофилией (50).

Риск для людей с генетическим заболеванием, поражающим свертывающую систему крови, осложнялся тем, что им требовались частые инъекции, которые включали от 25 000 до 65 000 международных единиц (IU) кристаллизованного белкового порошка в год. Средняя ампула, используемая для лечения, равняется 100 международным единицам. Поэтому типичный пациент с гемофилией ежегодно бывает подвергнут воздействию крови, собранной от 1 250 000 до 3 250 000 человек. Тяжелые случаи гемофилии могли потребовать использования продуктов, которые были получены от 13 555 000 единиц крови каждый год. С таким уровнем воздействия, даже крайне редкий микроб, обнаруживаемый всего лишь у одного из 3 миллионов американцев, может представлять серьезную опасность (51).

Широко распространенное неотложное использование факторов VIII и IX во всем мире началось после 1975 года, когда Американский Конгресс создал финансовые механизмы, способствовавшие производству и распределению этих продуктов. Эти механизмы были приняты в рамках Акта по поводу программы создания центров диагностики и лечения гемофилии. К 1982 году 75% всех пациентов с гемофилией уже имели аномальную функцию печени вследствие гепатита (типы А или В) и более, чем 90% из них, были когда-либо инфицированы вирусом. Хотя промышленность, производящая продукты крови, использовала нагревание для того, чтобы убить живых микроорганизмов, но в крови, которая использовалась для производства других белковых продуктов альбумина, она не подвергала термической обработке факторы свертывания крови. Объяснялось это различными причинами, но в основном все сводились к тому, что рынок для продуктов для лечения гемофилии, был небольшим, поэтому необходимо учитывать и дополнительную стоимость стерилизации, и отсутствие исследований, демонстрирующих надежность, подвергнутых термообработке факторов VIII и IX. В 1980 году одна доза VIII фактора стоила пациенту около 90 долларов.

В 1987 году после того, как термообработка и другие методы обеспечения безопасности крови стали общепринятыми, та же самая доза VIII фактора будет стоить более 1000 долларов. К 1989 году пациенты с гемофилией будут тратить в среднем около 50 000 долларов в год. Несмотря на более, чем десятикратное увеличение стоимости, индустрия останется все такой же процветающей, а пациенты с гемофилией в Соединенных Штатах, Европе и Японии будут продолжать получать, необходимые им для жизни продукты.

Примерно 26 000 американцев, большинство из них мальчики и молодые мужчины имели гемофилию в 1983 году. Продолжительность жизни для этой группы пациентов увеличилась вследствие доступности VIII и IX факторов свертывания крови. До 1970 года лишь небольшой процент из них мог надеяться дожить до 20 лет и средняя продолжительность жизни составляла 11,2 года. Однако к 1980 году, средний возраст пациентов с гемофилией приближался к 38 годам.

Когда в январе 1983 года Курран, Эватт и Франсис встретились с представителями промышленности, производящей продукты крови и официальными лицами из FDA, у них имелось крайне мало данных, для того чтобы убедить всех в срочности действий, связанных с распространением СПИДа. Но они помнили, насколько быстро гепатит В появился в запасах крови, а распространенность этой инфекции у пациентов с гемофилией, была известна всем, кто присутствовал на этом совещании.

Были обсуждены несколько возможных действий, включая недавно разработанные тесты на гепатит, которые могли в прямую обнаружить наличие вируса (ядерный антиген) в образцах крови. Эватт спорил, что многие пациенты со СПИДом - более, чем 50% - имеют гепатит В в анамнезе и использование такого теста может серьезно снизить опасность заражения СПИДом через продукты крови.

Представители банков крови протестовали, что эпидемиологическая связь между гепатитом В и тем, что называется СПИД, не является настолько четкой, насколько на это указывает Эватт. Более того, они отметили, что многие ведущие ученые не были уверены, что заболевание является следствием не инфекционного возбудителя, а "жизненного стиля" пациента или употребления им амилнитрита. Для тех, кто соглашался с предположением об инфекционной природе СПИДа, оставался загадочным тот факт, что может быть асимптоматическое течение заболевания, которое не может быть исключено при помощи простого опросника (хотя такое асимптоматическое состояние существовало для большинства инфекций, передающихся с помощью крови). И наконец, они заявляли, что подобное тестирование будет крайне дорогостоящим и оно добавит от 2 до 5 долларов на каждую единицу крови, а они затем будут вынуждены перенести эти расходы на потребителя.

Франсис потерял контроль над собой, стукнул по столу кулаком и, резко повысив голос, обвинил сотрудников банков крови в возмутительном пренебрежении здоровьем миллионов американцев (52). Встреча превратилась в обмен взаимными обвинениями.

В конце концов группа так не на что и не согласилась. Курс добровольных действий, которые за 6 месяцев до того, был рекомендован доктором Фредериком Зигелем, был принят некоторыми членами индустрии: заниматься активным скринингом наркоманов, гомосексуалистов и гаитянских доноров (53).

25 марта 1983 года помощник секретаря по здравоохранению Брандт формально рекомендовал - но не потребовал - "внутренние действия, для того чтобы защитить реципиентов плазмы крови и продуктов крови до тех пор, пока специфические лабораторные тесты не будут развиты для того, чтобы подвергать кровь скринингу на СПИД ".

Было рекомендовано три основных мероприятия: обучить доноров на тему того, кто должен воздерживаться от сдачи крови; обучить сотрудников, собирающих кровь, как распознавать анамнез у доноров того, что может быть признаками СПИДа; установить систему хранения и уничтожения подозрительной, зараженной СПИДом крови.

Способствовать тому, чтобы образованные гомосексуалисты стали воздерживаться от сдачи крови, было достаточно легко. Эта цель в основном была достигнута при помощи прессы, направленной на гомосексуалистов. Но заставить внутривенных наркоманов не продавать свою кровь и плазму, было практически невозможно. Если кто-то соглашался покупать - они рады были продать.

Убежденные в том, что тест на антитела на антигены к вирусам гепатита, несмотря на все его недостатки, может предоставить хоть какую-то защиту для лиц с гемофилией, NHF продолжала лоббировать действия с FDA в 1983 году. Вызывает удивление, что в то время как вирус гепатита и то, что вызывает СПИД, находились в американских банках крови, рейгановская администрация значительно снизила общий размер администрации по контролю за качеством лекарственных и пищевых продуктов - снизив на 25%, среди всего прочего, количество персонала, который отвечал за промышленность, производящей продукты крови. Весной 1983 года руководитель FDA Фрэнк Юнг сообщил о 50% снижении количества инспекторов по качеству продуктов из крови. Потребуется более, чем пять лет до того момента, когда решение Юнга будет пересмотрено, а за это время индустрия очень значительно вырастет. Только американский Красный Крест увеличит свою программу по продуктам крови на 150%. Таким образом к тому времени в 1988 году, когда FDA пересмотрела свою политику, большинство учреждений по сбору и обработке крови не инспектировались на протяжении трех или четырех лет.

CDC и FDA будут расходиться в своих взглядах по отношению к запасам крови на протяжении 1983 года и помощник секретаря Брандт будет находиться на стороне FDA, политику которой можно было описать как "подождать и посмотреть". В ноябре совет научных экспертов Национального фонда гемофилии принял решение потребовать от индустрии производства продуктов из крови, чтобы та начала использовать тест на выявление гепатита В, для исключения зараженной крови.

Комитет по надзору за качеством продуктов из крови FDA согласился встретиться в Бетесде в декабре 1983 года для обсуждения требований NHF. Но представители промышленности, накануне встречи с FDA, секретно собрались и разработали следующую тактику отсрочки: они будут требовать создания рабочей группы, в которой будут присутствовать, в основном их ученые, которые проведут несколько месяцев, исследуя вопросы о тестировании крови и в конце концов, они сообщат FDA что не смогли достигнуть консенсуса.

Именно это и произошло. В мае 1984 года, созданная FDA рабочая группа, сообщила агентству, что она не может достичь согласия по поводу вопроса использования теста на гепатит, для исключения возможного носителя СПИДа. Большая часть продуктов из крови и плазмы всего мира поэтому, продолжала оставаться нестерилизованной и не тестируемой на протяжении первых четырех лет эпидемии.

Для внутривенных наркоманов, таких как Грегори Ховард, информация о новом заболевании в 1983 году была недоступной. Ни одно правительственное агентство не распространяло образовательных материалов или брошюр в наиболее игнорируемой популяции страны. Наркоманы не знали о том, что некоторые ученые хотели, чтобы они перестали сдавать кровь и плазму. Ховард не слышал о СПИДе, все что он и десятки тысяч других наркоманов знали, это то, что есть "нечто", какая-то дополнительная проблема со здоровьем находится среди них, и были слухи о том, что другие наркоманы, которые заболевали, были госпитализированы в общественные больницы, а затем исчезали.

Два федеральных агентства, от которых ожидалось, что они будут отвечать за здоровье людей, подобных Грегори Ховарду, абсолютно не интересовались проблемой СПИДа в январе 1983 года. Ни администрация по алкоголю, наркомании и проблемам психического здоровья (ADAMHA), ни Национальный институт наркомании (NIDA), не запрашивали фонды от Конгресса для исследования СПИДа до середины 1983 года, и ни одно из агентств не предпринимало никаких исследовательских программ, посвященных передаче заболевания через совместное использование шприцев и игл, до окончания 1984 года.

Однако наиболее подозрительным являлось отсутствие интереса в Национальных институтах здоровья в Бетесде. Хотя группа ученых, внутри Национальных институтов здоровья, в особенности в Национальном институте рака, использовали свои общие исследовательские фонды для исследования проблемы СПИДа, само по себе агентство не демонстрировало никакого энтузиазма по попыткам разрешить тайну СПИДа.

"СПИД является ведущей причиной смерти мужчин от 30 до 40 лет в Сан-Франциско и нам необходимы деньги", говорил доктор Дональд Абрамс. Находясь в своем маленьком офисе в 86 отделении общей больницы в Сан-Франциско, где он и Вольбердинг лечили, все увеличивающуюся популяцию больных со СПИДом. Молодой онколог очень аккуратно подбирал слова, указывая на пачки папок, заполненные рукописными и печатными страницами.

"Мы собрали огромное количество данных о наших пациентах. У нас нет компьютера, для того чтобы проанализировать данные и какой смысл выполнять все эти [продвинутые Т- клеточные] тесты, если мы не сможем их совместно обработать и опубликовать?", спрашивал Абрамс. "Эта проблема уникальна в истории медицины. Люди постоянно повторяют нам - "Деньги скоро появятся" из этого офиса в городе, из офиса штата или из федерального офиса. Но они так никогда и не появляются. А реальность заключается в том, что у нас становится все больше и больше пациентов, которые ждут ответа".

Хотя он находился только в начале третьего десятилетия своей жизни, после 18 месяцев работы с Вольбердингом над проблемой СПИДа, Абрамс выглядел крайне уставшим. Его голос был слабым, а тело его усталым.

Снабженный чем-то вроде духа активиста, Эндрю Мосс смог собрать немножко больше энергии от своей команды и самого себя. Теперь, заключенная в крохотную комнатку в конце 86 отделения, группа Мосса пыталась привнести в эпидемию, эпидемиологический смысл. Он чувствовал, что единственно разумным подходом будет сравнить случаи СПИДа с демографически похожими, не болеющими СПИДом гомосексуалистами и гетеросексуалами из Сан-Франциско, а затем понаблюдать за ними и посмотреть, какие факторы приводят их в группу риска заболевания.

Но это было бы дорогостоящим.

10 человек работали с Моссом, ни один из них не получал ни цента за исследование СПИДа. Некоторые, глядя на размер эпидемии, являлись волонтерами. Даже Мосс технически являлся волонтером, поскольку все его финансирование было предназначено для изучения рака мозга и рака яичек.

"Партизанская наука", называл ее Мосс, наполовину шутливо. "Вы видите кризис и Вы начинаете делать то, что Вы должны делать, а обдумываете то, как Вы за все это будете платить позднее".

С самого начала Курран пытался возбудить интерес в исследовании проблемы GRID/СПИДа внутри NIH. Осенью 1981 года он поехал в Бетесду для того, чтобы познакомить с тем, что было известно об этом заболевании, о его жертвах и о тех вопросах, которые оставались неизведанными. Роберт Галло слышал про информацию Куррана, также как и нескольких других ключевых исследователей в NIH. И хотя многие думали, что ситуация была достаточно серьезной для гомосексуалистов, мало кто из них считал, что данная вспышка представляет собой интересную проблему для исследования. Традиционно, ученые NIH оставляли эпидемиологические проблемы для CDC.

Потребовалось более года, после того как Курран вернулся и обозначил новую проблему для исследования, и только после этого ученые из Бетесды начали обращать внимание на эту проблему.

"У нас есть доказательства тому, что новый инфекционный агент попал в запасы крови", сказал им Курран. "И он вызывает тяжелый иммунодефицит, в основном за счет изменений в Т клетках". Теперь это звучало подобно страшной загадки для Галло, который немедленно вспомнил про вирус, недавно им обнаруженный HTLV- I (54). Он знал, что вирус вызывает нарушение функционирования иммунной системы и рак, хотя не похожий на тот, который возникал у лиц со СПИДом. Галло ушел со встречи с Курраном предполагая, что таинственное заболевание может быть вызвано неким новым вариантом HTLV- I.

Позднее Галло поговорил по телефону с Максом Эссексом, работавшим в Гарварде, который был знаком с проблемой СПИДа по встречам с Доном Франсисом. Лаборатория Эссекса давно уже установила, что вирус кошачьей лейкемии изменял активность Т клеток кошек и кроме того, он имел некоторые доказательства тому, что HTLV- I подобным же образом нарушал функционирование Т клеток (55).

Эссекс работал с Курраном и Франсисом, которые посылали образцы крови в его Гарвардскую лабораторию. К июню 1982 года он предпринимал значительные попытки в Гарварде в поисках причины СПИДа.

Галло также начал работать над СПИДом.

После некоторого обдумывания эпидемиологических данных, Галло решил, что они указывают на то, что таинственный возбудитель передается кровью, а не по воздуху. В мае 1882 года он распорядился, чтобы лабораторный персонал начал попытки вырастить вирус из образцов крови, которые были получены от лиц со СПИДом.

Несколькими месяцами ранее, другая группа из NIH начала искать связь между саркомой Капоши и амилнитритом. Джим Гедерт, Билл Блаттнер и Дин Манн изучили 15 гомосексуалистов из Нью-Йорка, сравнили потребление амилнитрита и состояние иммунной системы. Это исследование выявило, что 5 из 7 мужчин, которые не использовали амилнитрит, имели признаки дисфункции иммунной системы, в сравнении с 5 из 8 пользователей амилнитрита. Они также обнаружили, что уровень инфицирования цитомегаловирусом был одинаков в обоих группах. Они пришли к выводу, что амилнитрит, по всей вероятности, не играет никакой роли в возникновении этого заболевания, хотя наркотики могут изменить функционирование иммунной системы (56).

В Национальных институтах аллергии и инфекционных болезней, подразделение NIH, группа ученых, которая находилась под руководством докторов Энтони ( Тони) Фаучи, Генри Мазура, Клифа Лейна изучала причину дисфункции иммунной системы у пациентов со СПИДом. Исследователи из этого учреждения обнаружили, что в дополнение к аномалиям клеток, у гомосексуалистов со СПИДом имелись серьезные проблемы В клеточной системы. Хотя у них имелось большое количество активированных В клеток, которые могли продуцировать антитела; другие классы В клеток были в дефиците, или вовсе отсутствовали. Эта группа заключила, что В клеточная система распознала, что она находится под действием микроба, но вследствие нарушения функционирования Т клеточной системы, находилась не в состоянии ответить с той степенью точности, которая наблюдается, когда обе части иммунной системы функционируют адекватно (57).

Под громкие фанфары 25 апреля 1983 года NIH сообщила, что вскоре будет выделено 240 000 долларов из исследовательских фондов, четырем внешним лабораториям. Неделю спустя NIH сообщила о шести дополнительных исследовательских грантах разным институтам. Эти деньги, в сумме менее двух миллионов, будут финансировать изучение иммунологии, лечения, генетики, педиатрии и рака при СПИДе.

Группа Вольбердинга, например, получила первый перевод из пятилетней суммы в 526 229 долларов для изучения иммунологического профиля симптомов пре-СПИДа. Через две недели после объявления NIH, Вольбердинг и один из сотрудников написали письмо Маргарет Хеклер, недавно назначенной секретарем Министерства Здравоохранения (Швейкер подал в отставку 1 января 1983 года). В этом письме они поблагодарили Хеклер за предоставленное исследовательское финансирование, но отметили, что оно составило менее половины суммы, которую оригинально запросила группа из Сан-Франциско.

"Этот объем финансирования является нереальным, если мы хотим достичь серьезного прогресса в обнаружении причины заболевания", написала группа. "Кроме того, мы не можем использовать оборудование, которое в основном используется другим лабораторным персоналом, поскольку они опасаются распространения возбудителя СПИДа. Таким образом, если не будут предоставлены фонды для покупки нового оборудования, наша работа не может быть продолжена." (58)

К середине 1983 года каждый аспект исследования СПИДа стал партизанским в Соединенных Штатах. Республиканцы в основном защищали существующую скорость исследования и использования финансовых расходов в то время, как демократы нападали на рейгановскую администрацию по всем фронтам. Ситуация поляризовалась до невозможности и словесная война в Конгрессе становилась все более и более эмоциональной и враждебной. Контролируемая демократами, палата представителей, постоянно требовала неотложного внимания к исследованиям в области СПИДа. А контролируемый республиканцами Сенат и Белый Дом пытались сократить расходы на СПИД. На слушаниях в Конгрессе летом и осенью 1983 года две партии обменивались обвинениями и дрались за контроль над изучением СПИДа.

"Эти [демократы] не могут определить чтобы называлось адекватным финансированием", писала группа десяти известных республиканцев, членов Конгресса (59). " Кроме того временное перенаправление финансовых потоков для того, чтобы справиться с проблемой СПИДа, не должно рассматриваться как постоянное .... И наконец, [демократические] рекомендации, по созданию независимой группы для планирования стратегии по отношению к СПИДу, должны быть отвергнуты, как не являющиеся необходимыми".

Руководил контратакой со стороны демократов представитель от штата Нью-Йорк Тед Вайс, который обвинял администрацию в наличии "непростительных и не признаваемых ошибок в федеральных попытках разрешить этот кризис", обвинял рейгановскую администрацию в сознательном отсрочивании или прикрытии исследовательского финансирования на то, что он называл "приоритетом номер один национального здоровья".

Деньги на медицинские исследования сами по себе, обычно не являлись партизанскими в Соединенных Штатах. Республиканец Никсон объявил войну раку, демократы Джонсон и Картер способствовали финансированию исследований в области рака и заболеваний сердечно-сосудистой системы, а в неотложных случаях - болезнь легионеров, "свининой" грипп, лихорадка Эбола - ресурсы находились достаточно быстро вне зависимости от того, какая партия контролировала Конгресс и Белый Дом.

Но СПИД был уникален. Он затрагивал каждый нерв, который приводил к разделению американцев: секс, гомосексуализм, раса (гаитянцы), христианские семейные ценности, наркомания и личные (против общественных) права на безопасность.

Из 1200 случаев СПИДа, которые были идентифицированы в мире к марту 1983 года все, кроме небольшого количества, были обнаружены в Соединенных Штатах и на Гаити (60). Политическое измерение эпидемии не было настолько ярким в других странах, до тех пор пока соответствующие вспышки у них, не приводили к тому, что таинственное заболевание оказывалось на повестке дня общественности.

В CDC те, кто отвечал за финансирование случаев СПИДа Гери Нобль и Дон Франсис - все еще не могла наскрести достаточно долларов и оборудования для того, чтобы осуществлять лабораторные эксперименты. Наиболее явным путем для того, чтобы доказать, что заболевание передается заразным возбудителем, было бы ввести образцы крови человека в лабораторных животных - обезьян. Если СПИД затем бы развился у животных, это бы продемонстрировало, что инфекционный возбудитель находится в крови пациентов. Однако обратное не являлось справедливым: если животное не заболело, это могло бы являться следствием иммунитета приматов к микробу, заразному для человека.

Но в CDC не было денег на исследования на приматах. В августе 1982 года Франсис и Нобль ввели четырем мартышкам кровь больных пациентов и ждали. И ждали. И ждали. И ждали. Месяцы проходили, а обезьянки жили себе счастливо. Франсис попытался реинъецировать в животных кровь от другого пациента и снова ждал.

Франсис лоббировал получение других животных, особенно редких и дорогостоящих шимпанзе. Но в CDC не было даже возможности для безопасного и человечного содержания крупных приматов. По соглашению с центром приматов в университете Эмори, расположенном за пределами Атланты, исследовательская программа CDC не смогла начаться до весны 1983 года. А затем она включила в себя двух шимпанзе и десяток макакк резус. Через полтора года ученые агентства все еще ждали какого-то физического ответа животных на инъекции, зараженной человеческой крови (61).

NIH имело громадное учреждение для содержания животных в Сан-Антонио, Техас (которое управлялось юго-западным фондом биомедицинских исследований) и там два шимпанзе были инъецированы человеческой кровью в начале 1983 года. У них начались быстрые изменения в Т клетках и появилась лимфоаденопатия.

В Париже французская рабочая группа по СПИДу отбросила все факторы окружающей среды, такие как амилнитрит, поскольку с самого начала анамнез французских пациентов четко указывал на инфекционный след. Они вначале обнаружили случай у стюарда, который по всей вероятности, заразился во время одного из путешествий в Соединенные Штаты, а затем передал инфекцию своим сексуальным партнерам во Франции. Действительно, частые путешествия в Соединенные Штаты являлись ярким признаком Европейского СПИДа среди гомосексуалистов (62), поэтому в 1982 году появление исключения - двух французских гомосексуалистов с отсутствующей связью с Соединенными Штатами - явилось причиной для публикации в ведущем Европейском медицинском журнале (63).

Одним из наиболее энергичных французских ученых был Жак Лейбович, врач и иммунолог, который очень экспрессивно выражал свое отношение к тем теориям, которые выдвигались. Расхаживая по комнате, сильно жестикулируя и то садясь в кресло, то вскакивая с него, привлекательный молодой Лейбович имел привычку быстро приходить к определенным выводам, а затем упорно придерживаться них, пытаясь убедить всех других в своей правоте, до тех пор, пока не накапливались данные, которые либо подтверждали его точку зрения, либо отвергали. Для Лейбовича наиболее интересные случаи Европейского СПИДа были не среди гомосексуалистов - это была просто американская парадигма, имплантировавшаяся на Европейской земле - как он говорил. Он был значительно более заинтересован периодически возникающими случаями иммунодефицита у африканцев и гаитянцев, которые он, и другие Европейские врачи, наблюдали в последнее время (64).

В 1982 году Лейбович выдвинул гипотезу, что СПИД является вирусным заболеванием африканского происхождения, которое вызывает заболевание и смерть, в результате того, что как он говорил, происходит "полное сгорание иммунной системы". Он призывал своих французских медицинских коллег просмотреть последние результаты по поводу необычных случаев иммунодефицита, возникших среди рожденных в Африке, жителей Франции и среди французских граждан, которые жили или путешествовали в Африку. Более того, он утверждал, что гаитянские случаи представляют собой Карибское проявление Африканского феномена, связанное каким-то образом путешествиями между франко-говорящими странами и Гаити.

В Бельгии Питер Пио также работал в рамках очень похожей гипотезы. С того момента, как он услышал о первых случаях пневмоцистной пневмонии в Лос-Анжелесе, Пио рассматривал возможность того, что СПИД является причиной похожего заболевания среди африканцев, живущих в Бельгии. Аналогичной точки зрения придерживался доктор Натан Клюмек врач, работавший в больнице Сант-Пьера в Брюселе в 1982 - 83 годах, где он лечил пять высокопоставленных заирцев, которые либо жили в Бельгии, либо приезжали в свою колониальную столицу для лечения своего иммунодефицита (65).

Ясно, что эти африканские случаи значительно отличались от того определения СПИДа, которое давалось американцами: ни один из них не был гомосексуалистом, ни один из них не вводил себе внутривенные наркотики или приезжал на Гаити. И более чем треть из них, были женщины. Все доказательства указывали на то, что СПИД был недавно импортирован на Европейский континент из Африки, Гаити или Соединенных Штатов. Американский импорт происходил в результате воздействия продуктов крови и сексуальной передачи среди гомосексуалистов, в то время как африканские и гаитянские случаи, по всей видимости, импортировались через гетеросексуальную модель передачи заболевания. Вне зависимости от типа передачи, большинство придерживалось точки зрения, которая была выражена французской рабочей группой, как "заразный агент обнаружен в Европе"(66).

Это был гетеросексуально передающийся микроорганизм, который может также передаваться и гомосексуальным путем, говорили европейские врачи. Большинство членов рабочей группы склонялись к мнению, что СПИД является вирусным заболеванием.

Во Франции для распространения научно-исследовательских фондов не имеется финансовой бюрократии, типа NIH, скорее это несколько более элитарная система, которая концентрирует основные биомедицинские исследования, проводящиеся в стране, в престижном институте Пастера в Париже. Хотя институт Пастера вряд ли мог сравниться в размерах или богатстве с американскими научными учреждениями, у него имелись значительные преимущества в случае неотложных событий: индивидуальные ученые, у которых имелось постоянное место для работы, могли инициировать исследования практически в любом направлении, без того чтобы запрашивать разрешения у бюрократической суперструктуры. Хотя это была и менее демократическая, по сравнению с американской системой, система Пастера позволяла способствовать выражению творческого начала и гибкости у научной элиты нации. Ведущие Парижские больницы - Клод Бернар, Раймонд Пуанкаре, Сент Луи, Пети - Сальпетрие - могли сотрудничать с учеными института Пастера. В 1982 году сформировалось сотрудничество по изучению СПИДа, которое связывало докторов Франсуазу Брун-Вазине из больницы Клода Бернара, Вилли Розенбаума из Пети-Сальпетрие и группу из института Пастера, под руководством вирусолога Люка Монтанье (67).

3 января 1983 года Розенбаум удалил увеличенный лимфатический узел из шеи пациента со СПИДом Фредерика Бургире, гомосексуалиста, который путешествовал в Соединенные Штаты. Ценная ткань была немедленно направлена в лабораторию Монтанье, где вирусолог Франсуаза Барре-Синусси начала его анализировать. 25 января Барре-Синусси сообщила Монтанье, что она обнаружила доказательства активности обратной транскриптазы в клетках Бургире.

К тому моменту на планете был известен только один вид, который мог использовать фермент обратную транскриптазу: ретровирусы. Эти маленькие, РНК содержащие вирусы, использовали фермент для того, чтобы создать зеркальные копии своего генетического материала, закодированного при помощи РНК и создать ДНК, версию самих себя, которая затем может быть внедрена в гены животных клеток, которые эти вирусы инфицируют.

К тому времени были известны два человеческих ретровируса - HTLV-I и HTLV-II - и основное количество исследований во всем мире по их поводу выполнялось в лаборатории Роберта Галло в Национальных институтах рака. Монтанье вначале предположил, что активность обратной транскриптазы указывает на то, что СПИД вызывается одним из этих двух возбудителей и в его лабораторном журнале находка Барре-Синусси описывается, под позднее стертым заголовком, "HTLV-I" ( 68).

Монтанье позвонил Галло в начале февраля 1983 года, описывая находки Барре-Синусси, и началось сотрудничество/соревнование между двумя лабораториями. Позднее, в этом же месяце в лаборатории Галло также была обнаружена обратная транскриптаза в лабораторных изолятах из клеток, которые были получены от людей со СПИДом (69). Галло был полностью убежден в том, что его первоначальная идея, озвученная в прошлом году в телефонном разговоре с Максом Эссексом, остается правильной: СПИД вызывается либо HTLV-I, либо одним из его близких родственников.

"HTLV является эндемичным на Карибских островах и похоже достаточно часто встречается в Африке и естественно, СПИД имеет связи с Карибским островом Гаити и саркомой Капоши, которая обычно обнаруживается в Африке", высказался Галло в журнале Американской медицинской Ассоциации в августе 1983 года (70). Признавая, что ни одного случая СПИДа пока не появилось в Японии, где HTLV-I также являлся эндемичным, Галло спрашивал: "Может ли вирус, вызывающий лейкемию [HTLV-I], являться вариантом иммуносупрессивного вируса? Мы не знаем, но если это так, он имеет очень небольшое отклонение, с очень небольшими антигенными различиями".

Пока группы Галло и Монтанье пытались найти связь с HTLV, небольшая группа Джей Леви, работала в Сан-Франциско, имея в своем распоряжении всего лишь несколько тысяч долларов полученных, от недавно организованной, Калифорнийской группе по СПИДу (71). Несмотря на небольшие ресурсы у Леви имелось большое преимущество, по сравнению с исследователями из Бетезды и Парижа: практически неограниченный доступ к большой, желающей сотрудничать, группе пациентов со СПИДом. В то время как Монталье боролся с изучением образцов от всего лишь одного пациента, Галло имел возможность изучать лишь небольшую группу пациентов, у Леви имелась кровь и образцы тканей более, чем 40 пациентов гомосексуалистов из Сан-Франциско. Его громадные возможности по исследованию, позволяли Леви случайным образом отбирать пациентов, избегая ошибок, которые могли следовать из ошибочной интерпретации данных, экстраполируемых от одного или двух пациентов. Пройдет несколько лет, прежде чем важность случайно собранной выборки Леви, станет очевидной.

Леви и его коллега из Калифорнийского университета Сан-Франциско Джон Циглер выдвинули теорию о том, что " СПИД сам по себе является оппортунистической инфекцией, он вызывает заболевание только у тех людей, которые уже имеют поражение иммунной системы, вызванной гепатитом В, цитомегаловирусом, паразитами или другими иммунносупрессивными факторами" (72).

Они рассматривали заболевание СПИДом в достаточно сложном контексте. Вероятно в связи с тем, что в 1983 году вся популяция их пациентов состояла из гомосексуалистов, они считали, что СПИД является конечным этапом в многостадийном процессе, который начинается с нападения на иммунную систему большого количества других возбудителей - особенно цитомегаловируса и вируса Эпштейна-Барра - после чего в настоящий момент не обнаруженный "вирус СПИДа", проникает в тело человека.

Леви постулировал, что "вирус мутирует таким образом, что он становится имитатором иммунной системы - или некоторых компонентов иммунной системы - причем настолько похожим, что когда система пытается атаковать вируса, она заканчивает тем, что атакует саму себя".

Результатом, как говорил Циглер, является выраженный аутоиммунитет или саморазрушение иммунной системы, в которой мощные силы В и Т клеточной системы по ошибке атакуют защитные силы самого тела. Леви предполагал, что наблюдающийся дисбаланс Т клеток у пациентов со СПИДом, является прямым результатом подобного процесса.

Но другие ученые смотрели на те же самые данные у пациентов со СПИДом и приходили к абсолютно иным заключениям. Некоторые считали, что СПИД является просто новым проявлением инфекции, вирусом гепатита В (73), или другого неизвестного загрязнителя вакцины против гепатита, первые экспериментальные исследования которой, проводились на американцах гомосексуалистах (74).

В начале 1980-х годов в научно-популярной и научной литературе циркулировало большое количество и других теорий возникновения СПИДа. Большинство из них имели общую ошибку: они пытались объяснить существование заболевания только на основании находок в американской общине гомосексуалистов, игнорируя противоречивые эпидемиологические доказательства, которые появлялись при более пристальном и широком взгляде на всех пациентов, которые заражались СПИДом. Большинство предположений было выдвинуто серьезными учеными и они подвергались оценке в лабораториях или на эпидемиологическом уровне, а затем признавались неправильными или добавлялись новыми предположениями, когда вновь полученные результаты, не подтверждали их первичных предположений.

Но как и было в случае большого количества других предшествующих эпидемий, имелись зелоты, которые обвиняли своих критиков в заговоре и настаивали ( даже спустя длительное время после того, как данные доказывали их неправоту), что единственно правильной причиной СПИДа является та, на которую указали они. В некоторых случаях их заявления оказывали серьезное воздействие на поведение людей, являющихся группой риска для развития СПИДа.

Среди ранних теорий СПИДа, которая привлекла к себе наибольшее влияние, являлось предположение о том, что заболевание на самом деле, было ни чем иным, как сифилисом, и что сифилис действовал в качестве ко-фактора с некоторыми другими микробами (75). Многие врачи продолжали настаивать, несмотря на противоречащие этому данные, что уникальные практики, которые существовали в гомосексуальных общинах, включая использование амилнитрита, фистинга и использование стероидосодержащих кремов для кожи, являлись основной причиной возникновения СПИДа (76).

Группа из Новой Зеландии утверждала, что СПИД вызывается тем же самым белковым элементом, который вызывает заболевание скрэйпи у овец (77).

Два американских ученых стали знаменитыми в 1983 году - и продолжали отмечаться в New York Native в 1990 году- за свою теорию о том что, что СПИД вызывается африканской свиной лихорадкой (78).

Серьезная ветеринарная проблема - африканская свиная лихорадка, инфицировала различные типы клеток свиней. Инфицирование африканской свиной лихорадкой человека, являлось крайне редким явлением, но могло приводить к лихорадке и нарушению функционирования иммунной системы. Исследователи, которые предположили, что существует связь между американской свиной лихорадкой и СПИДом, отмечали необычное сочетание событий, которые, как они предполагали, привели к появлению абберантной формы микроба: вспышка этого заболевания в 1978 году на Кубе и Гаити, которые, как они считали, являлось следствием попыток ЦРУ дестабилизировать правительство Кастро, уничтожением стад животных в его стране; массовый исход беженцев с обоих островов в Соединенные Штаты в 1980-е годы; и предполагаемое потребление недожаренной свинины американскими гомосексуалистами, которые проводили отпуск на Гаити (79).

Другие группы ученых предполагали, что СПИД вызывается "факторами" в продуктах крови, которые используются больными с гемофилией (80). В противоположность этому мнению, некоторые считали, что все случаи, признаваемые связанными с продуктами крови, на самом деле являются неправильно отклассифицированными заболеваниями другого типа (81). Таким образом игнорировались доказательства того, что во всем промышленно-развитом мире получатели продуктов крови заражались СПИДом и что, в тех случаях, когда это удавалось проследить, доноры, от которых были получены эти продукты также имели СПИД (82).

В 1983 году изучение людей с гемофилией и их жен, выполненное в университете Тулейна, выявило три основных положения, которые оказались чрезвычайно важными для дебатов о происхождении СПИДа: (1) СПИД у лиц с гемофилией является тем же самым заболеванием, что и у гомосексуалистов; (2) но пациенты с гемофилией не имеют в анамнезе ни одной из тех причин, которые, как предполагалось, вызывали СПИД у гомосексуалистов; и (3) некоторые из этих мужчин, по всей вероятности, передали заболевание своим женам. Исследователи заключали, что "хроническое инфицирование агентом, который передается через продукты крови, является наиболее вероятным источником обнаруженных аномалий, поскольку больные с гемофилией обычно не подвергаются воздействию других факторов риска, следовательно, другие исследования причин СПИДа не должны фокусироваться только на лицах с "нетрадиционным стилем жизни" (83).

CDC в 1983 году давала различные данные, заключая свое первое исследование по типу случай-контроль 50 гомосексуалистов со СПИДом. Исследователи агентства сообщали, что "они не могут исключить возможности того, что ..... использование наркотиков" и " определенные аспекты стиля жизни" коррелируют со СПИДом. Хотя группа исследователей CDC никогда не утверждала, что стиль жизни является _причиной,_ многие члены общины гомосексуалистов прочитали эти результаты как то, что исследователи в качестве причины возникновения СПИДа, рассматривают употребление амилнитрита и другие похожие внешние причины (84).

В то же время Франсис и доктор Марта Рогерс сообщили из лаборатории CDC, что кроме более высокого чем обычно, уровней цитомегаловируса и вируса Эпштейна-Барра у гомосексуалистов со СПИДом, в организме не было ничего, что бы могло объяснить их терминальное заболевание. "Мы предполагаем, что дальнейшие лабораторные исследования должны быть разработаны с целью идентификации инфекционного агента, который может свободно циркулировать в крови или периферических лейкоцитах и который может обнаруживаться в секретах в прямую кишку, в семя и другие выделения гомосексуалистов "(85). Посреди всего этого беспорядка физик Джон Маддокс редактор Nature, наиболее известного научного журнала в Англии, в апреле опубликовал редакционную статью, которая называлась "Нет необходимости паниковать по поводу СПИДа" (86).

"В настоящий момент имеется серьезная опасность того, что паника по поводу заболевания, которое врачи называют синдромом приобретенного иммунодефицита (кратко называемого СПИДом), выйдет из под контроля", писал он. "Поскольку характеристики этого, ранее неизвестного и возможно не существующего состояния, настолько тревожны, что существует искушение изобразить это заболевание, как следствие декаданса цивилизации - некий вариант современной версии судьбы Содома и Гоморры". Кроме того, Маддокс отмечал "патетический промискуитет гомосексуалистов", называя его "наиболее явной угрозой для общественного здоровья".

Отбросив СПИД как заболевание, которое наблюдалось среди менее, чем 1 000 людей, 70% из который являлись гомосексуалистами, Маддокс давал советы паникерам, добавляя, что "к счастью заболевание - чтобы его не вызывало - не является ни особенно заразным, ни определенным по поводу своих эффектов".

Напротив, весной 1983 года Курран, Франсис и Марк Эссекс из Гарвардского университета совместно написали редакционную статью, которая должна была быть опубликованной в журнале Национального института рака. Их идеей было в достаточно определенной форме указать, что СПИД вызывается заразным агентом и предположить, что одним из кандидатов на причину развития СПИДа, является HTLV-I (87). Эссекс уже имел доказательства тому, что многие пациенты со СПИДом были инфицированы HTLV-I.

"Мы проверили группу из 75 пациентов со СПИДом, образцы от которых мы получили из CDC", объяснял в мае Эссекс. "И пациенты были разбиты на группы, в зависимости от того имелась ли у них превмоцистная пневмония, или саркома Капоши и в этой серии из 75.... от четверти до трети пациентов имели доказательства присутствия HTLV".

"Одна из возможностей, на которую я бы хотел обратить внимание заключается в том, что HTLV не имеет никакого отношения к заболеванию, а что HTLV просто оппортунистически инфицирует некоторых пациентов со СПИДом, но не всех их", срочно добавлял Эссекс.

Галло был в экстазе. У Эссекса имелись доказательства, которые обвиняли в возникновении СПИДа, его личного фаворита в этой причинно-следственной гонке. Персонал лаборатории Галло только что изолировал HTLV-I из лейкоцитов трех Нью-Йоркских гомосексуалистов, больных СПИДом. И при анализе 33 пациентов со СПИДом, группа Галло обнаружила HTLV-I в Т клетках, двух из них. Все это вместе, похоже, поддерживало точку зрения Галло на то, что HTLV-I, или его близкий родственник, вызывает СПИД.

Четыре статьи Эссекса и Галло были опубликованы в одном выпуске журнала Sсience, вместе с исследованиями группы института Пастера, которые были описаны в официальном пресс-релизе министерства здравоохранения США, как отчет о "выделении родственного HTLV вируса от гомосексуалиста с множественной лимфоаденопатией и доказательство инфекции, которые могут указывать на развитие СПИДа" (88).

Но это не было тем, что показало французское исследование. Вовсе нет.

4 февраля 1983 года Шарль Доге из института Пастера наблюдал дюжины сферических вирусов, которые начали выходить из Т клеток Фредерика Бургире. Однако, хотя эти таинственные вирусы в микроскопе Доге и HTLV-I являются сферическими, согласно данным французских ученых, они не являются идентичными. Что еще более важно, группа Монтанье не смогла обнаружить выраженной перекрестной реакции между антителами к вирусу HTLV-I, выделенного Галло и их микробу, связанному со СПИДом. Они предположили, что два возбудителя могут иметь некоторое генетическое подобие, но они являются абсолютно четко различными видами вирусов.

Тем не менее, по просьбе Галло, Монанье вставил следующий пассаж в свою статью: "Мы, предположительно заключаем, что этот вирус так же, как и все ранние вирусы, относящиеся к группе HTLV, принадлежит к семейству, тропных к Т лимфоцитам ретровирусов, которые передаются горизонтально у людей и могут участвовать в патогенезе нескольких патологических синдромов, включая СПИД".

На протяжении лета 1983 года две конкурирующие лаборатории пытались вырастить вирусы СПИДа в клеточных культурах, но вирусы росли хорошо только внутри Т клеток человека, которые они также и убивали. В связи с этим в течении нескольких дней все клетки в культуре оказывались мертвыми, вместе с вирусом, который никак не выделялся. Барре-Синусси и Шерман применили большое количество безуспешных методов, для того, чтобы вырастить вирус. В конце концов, во время одного из летних дней, команда Монтанье придумала трюк, который заключался в том, чтобы постоянно, каждые три дня переносить, инфицированную вирусом жидкость (супернанант) от клеток, растущих, в присутствии стимулирующих Т клетки интерлейкина-2 и фитогемоагглютенин, к новым свежим Т клеткам, повторяя этот процесс на протяжении нескольких недель с надеждой, что в конце концов появится культура, которая будет полностью наводнена вирусами.

Тем временем в Северной Америке начинала разрастаться паника.

Хотя абсолютное количество, обнаруженных в Канаде и Соединенных Штатах случаев СПИДа, было все еще менее двух тысяч, размеры эпидемии быстро расширялись. Доктора Джеймс Олеске в медицинской школе Нью-Джерси в Ньюарке и Айри Рубенштейн в медицинской школе Альберта Эйнштейна в Бронксе, лечили новорожденных и грудничков, которые заразились СПИДом от своих родителей. Олеске лечил 11 таких детей, Рубенштейн - 25 (89). Все эти дети имели родителей, которые были либо внутривенными наркоманами, либо недавно эмигрировали из Гаити, или Доминиканской Республики, или же вели беспорядочную половую жизнь, как это описывали врачи.

"Понятно, что ни один из детей, которых мы видели, не подвергался сексуальным домогательствам и не принимал наркотиков", сказал Олеске в мае 1983 года. Поэтому, если так можно выразиться, "нормальные" люди также могут заболеть СПИДом.

Рубинштейн соглашалась, говоря, что по всей вероятности большинство детей получили вирус СПИДа от своих матерей во время, или немедленно после, беременности, но "мы обнаруживаем определенный уровень иммунодефицита у других членов семьи. Происходит нечто, что позволяет предположить, что заразное начало передается иным способом: не только трансплацентарно, не только сексуально и не только совместным использованием загрязненных шприцов".

В начале 1983 года совместное исследование CDC и медицинского центра Монефьере в Нью-Йорке описало двух женщин со СПИДом, у которых не было никаких других факторов риска, за исключением брака с мужчинами, которые страдали этим заболеванием (90). К маю один из исследователей в Монтефьере доктор Нейл Штейгбигел обнаружил пять дополнительных случаев того, что казалось гетеросексуальной передачей. "Мы предполагаем, что это демонстрирует тот факт, что СПИД может рассматриваться, как угрожающий здоровью всей популяции, а не только гомосексуалистам, наркоманам, гаитянцам или больным гемофилией", в то время говорил Штейгбигел. "Естественно, если кто-то сталкивается с потенциально фатальным заболеванием, это ужасно пугает, особенно если учесть, что мы имеем потенциально смертельное венерическое заболевание, которое может оказаться в нашей общей популяции."

Летом и осенью 1983 года в большом количестве были опубликованы и другие исследования, подтверждающие сексуальную передачу таинственного агента СПИДа.

Во многом наиболее тревожные новости для рабочей группы по СПИДу в CDC, пришли от наркоманов. Курран, Яффе, Франсис, Дарроу и другие, все они начинали свою работу именно с заболеваний, передающихся половым путем. Тем не менее они были удивлены, даже шокированы теми подробностями, которые они начали выяснять по поводу сексуальной жизни гомосексуалистов. До СПИДа они также были мало знакомы с особенностями популяции наркоманов. На протяжении всех этих лет они не знали, что Грегори Ховард и тысячи ему подобных, занимались своей "работой" в тайных местах, где они обменивались оборудованием для инъекций, они не знали, что предположительно заброшенные здания, были наполнены наркодельцами.

Когда исследователи из Нью-Йорка и Ньюарка познакомили широкие круги американских ученых, занимавшихся СПИДом с деталями наркомании, их точка зрения поразила Куррана наподобие молнии. Можно долго обсуждать теоретическую вероятность заражения СПИДом при помощи сексуальной передачи, но введение его в кровоток, казалось, гарантирует инфицирование.

Вскоре группе CDC стало известно о галереях по введению наркотиков, в которых наркоман мог заплатить за то, чтобы дилер или наркоторговец, использующий одну и ту же иглу, один и тот же шприц на десятках или даже сотнях потребителей или покупателей в день, могли его инфицировать практически любым веществом. Эксперты, такие как доктор Дон Де Джараис, который руководил реабилитационной программой для наркоманов в больнице Бет Израель на Манхеттене, сообщали ученым из CDC о том, что мало кто из наркоманов в 1983 году использовал только один наркотик; они использовали два, три или более наркотиков, часто включая кокаин, амфетамины, барбитураты, алкоголь, валиум и другие бензодиазепины. После лет периодических "засух" с героином вследствие либо действий полиции, либо в результате манипуляции рынком, наркоманы адаптировались к смешению различных наркотических веществ. Один "коктейль" вначале дня, другой для того, чтобы немножко сгладить неприятности в течение дня и еще один - вечером, для того, чтобы отправить себя напрямую во временный рай.

Крайне наивно, как выяснили ученые из CDC, было бы строить стереотипы поведения наркоманов, или предположить, что один из видов их поведения объясняет резкое увеличение среди них количества СПИДа. Диапазон методов использования наркотиков мог ранжировать состояние от летаргии до гиперактивности. Этих людей было очень сложно изучать и очень сложно обучать.

"Мы просто не знаем, что мы со всем этим можем сделать", говорил Курран. "Мы не можем объяснить, почему практически все внутривенные потребители наркотиков обнаруживаются в Нью-Йорке и Нью-Джерси, в то время как большинство случаев на Западном побережье - более 90% - среди гомосексуалистов. Мы на самом деле не очень понимаем распределение".

"Все, что Вам надо сделать - это пройтись по улице.", сказал бы Ховард. "Грегори знает, что происходит".

Ховард пытался остаться на метадоне, но это было сложно. Персонал клиники относился к наркоманам, как к животным и часто он думал, что было более неприятным: спускать штаны перед глазами охранника клиники, пытаясь помочиться в бумажную чашечку, для того протестировать мочу на героин, или пытаться с трудом найти вену на руке, для того, чтобы наркоторговец смог в нее воткнуть иглу, затем распустить жгут, после этого передать все следующему клиенту и ..... отплыть в наркотический сон.

Хотя Ховард осенью 1983 года ничего не знал по поводу СПИДа, он был экспертом стиля жизни наркоманов. Он мог бы рассказать группе CDC очень интересные и не очень приятные истории, если бы они потрудились его об этом расспросить. Но они не потрудились. Курран знал что, когда речь заходила о наркоманах, его команда находится за пределами своей компетентности и он пытался сотрудничать с другими агентствами, которые должны были в этом разбираться, особенно с NIDA (Национальным институтом наркомании). Но в условиях рейгановской администрации NIDA была больше заинтересована в удалении наркотиков с рынка, нежели в том, чтобы наркоманы остались в живых.

Если бы кто-нибудь его спросил, Ховард смог бы рассказать правительственным ученым те же самые вещи, которые он охотно говорил любому другому человеку, который этим интересовался. "Как много Грегори использует", говорил Ховард. "Когда он использует наркотик, как он его использует- все зависит от того, что он использует. Это очень просто". Если обобщить эти сведения, то особенности употребления наркотиков заключались в том, что героина - если бы они вводили только героин - что они делали крайне редко - одной, двух инъекций в день было бы достаточно. Если, однако, они смешивали героин с другими депрессантами, подобными алкоголю или барбитуратам; или стимуляторами, подобными кокаину или speed (метамфетамину), ситуация становилась значительно более сложной (91). Героин действовал на протяжении многих часов, но ощущение от кокаина продолжалось на протяжении нескольких минут, большая инъекционная доза метамфетамина могла привести к тому, что наркоман будет ходить по Ньюарку с босыми ногами, не интересоваться сном и едой на протяжении двух-трех дней, если не сумеет смягчить действия этого наркотического средства каким-нибудь депрессантом, например валиумом или барбитуратом, которые начнуть действовать значительно быстрее, если таблетки запить концентрированным алкоголем.

Так Ховард будет объяснять, двигаясь по знакомым трущобам Ньюарка, наркотики правили его ежедневными действиями, его действия зависели от того, как много раз в день игла входили в вену, с чем была эта игла и как много других людей использовали эту же иглу.

CDC хотела провести исследование среди наркоманов, как только появится тестовый набор на выявление СПИДа. Если эксперты по наркотикам были правы, то среди наркоманов могла бы быть даже более высокая частота новых случаев СПИДа, чем среди гомосексуалистов. Но получить доступ к наркоманам, особенно к тем, которые не вовлекались в метадоновую программу реабилитации, или не жили в гетто для наркоманов, подобных Ньюарку, было крайне сложно. Сложнее всего было найти тех наркоманов, которые комбинировали, с одной стороны статус человека среднего класса, с другой - тайную жизнь наркомана.

Даже без таких данных были большие опасения, что СПИД может проникнуть в общую популяцию через проституток наркоманов или сексуальных партнеров наркоманов. Данные о гетеросексуальных передачах - исключая те, которые по ошибке были отмечены как "гаитянские случаи" - были в основном среди женщин, являющихся сексуальными партнершами мужчин наркоманов.

Среди больших проблем, с которыми столкнулась CDC, являлись данные, полученные в двух американских исследовательских центрах для приматов, посвященные вспышке заболевания, крайне похожего на СПИД, среди обезьян в Калифорнии (92) и Массачусетсе (93). Хотя эти отчеты и не особенно интересовали общественность, ученые беспокоились, что тот вирус, который убивает людей, мог недавно появиться, перейдя к ним от обезьян. Если бы это было так, тогда немногие из людей могли бы иметь естественный иммунитет к обезьяньему микробу.

По мере того как увеличивалось общественное беспокойство по поводу эпидемии, увеличивалась также и паника. Полицейские в Сан-Франциско потребовали и получили, специально разработанные маски и перчатки, для своей защиты при выполнении процедур реанимации или при обращении с "потенциально опасными" гражданами. Дворник в Нью-Йорке был испуган, что он заразился в результате того, что взял мусорный мешок, из которого торчал шприц. Также в Нью-Йорке городской отдел Здравоохранения был переполнен звонками от испуганных граждан, которые уточняли, является ли безопасным пользоваться теми же стиральными машинами, которые используют гомосексуалисты; может ли вирус передаваться через поручни и сидения в метро, или в общественных туалетах, через крышки на унитазах.

В Европе, полностью респектабельной, обычно консервативные ученые открыто сравнивали СПИД с чумой (95).

А внутри гомосексуальной общины Америки начиналась большая политическая культурная битва. Многие мужчины были испуганы и резко изменили свое поведение. Бани в Сан-Франциско, например, сообщали о 40%-60% снижении доходов в мае 1983 года.

Но по мере того, как приближалось 27 июня - годовщина восстания в Стоунволле, теперь отмечаемая как день освобождения гомосексуалистов - в правительственных зданиях Сан-Франциско и Нью-Йорка все чаще раздавались обеспокоенные голоса. Наиболее беспокоящиеся по поводу СПИДа, опасались что атмосфера вечеринки и бани, которая была так распространена с 1969 года, стала слишком опасной к 1983 году. Противники ограничений на " банную культуру" обзывали подобные идеи - инспирированной правительством паранойей, направленной на то, чтобы подавить движение за освобождение гомосексуалистов.

Директор департамента общественного здоровья Сан-Франциско Мервин Сильверман и комиссар здравоохранения Нью-Йорка Давид Сенсер оказались в середине и должны были принимать решение о судьбе местных сексуальных клубов и бань, в то время как противоположные стороны - гомосексуальные общины, выдвигали политические угрозы. Баталии будут оставаться очень жаркими на протяжении двух лет и ни один из руководителей здравоохранения в этих городах, политически их не переживет. В конце концов все эти учреждения будут закрыты, хотя ночные полу-тайные секс-клубы для гомосексуалистов, хотя и нелегально, продолжат свое существование и в 1990-е годы.

"Это достаточно грустно", сказал выдохшийся Сильверман всего за несколько дней до того, как парад гомосексуалистов привел свыше 300 000 человек в Сан-Франциско. "У Вас есть люди, которые тревожатся по поводу СПИДа, вследствие этой тревоги они идут в бани и занимаются опасным сексом, для того чтобы избавиться от этого стресса. Это крайне, крайне парадоксально".

Хозяин бани Хел Слейт, владелец Каулдрона, подтверждал наблюдения Сильвермана. "Таким образом, мы попались на Уловку-22, когда у нас имеется крайне высокий уровень стресса, тревоги и ощущения смерти и все, что мы видим вокруг нас, это все помогает нам справиться с нашим страхом и тревогой", говорил Слейт.

Хотя он и говорил об опасностях СПИДа, Бобби Кембелл продолжал ходить в бани. Он и Майкл Каллен создали группу самопомощи, которая называлась PWA - или люди со СПИДом. Он видел, как умирали несколько из его друзей, и весной Бобби изменил свой значок с обозначением KS - на обозначение AIDS (СПИД). Он перенес около восьми серьезных приступов оппортунистической инфекции, несколько раз госпитализировался в больницу и был сильно напуган.

Несколькими месяцами ранее Кембелл ухаживал за своим другом, которого звали Джон, умершего в конце концов от СПИДа.

"Видеть его в отделении интенсивной терапии с трубками в носу было для меня очень тяжело", говорил Кембелл. "Еще ужаснее было сознание, что это может произойти и со мной. Я мог себя убедить в том, что я не болен, но я не мог себя заставить убедить в этом, когда видел его лежащим там. Я мог видеть самого себя или других людей, которых я люблю, также лежащими там."

"Джон и я поговорили, я ушел и через неделю или что-то около этого, он был уже мертв. Я плакал и плакал, затем напился, а затем сказал себе: я жив, черт побери, я хочу сделать эту жизнь реальной для себя, я гляжу на смерть, но до того момента, пока я не мертв, я жив, черт все это побери!".

До празднования дня освобождения гомосексуалистов в Нью-Йорке и Сан-Франциско бани оставались. Хотя это был и самый большой подобный фестиваль в американской истории, участники не могли не почувствовать изменений. Кто мог сомневаться, что праздник закончился, когда такое громадное количество людей на этом параде маршировали, или были даже вывезены на инвалидных колясках. Предупреждения были размещены во всех учреждениях для гомосексуалистов. Чаши с бесплатными презервативами стали располагаться в барах и отелях для гомосексуалистов, среди гомосексуалистов распределялись памфлеты, выпущенные комитетом по здравоохранению, с советами о том, как практиковать безопасный секс. Весь мир наблюдал это на телевидении. Различные шутливые группы, такие как "Графы на велосипедах", "Проститутки против воин", "Лига гомосексуальных игроков в футбол в Сан-Диего" "Демократический клуб Харви Милка", "Женщины против империализма" и большие группы других фотогеничных гомосексуалистов, заполняли телевизионные экраны, в то время как мрачные комментаторы отмечали странное сочетание фривольности и эпидемии.

Освещение телевидением этих событий вызвало возмущение. Преподобный Билли Грехем кричал, что "СПИД - это Божье наказание". Телевизионный евангелист, лидер морального большинства, Джерри Фалвелл обвинял "извращенный стиль жизни", выступая на церемонии, показанной по национальному телевидению, он сказал: "Если администрация Рейгана не сделает что-то против того, что является сейчас чумой гомосексуалистов, я чувствую, что в течении года президент Рональд Рейган будет лично ответственен за то, что это ужасное заболевание возникло среди невинного американского общества"..... "СПИД - это Божье наказание", заключал Фалвелл. "Священное писание говорит ясно: когда мы нарушаем Законы Божьи, мы пожинаем это нашей плотью".

Бобби Кембелл вскоре после этого, перед советом наблюдателей Сан-Франциско, обвинил религиозных лидеров:

"Я не рассматриваю себя как грешника, я не думаю, что это воля Божия", кричал Бобби. "Я возмущен сенатором Джеремаей Дентоном из Алабамы, который сказал: "О, пусть гомики умрут". " Я возмущен людьми, которые выгоняют нас с работы и изгоняют из наших домов. Это наш кризис. Нам необходима поддержка, а не ненависть".

Некоторые ученые жаловались, что "чума страха" мешает попыткам контролировать вирусную чуму (96).

Между тем научная конкуренция также усилилась. Защищенные от всех этих общественных неприятностей, лаборатории Джея Леви, Люка Монтанье и Роберта Галло создавали свои собственные проблемы по мере того, как они наперегонки пытались обнаружить вирус, вызывающий СПИД. Хотя не было дополнительных доказательств, которые бы поддерживали идею о том, что заболевание вызывается HTLV-I, Галло продолжал заявлять, что этот вирус является наиболее вероятным подозреваемым, предлагая даже достаточно сложные схемы эволюции вируса и его глобального распространения (97).

Но как Леви, так и Монтанье к концу лета были уверены, что HTLV-I не является причиной СПИДа (98).

В сентябре враждебность между французами и группой Галло усилилась - от уровня обычного соревнования, которое часто бывает между конкурирующими лабораториями, до значительно более серьезного, после того как Галло и Монтанье начали спор друг с другом на вирусологическом семинаре в лаборатории Cold Spring Harbor в Нью-Йорке. Галло представил свои аргументы в пользу того, что СПИД вызывается HTLV-I, которые из уважения к автору вызвали аплодисменты. Однако Монтанье бросил бомбу, сообщив о пяти важнейших достижениях. Во первых, он сказал, что был выявлен новый вирус (на что было указано ранее в его статье в журнале Science, но теперь выделение было совершенно четким) и этот вирус был назван LAV или лимфоаденопатия - ассоциированный вирус. Во вторых, LAV был успешно культивирован из клеток пяти пациентов со СПИДом, у которых имелось значительное увеличение лимфатических узлов и от трех людей со СПИДом (гомосексуалисты, женщины гаитянки и мужчины с гемофилией), более того LAV имеет аффинитет к Т клеткам, особенно Т хелперам, у которых на поверхности имеются рецепторы CD4. Используя специально сделанный скрининговый тест, группа Монтанье продемонстрировала, что в 63% случаях пре-СПИДа и 20% СПИДа, могут быть обнаружены антитела к LAV. Монтанье предположил, что более низкий ответ антител у больных людей, был следствием вирусного разрушения их иммунной системы.

И, наконец, он настаивал на том, что все формы анализа LAV показывают, что он не является близким родственником HTLV-I, а является членом семейства лентивирусов, которое включает большое количество медленно убивающих ветеринарных заболеваний, такие как висна у овец и инфекционная анемия лошадей, у лошадей.

Затем последовал крайне напряженный, эмоциональный тридцатиминутный спор между Монтанье и Галло. Он затем будет преследовать их, и науку в целом, на протяжении десятилетия. Галло задал своему французскому противнику восемь вопросов и это было его правом на подобной встрече. Галло более, чем десять лет спустя, будет настаивать, что вопросы были направлены на то, чтобы указать на несовпадения и слабости, которые требовали дополнительного изучения. Монтанье, однако, считал, что замечания Галло являются грубыми, и что американец бросил ему перчатку. Другие ученые, присутствующие на конференции, были обескуражены настолько явно выраженной враждебностью. Вопросы Галло были направлены на то, чтобы подвергнуть сомнению причинную роль LAV и опровергнуть убеждение Монтанье, что LAV является лентивирусом, а не членом семейства HTLV-I.

То, как можно было охарактеризовать последовавшие за этим, следующие двенадцать месяцев - это была гонка к финишу. Когда все три лаборатории обменивались любезностями - даже образцами вируса - и в то же время "кусались и царапались". До того момента, когда он пересек эту финишную прямую, значительно позже того, как Монтанье объявил о своих данных по поводу LAV, Галло продолжал настаивать, что наиболее вероятной причиной СПИДа является HTLV-I. Его попытки доказать свою точку зрения поддерживались CDC в лице Гарольда Яффе, Дона Франсиса, Джима Куррана и других членов рабочей группы по СПИДу (99).

Эссекс продолжал соблюдать нейтралитет, находя доказательства инфицирования HTLV-I у 10%-12% людей со СПИДом, но постоянно подчеркивая, что " у нас нет никаких доказательств, что именно этот агент вызывает СПИД".

Эндрю Мосс отмечал, что по мере того как приближался 1984 год "разрастался гигантский PR-бум, посвященный HTLV, за счет которого большое число людей считало, что именно он и является причиной СПИДа, что потом оказалось неправдой. Я думаю, этот год был в основном посвящен PR, финансированию и политике. Мне кажется, что история науки эпидемии СПИДа заключается в том, что наука была сделана людьми до того момента, когда было начато финансирование. То, что было сделано учеными в основном путем незаконного перетаскивания средств и использования того, что у них было"

Мосс прокашливается и поднимает глаза на новый компьютер на своем офисном столе, а затем он добавляет со вздохом: "Это именно то, что мы сделали - мы искали фонды на протяжении целого года. Теперь, когда фонды выделены, многие люди смогли сделать какие-то исследования".

Хотя он и имел некоторое исследовательское финансирование, Мосс оставался неудовлетворенным. Он, к своему великому сожалению, прекрасно знал прогнозы эпидемии СПИДа в гомосексуальной популяции Сан-Франциско и он - эпидемиолог и статистик, получивший образование в Стенфорде и Лондонской школе экономики, теперь выступал бухгалтером смертей: "Ну ладно, если Вы хотите какие-то цифры - в Сан-Франциско была вспышка настоящей чумы в 1907 году и она вызвала истерию, поскольку 60 человек умерло. Ну что ж, теперь у нас более сотни смертей от СПИДа только в одном году, и в следующем году [1984] у нас будет две-три сотни смертей от СПИДа. На самом деле это очень большое количество и для меня абсолютно непонятно, как мы можем, ожидая подобного, не тревожится, как будто это не эпидемия в стигматизированной группе людей."

В Атланте Джим Курран также закончил год, подсчитывая количество смертей: 2 042 кумулятивных случаев СПИДа с мая 1981 года, из них 1 283 уже мертвы. Он предсказывал, что эпидемия будет расширяться в 1984 году, но не с такой большой скоростью, как в 1983 году.

7 апреля 1984 года группа института Пастера опубликовала некоторые детали тех случаев, которые были представлены на семинаре в Cold Spring Harbor, за семь месяцев до того, также как и доказательства того, что LAV уже присутствовал в банках крови Франции (100). Эта находка не привела ни к каким политическим действиям ни во Франции, ни в Соединенных Штатах. Однако, она привела к тому, что CDC послала закодированные образцы крови в Парижскую лабораторию, из которой быстро вернулись следующие результаты: 90% образцов, которые, как позднее подтвердила CDC, были от пациентов со СПИДом и имели антитела к LAV.

"Я думаю, что это слишком хорошо", объявил явно возбужденный Дон Франсис. "Работа французов чрезвычайно хороша".

В Национальных институтах аллергии и инфекционных болезней, расположенных на расстоянии вытянутой руки от лаборатории Роберта Галло, доктор Малколм Мартин был еще более открытым, заявляя, что LAV является "лучшим парнем на деревне".

Галло и Эссекс продолжали оставаться скептичными.

"Я думаю, что в настоящий момент мы должны рассматривать HTLV, как ведущего кандидата", высказался Эссекс в журнале The Wall Street Journal (101), намекая на то, что доказательства скоро придут из лаборатории Галло. Галло отказался комментировать напрямую, но "информированные источники, близкие к Галло", сообщили в The Washington Post, что скоро будет сделано важное объявление.

И оно было сделано. 23 апреля 1984 года министр здравоохранения Маргарет Хеклер созвала пресс-конференцию в основном офисе агентства в Вашингтоне, для того чтобы объявить про открытие вируса, вызывающего СПИД. При этом она не собиралась говорить хвалебные слова в адрес французов, а хотела объявить о победе, принадлежащей агентству национального института рака. С Галло, сидящим рядом с ней, Хеклер объявила: "Сегодня мы добавили новое чудо к длинному списку достижений американской медицины и науки".

"Сегодняшнее открытие представляет собой триумф науки над ужасным заболеванием", объявила Хеклер, предсказывая появление вакцины против СПИДа в течение пяти лет.

Группа Галло обнаружила ретровирус у людей со СПИДом и обозначила его HTLV-III. И группа создала клеточную линию, которая в противоположность системе, использованной в институте Пастера, могла, при наличии вируса, расти перманентно. Таким образом, группе Галло не требовалось переносить жидкость от одной чашки с культурой, к другой, на протяжении многих недель, для того чтобы получить образец вируса. Клеточная линия, обозначенная HT, будет служить в качестве основы для разработки быстрого теста на выявление СПИДа, сказал Галло, поскольку теперь можно производить большие количества вируса для скринига крови на наличие антител.

Группа Галло отметила обнаружение французами LAV и не могла ничего сказать по поводу того, является ли HTLV-III и LAV различными микробами. В настоящий момент этого невозможно сказать с определенной уверенностью, говорили они, поскольку, плохо охарактеризованный французский вирус, " в настоящий момент не был перенесен на перманентно растущую клеточную линию, для истинного выделения" (102).

Галло затем предсказал, что вакцина против СПИДа будет "доступна в течении двух лет".

Отвечая на информацию о том, что институт Пастера и французская пресса не очень-то дружелюбно отнеслись к объявлению Галло об "открытии вируса СПИДа", Галло сообщил журналу американской медицинской ассоциации, что "никогда не было, нет, и не будет какой бы то ни было борьбы, или проблем, между нами и французской группой" (103).

Затем на протяжении последующих месяцев французская и американская лаборатории будут представлять горы статей, поддерживающих этиологическую роль LAV или HTLV-III, соответственно. Поскольку группа в национальном институте рака разработала вирус, продуцирующего клеточную линию HT, они могли быстро скринировать образцы крови на наличие инфекции, используя простой тест, называющийся ELISA (ферментный иммунно-сорбентный тест). К ноябрю 1984 года тест ELISA использовался исследователями, как в Соединенных Штатах, так и в Европе, для тестирования образцов крови для определения наличия инфицирования и экспериментального скринирования сданной крови (104).

И к ноябрю-декабрю, как LAV, так и HTLV-III были клонированы в лабораториях и проанализированы на генетическом уровне (105).

Группа Джея Леви быстро объявила об обнаружении у гомосексуалистов со СПИДом, еще одного ретровируса, который назвали ARV ( СПИД ассоциированный ретровирус) (106). Затем они также клонировали и охарактеризовали этот микроорганизм (107).

В декабре британские исследователи, которые провели серию иммунологических тестов как LAV так и HTLV-III, заявили, что эта пара является "одним видом вируса", который инфицирует Т клетки, присоединяясь к рецепторам CD4, находящихся на поверхности Т хелперных клеток и некоторых типов макрофагов (108).

К февралю 1985 года все три вируса были полностью генетически секвенированы и обнаружилось нечто крайне интересное: LAV и HTLV-III различались менее, чем на обычный 1% - количество которое обычно является следствием ошибок человека. Иными словами, как сказал Монтанье, "они идентичны". Это предполагало, что на протяжении всех этих месяцев споров, соревнований и обмена образцами, что-то случилось с вирусными культурами Галло и они оказались загрязненными, вирусом института Пастера.

В противоположность этому, ARV группы Леви, явно отличались (на 6%) от LAV и HTLV-III (109). И очень слабо были похожи друг на друга LAV / HTLV-III / ARV и HTLV-I или HTLV-II. Но, как сказал Монтанье еще год тому назад, этого и следовало ожидать: вирус СПИДа являлся близким родственником хорошо известных лентивирусов, которые и приводят к возникновению медленно-убивающих нарушений иммунной системы у лошадей, коз и овец.

Работая с Галло, доктор Флосси Вонг-Сталь скоро показала, что в естественных условиях вирус СПИДа очень быстро мутирует и поэтому в природе невозможно найти два различных вируса, выделенных на разных континентах, которые бы генетически различались менее, чем на 1%.

В конце концов будет показано, что ARV группы Леви, который был получен от случайно выбранной группы гомосексуалистов Сан-Франциско, является действительно естественным изолятом, показывая, что он циркулирует среди ничего не подозревающих человеческих существ. В противоположность этому LAV и HTLV-III - которые были ни чем иным, как одним и тем же микроорганизмом - подвергся значительным генетическим изменениям во время всех тех манипуляций с культивированием в лабораториях Парижа и Бетесды. Он не был "естественным вирусом". Его ключевые белки на внешней мембране только частично напоминали дикие штаммы вируса.

LAV, HTLV-III и ARV затем будут названы вирусом иммунодефицита человека. Большинство лабораторных исследований в Соединенных Штатах будут в ближайшие десятилетия базироваться на HTLV-III, большинство французских - на LAV, и все начальные попытки создания вакцины будут направлены на лабораторный штамм HTLV-III / LAV: ложную цель, как покажет время. Выбрать штамм ARV, с которым работала группа Леви, было бы значительно более мудрым делом!

Обнаружив ВИЧ и разработав тест для выявления антител к нему, в январе 1985 года ученые оптимистично смотрели в будущее. Они считали, что удастся быстро ответить на все не отвеченные эпидемиологические, патогенетические и вирусологические вопросы о СПИДе. Вакцина, эффективное лечение уже не за горами. Так они думали (110).

III

Вначале это называлось "болезнью Юлиана".

Впервые его обнаружили в деревне Лукуйа на Угандийской границе, где-то в начале 1983 года.

Привлекательный угандийский торговец приходил для того, чтобы продавать ткань для национальной одежды канга, а на этой ткани было выдавлено имя Юлиана. Деревенская девушка, у которой не было денег, чтобы заплатить за ткань для канга, расплачивалась сексом, также поступали и другие женщины, которые пришли в большой восторг от ткани "Юлиана".

Несколько месяцев спустя заболела девочка. У нее не было аппетита и она не могла есть пищу, у нее была постоянная диарея, которая наполняла ее чувством стыда. Ничто больше не пугало людей Мхая в Северной Танзании, как быть похожим на маленького ребенка и не иметь возможности контролировать выделений из собственного тела. Через несколько недель она стала настолько слабой, что ее должны были всюду носить на руках. Прежде чем она умерла, две другие женщины, также одетые в ткань "Юлиана", заболели странным заболеванием.

Люди Лукуйа решили, что угандец был ведьмаком и, что ткань "Юлиана" обладает злобной силой. Для того, чтобы победить болезнь Юлиана, жители пытались снять проклятие, наложенное незнакомцем.

У людей имелись все причины не доверять угандцам. Они все еще приходили в себя после вторжения угандийской армии по команде Иди Амина в 1978 году и войны Танзании с Угандой в 1979 году. В это время тысячи танзанийских солдат приходили в деревни и разбивали в них бивуаки. До шести тысяч танзанийских солдат проживали в деревне, в которой обычно количество жителей не превышало одной тысячи.

Зная о том, какими плохими были отношения между Мхайа из Танзании и Ганда в Уганде, они не были удивлены тому, что традиционный целитель не смог снять проклятия. И количество смертей продолжало увеличиваться.

В течение одного года проклятие распространилось на соседние деревни Канйго, Буквали, Кашени и Бунази. В деревенских клиниках помощники врачей вначале отбрасывали возможность возникновения нового заболевания. Они рассматривали его, как просто последствие взаимодействия с "нечестными торговцами из заграницы". Однако, к 1984 случаи "болезни Юлиана" стали появляться в больнице доктора Джайо Киднея в столице округа Кагера Букоба, а также в миссионерской больнице Ндолаге, в другой стороне этого района. Врачи в Букобе были убеждены в том, что заболевание является чем-то новым. Никакое лечение не могло замедлить его ужасающе быстрого прогрессирования. Киднея был удивлен, поскольку взрослые умирали как дети, как если бы они были новорожденными, пораженными корью, осложненной нехваткой питания. У некоторых пациентов имелись упорные вирусные и бактериальные инфекции, которые не поддавались лечению небольшим набором антибиотиков, имевшихся в распоряжении Киднея. Слухи о распространявшемся колдовстве стали распространяться в регионе Кагера. И Киднея чувствовал, что ему необходимо разгадать тайну "болезни Юлиана".

У него имелось очень немного ресурсов для медицинской детективной работы. Танзанийская правительственная больница, которой он руководил, была крайне ограничена в средствах и ограничивала содержание всех, кто находился под ее крышей, включая Киднея. Еще десять лет тому назад мягкий молодой человек, с энтузиазмом поддерживающий программу президента Юлиуса Нийера Уджама, учился в заснеженном Бухаресте, надеясь, что европейский медицинский диплом сможет дать ему престижное место в столице, в больнице Мухимбиле.

Но сейчас он находился здесь, около озера Виктория в области, пострадавшей от войны и был вынужден добавлять к своей небольшой зарплате работу на ферме по выходным. Интересно, что 10 000 жителей Букобы считали, что добраться до Угандийской столицы Кампалы значительно легче, чем до удаленного Дар-эс-Салама.

Киднея и его жена медицинская сестра, испытывали ностальгию по своей родине на дальнем юге, где говорят на мягком диалекте суахили. Чувствуя себя неуютно в этом отдаленном месте, Киднея ждал прихода еженедельного парохода с Мванца, который привозил его почту и материалы для больницы.

Однако очень часто пароход прибывал практически пустым, с разворованным грузом, на протяжении тысячемильного пути из Дар-эс-Салама. Слишком часто заказанные электрические генераторы, холодильники для вакцин, уже давно просроченные наборы стерильных шприцев, пенициллин и хирургическое оборудование так никогда и не появлялись.

Примерно в феврале или марте 1984 года, Киднея и его персонал обнаружили, что у некоторых его пациентов имеются изъязвления на гениталиях, которые не реагировали на обычное лечение.

"Это крайне странно", сказал Киднея помощнику врача Джюсте Ткималенка, который с ним согласился и признался, что он опасается новых пациентов: необычным для пациента умирать от изъязвления на половых органах.

Киднея также согласился, что он испуган.

"Это очень неприятные венерические язвы", позднее объяснял Киднея. "Очень глубокие, очень страшные. Мы лечим людей от шанкроида, но они не отвечают на лечение и у них развиваются постоянная диарея и постоянная лихорадка. Они все теряют вес - самая тяжелая потеря веса, которую мы когда-либо видели в этой больнице среди взрослых".

Киднея, Ткималенка и больничный хирург Клинт Нйамурюкунге просматривали медицинские записи для того, чтобы найти хоть какое-то решение. Недавний выпускник медицинской школы в Мухимбили, Нйамурюкунге был убежден в том, что задача может быть разрешена, если использовать научный подход. В противоположность тихому Киднея, активный и агрессивный Нйамурюкунге указывал, что все, что им было необходимо - это сравнить группу пациентов с новым заболеванием, с группой обычных пациентов с венерическими болезнями.

Киднея связался с руководителями других больниц в регионе Кагера - достаточно сложная процедура для мест, где нет телефонов - он быстро выяснил, что во всех больницах можно было обнаружить пациентов со странным летальным венерическим заболеванием, и он попросил привозить таких пациентов в Букобу.

Вскоре после этого, в сентябре 1984 года деревенский парамедик привез почти две дюжины пациентов в Букобу. Киднея приказал, чтобы у них у всех взяли образцы крови и кала. Изучение образцов при помощи микроскопии и специальной окраски не выявило ничего подозрительного. Все пациенты рассказывали одинаковую историю о молодой девушке в своем городке, которая поразила "болезнью Юлиана" мужчин, а те в свою очередь, заразили ею своих жен.

Три врача собрали вместе свои небольшие ресурсы и профинансировали путешествие Нйамурюкунге в столицу. Взяв с собой образцы крови, и всю имеющуюся информацию по поводу пациентов, он на протяжении многих дней ехал на юго-восток на корабле, на машине, на автобусе, на грузовике- до тех пор, пока не достиг медицинской школы Мухимбиле, где его бывшие профессора изучили образцы, прочитали отчеты и обсудили природу "болезни Юлиана". В конце концов, они сошлись только в одном: никто не может найти микроорганизм, который вызывает это заболевание. Это означает, что мы имеем дело с новым заболеванием.

Доктор Фред Соломон Мхалу, главный микробиолог университета, который руководил недавней борьбой нации против холеры, отвечал за обучение будущих патологоанатомов в Танзании. Он порекомендовал Нйамурюкунге пойти в медицинскую библиотеку. "Что-то по поводу этой "болезни Юлиана" напоминает мне те вещи, которые были опубликованы в Америке", сказал он.

Молодой хирург обнаружил описание пневмоцистной пневмонии, сделанной Готтлибом в Лос-Анджелесе, отчеты CDC по поводу приобретенного иммунодефицита на Гаити, список симптомов в England Journal of Medicine и доказательства существования нового ретровируса в Science на основании открытий, сделанных в лабораториях Соединенных Штатов и Франции. Он внимательно сравнил симптомы пациентов в Кагере и находки лаборатории в Мухимбиле, с наблюдениями в американских медицинских журналах.

Они совпадали абсолютно точно, за исключением характеристики самих пациентов, которые страдали от этого заболевания: в Кагере не было гомосекуалистов, наркоманов или больных гемофилией, получавших VIII фактор свертывания крови. Мхалу предложил, чтобы Нйамурюкунге сфокусировался на информации о гаитянских случаях заболевания.

Распираемый информацией, Нйамурюкунге отправился назад в Букобу и там он рассказал Киднея и Ткималенка о своем открытии.

"И это был тот день", позднее вспоминал Киднея, "когда мы узнали, О! В мире существует новое заболевание, называемое СПИДом".

Три врача тогда поняли, что их борьба против нового вируса является бесполезной. Даже в медицински хорошо оснащенном Нью-Йорке, все пациенты умирали.

Киднея позднее вспоминал, что эта новость ударила его, как смертный приговор его людям.

"Я думал, что это будет самая великая война, в которой мы дрались. Естественно, многие умрут и, естественно, мы будем расстроены, поскольку не смогли помочь, но также я надеялся, что американцы скоро найдут лечение. Это не будет долго продолжаться".

Шел январь 1985 года.

Более чем на протяжении года, троица пыталась убедить танзанийских врачей, что СПИД пришел в их страну.

"Мы сказали им, смотрите, в Танзании есть СПИД" вспоминал Нйамурюкунге. "Но это вызывало только неприятности. Врачи отказывались верить нам. Они говорили: "Откуда Вы знаете, что это случаи СПИДа? У Вас нет хорошей лаборатории! Вы наверное путаете все с сахарным диабетом! Вы не можете быть уверенными! Вы просто вызываете ложную тревогу".

Врачи из Букобы не имели никакой возможности доказать, что "болезнь Юлиана" являлась СПИДом. Врачи призывали министерство здравоохранения запросить проведение анализов крови на СПИД в Америке, тогда все вопросы могли бы быть разрешены.

Следом за официальным запросом за помощью к CDC, образцы Нйамурюкунге были отправлены в Атланту. Группа Джина Куррана быстро подтвердила, что они действительно содержат вирус иммунодефицита человека. Удивленный тем, что он обнаруживает СПИД в сельской, и столь отделенной области как Кагера, Курран немедленно отправил исследователя из CDC Дона Форталя в Танзанию.

Объезд Форталя начался в правительственной больнице Букобы с амбулаторного отделения, кабинетов для иммунизации, центра ухода за матерью и ребенком, родильного отделения - помещений, которых было не много, но они были очень чистенькими. Но когда они зашли в общетерапевтическое отделение, стала понятной проблема, с которой ежедневно сталкивалась группа Киднея. Каждая из железных кроватей была занята, тонкие матрасы, и простыни с разводами были единственными удобствами, которые предлагались пациентам. Запах грязного белья наполнял воздух, конкурируя лишь со стонами и громкими разговорами, которые усиливались, отражаясь от кирпичных стен. Сетки на окнах, предназначенные для защиты пациентов от малярийных москитов, хлопали на утреннем ветру.

"Я не мог поверить в то, что я вижу", позднее вспоминал Форталь.

"Всего лишь за семь дней я увидел 24 или 25 пациентов, смертельно больных СПИДом. На эту тему никаких сомнений. И все это в одной маленькой больнице в Букобе. Эти пациенты были в значительно более тяжелом состоянии, чем американские случаи СПИДа. Заболевание здесь было другим. Они просто уходили прямо перед твоими глазами. Я мог заметить, как люди менялись всего лишь за семь дней" (111).

Киднея позднее показал заинтересованному американскому журналисту, полный диапазон кризиса в Кагере. В общетерапевтическом отделении женщина сидит на кровати, держа на руках маленький сверточек. Она выглядит хорошо, но кажется тихой и угнетенной. Ее глаза пусты. Киднея подходит к ней и говорит: "Jambo, mama. Habari gani?". Он аккуратно берет сверток у нее из рук. Женщина не смотрит, не сопротивляется. Киднея драматично раскрывает небольшой сверток, сделанный из ткани, и всем на удивление предстает кричащая, худущая новорожденная девочка. Ее глаза кажутся громадными на худеньком личике, а конечности шевелятся слабо и беспомощно.

"Это", говорит Киднея, "недостаточное питание. Этот ребенок выглядит как малолетка, но на самом деле ему три года. Его мать из Уганды. На протяжении нескольких месяцев она и ее ребенок голодали, теперь она выздоравливает, но для ребенка все значительно тяжелее. "

"Как Вы можете видеть ", говорит Киднея, "у нас здесь, в правительственной больнице Букоба, много проблем. СПИД - это только одна из них". Он останавливается и мать медленно заворачивает затихшую девочку. Затем Киднея добавляет: "И строго говоря, я не знаю - возможно это тоже СПИД. Мы не можем тестировать. Мы не можем сказать. Ребенок не отвечает на лечение".

После этого, визитера ведут в корпус отделенный от остальной части больницы: длинная белая череда небольших клеток, отделенных одна от другой, как ящики для обуви.

Уже в компании Ткималенка, Киднея направляет визитера в одну их таких клеток, где их поражает жуткое зловоние. Там лежат две женщины, обе на земле, завернутые в старые простыни, загрязненные отходами их тел. Видя это, Ткималенка и Киднея быстро говорят о чем-то на суахили, и ассистент выходит для того, чтобы вызвать медицинскую сестру.

"Эти две женщины имеют HTLV", говорит Кидней, используя термин HTLV, специально для пациентов. Слово СПИД вызывает такой ужас, что если они слышат этот диагноз, они просто убивают себя, обычно проглатывая пестицид теодан. Дюжины жителей Кагеры, по слухам, выбрали более быстрый путь к смерти при помощи теодана. И местные лавки даже были неспособны обеспечить резкое увеличение спроса на яд.

Указывая на молодую женщину, которая безмолвно сидит на своей кровати, Киднея говорит: "Вы можете видеть, ее волосы прямые, красноватые и выпадают. Она тяжело больна и выглядит крайне угнетенной. " Киднея спрашивает имя у молодой женщины. Она отвечает: "Натиция". Он спрашивает, сможет ли она рассказать свою историю визитеру. "Jambo. Karibou", говорит Натиция, пытаясь изобразить на лице приветливую улыбку. Ее длинный ответ на суахили звучит тихо, монотонно, крайне не характерно для танзанийского языка. Киднея внимательно слушает ее историю. Под кожей остался один скелет, на губах язвочки и небольшие поражения точками покрывают ее кожу. Тем не менее, очевидно, что в свое время Натиция была очень красивой женщиной.

Во время разговора с доктором Киднея, она осматривается вокруг. Она знает, что она умрет. Птицы шебуршат за окном, слышны больничные повара, которые поблизости готовят пищу на открытом огне. Она говорит так тихо, что Киднея вынужден согнуться и приблизить свое ухо к ее рту.

Ее заболевание началось несколько месяцев тому назад, объясняет Натиция, когда она обнаружила у себя на шее абсцесс. Позднее, похожие на еловые шишки образования, появились у нее на всем теле. Она выставляет из-под простыни ногу и кивает в ее направлении, нацеливая глаза визитера на то, что по всей вероятности, является пятнами саркомы Капоши у нее на икрах.

Натиция всхлипывает и продолжает. "Я стала очень слабой, у меня началась лихорадка и боль в груди, я начала кашлять. И как бы, чтобы подчеркнуть это, Натиция закашливается, затем кашель становится очень сильным.

"Вначале она думала, что у нее туберкулез", объясняет Киднея, пока Натиция приходит в себя. "Мы начали лечить ее от туберкулеза и вначале она ответила на это лечение, но через месяц она вновь начала кашлять и появились какие-то набухания на шейке матки."

Натиция что-то шепчет на суахили и Киднея переводит визитеру: "Она говорит, что она знала, что это был не туберкулез, она говорит, что ей всего 23 года, но она чувствует, что себя, как будто ей 100 лет, она чувствует себя очень слабой, а конечности не могут нести ее тело и она все время хочет спать". С явным нежеланием Натиция рассказывает свою историю путешествия в Кению, работу в городе Софии, работу машинисткой, которую она недавно должна была оставить, потому что стала слишком слабой для того, чтобы нажимать на клавиши пишущей машинки.

После того, как Натиция прекращает говорить, Ткималенка мягко говорит что-то неподвижному телу, лежащему на земле, а затем заменяет простыни. Натиция с тревогой наблюдает и кажется успокоенной, когда Ткималенка сообщает ей, что другая пациентка все еще жива. Снаружи этой клетки Киднея и Ткималенка признаются, что обе эти женщины умрут до конца недели.

Мрачная картина повторяется в каждой из этих небольших комнатушек и постепенно от разговоров с теми, кто соглашается обсуждать свою жизнь до наступления СПИДа, выявляется общая социальная картина: большинство мужчин были бывшими бойцами в угандийско-танзанийской войне и/или коммивояжерами или контрабандистами, которые регулярно пересекали границы для того, чтобы торговать в соседних городах. Большинство женщин недавно работали в качестве "девушек- диско", барменш или проституток и некоторые, подобно Натиции, путешествовали в Кагера для того, чтобы заниматься этой деятельностью.

Мифы были постоянными спутниками в истории общин, окружающих озера Виктория, Альерт, Эдвард и Киву. Вне зависимости от того, были ли люди по национальности угандийцами, кенийцами, танзанийцами, бурундийцами, руандийцами или заирцами они все, в начале 1985 года, рассказывали истории о проклятой ткани, "болезни Юлиана" и о ведьмах, "шлюхах" или путешественниках, которые принесли это заболевание их людям. Женщины мхайя рассматривались, как особенно привлекательные для мужчин данного региона, но их часто также рассматривали и как проституток, а на локальном диалекте суахили, слово мхайя часто использовалось вместе со словом kahaba, или проститутка.

"Один из аспектов этого, достаточно справедлив", говорит Ткималенка, сам по национальности мхайя. "Вы можете найти проституток в Дар-эс-Саламе. Однако честно можно сказать, что проститутки приходят из этого региона. Но люди, которые умирают, не все мхайя и мы не можем принять точку зрения, что СПИД - это заболевание мхайя." Однако, молодые люди в Букобе заявляют, что СПИД распространяется женщинами.

"Люди знают по поводу девушек, их боятся", говорит двадцативосьмилетний Генри, переключая музыку на дискотеке в Букоба. Холостяк Генри заявляет, что "у него нет никакого желания жениться. Я ищу девушку. Но я не могу выяснить, какая девушка имеет СПИД, а у какой его нет - и я очень боюсь. Поскольку это смерть, Вы знаете? Лекарства нет. По всей вероятности, я подожду жениться, подожду до того момента, пока не найдется лечения".

А женщины, большинство из которых теперь бойкотировали диско, говорили с такой же уверенностью, что переносчиками "болезни Юлиана" являются только мужчины.

"Я знаю, что мой приятель встречается с другими женщинами, когда он куда-нибудь путешествует", объясняет молодая сотрудница отеля. "Но что я могу сделать? Когда он приезжает домой, он настолько привлекателен, что я дотрагиваюсь до него и говорю. О, дорогой, дорогой и все прощено."

Танзанийцы Кагеры были убеждены, что заболевание пришло из Уганды и с такой же определенностью, жители Ракаи, на другой стороне границы, показывали пальцами на Танзанийцев. Большинство людей не знали, что такое вирус - для него в суахили даже нет соответствующего слова, поэтому самым близким по смыслу словом являлось vinidogodogo, что означает - очень маленькая штучка. Но они знали, что зло существует и может использоваться колдунами и ведьмами, для того чтобы навредить своим врагам.

Соответственно, самым простым было предположить, что новое заболевание пришло от старых врагов.

Киднея, Ткималенка и Нйамурюкунге отбрасывали эти поверия и искали факты. Они подсчитывали количество больных и мертвых, зная что их цифры представляют лишь небольшой процент истинного количества жертв СПИДа. Деревенские жители знали, что заболевание было неизлечимым и поэтому не хотели идти пешком в больницу. Тем не менее, к концу 1985 года в больнице района Кагера было 206 случаев СПИДа, 35 из которых, умерли в больнице. Киднея предполагал, что они видят лишь от 5% до 10% всех случаев СПИДа.

Образцы крови, собранные Форталем от местных жителей, были проанализированы в CDC и они продемонстрировали, что в 41% случаев из первой сотни пациентов, которым на основании симптомов был поставлен диагноз СПИДа, имелись антитела к HTLV-III/LAV.

Киднея и Нйамурюкунге особенно заинтересовало обнаружение того факта, что люди со СПИДом примерно в пять раз чаще подвергались сериям инъекций, по каким бы то ни было причинам, чем другие пациенты в их больнице.

Киднея беспокоился зная, что в Соединенных Штатах СПИД распространялся при помощи грязных игл, которые использовались наркоманами. Местная практика, появившаяся вследствие экономической необходимости, заключалась в том, что шприцы использовались повторно, причем так часто, что острие иглы необходимо было затачивать, чтобы оно вновь могло проколоть кожу человека. Аналогичным образом все также использовалось и в его собственной больнице и Киднея говорил: "В настоящий момент мы считаем, что в нашей больнице проблема не настолько велика. Наши люди, по крайней мере понимают, что должны их очистить. Но видите ли, имеется другой тип лекаря - инъекционист. Для нас очень сложно найти этих людей, они прячутся в полях, или еще где нибудь, они могут найти шприц и некоторое количество антибиотика и без всяких медицинских знаний продают инъекции. И без сомнения, люди к ним идут и совершенно точно, эти инъекционисты абсолютно не беспокоятся о стерильных иглах."

Проблема только ухудшилась с того момента, как деревенские жители прослышали про СПИД. Зная, что лицензированные врачи не имеют рецепта лечения заболевания, те кто подозревал, что они могли заразиться "болезнью Юлиана", обращались к инъекционистам, которые подобно продавцам змеиного масла во времена освоения Дикого Запада США, заявляли, что их средства могут излечить все, что угодно.

Для того, чтобы показать визитеру истинные размеры проблемы со СПИДом в районе Кагера, Киднея лично договорился с местным руководителем партии о том, чтобы получить некоторое количество бензина и организовал путешествие на север к Угандийской границе. Первой остановкой на этом мучительном и грязном пути была сельская клиника в Бунази, в которой в качестве персонала были только помощники врачей и акушерки. Старший фельдшер провел обход, присваивая каждой цементной дырке титул, такой как - "педиатрическая палата" или "родильная палата". Но только в нескольких комнатах были кровати. Не было операционной комнаты, а в аптеке практически не было ничего, за исключением аспирина и хлорохина. В небольшой боковой комнатке женщины держали кусочки бумаг, на каждой из которых была написана информация о пациенте. Человек сидел над микроскопом, изучая образцы крови, мочи и кала. Никакого другого оборудования в этой комнате не было.

"Это наша лаборатория патологии", объявил главный фельдшер. Как только он это сказал, порыв ветра сбросил все образцы и бумагу на грязный пол. Фельдшер провел визитеров в мужское отделение. Там, как и в случае Букобы, термин СПИД никогда не использовался, но было указано на двух мужчин, которые, как предполагалось, имели HTLV. Оба являлись ветеранами войны, они кашляли от того, что у них был туберкулез, и они явно умирали. Помощник врача объяснил, что обычно такие случаи переводятся в Букобу, но в настоящий момент бензина для грузовика не было. Когда его спросили, сколько случаев СПИДа было отправлено из Бунази в Букобу, он ответил, что только шесть.

Когда его спросили по поводу шприцов, помощник врача указал на небольшой автоклав, работающий на керосине, который содержал несколько стальных шприцов и другое оборудование, требующее стерилизации.

Через час дальнейшей поездки вдоль грязной дороги, на Угандийской границе появилась небольшая деревенька. Эта область, практически, на протяжении года была оккупирована, вторгшимися на ее территорию, угандийскими частями в 1978 году. После этого здесь располагались танзанийские солдаты, пока они воевали с правительством Иди Амина. Деревня была покрыта шрамами прошедшей войны: дырки от пуль в стенах, брошенные ржавеющие машины и полное отсутствие каких бы то ни было необходимых материалов.

Ткималенка припарковал машину к единственному зданию, на котором не было дырок от пуль, и из него вышла молодая энергичная женщина, которая, узнав Ткималенка, улыбнулась и закричала: "Karibou, Bwana! Jambo!"

Она пригласила группу внутрь, где после того, как глаза привыкли к темноте, стали видны три большие, но пустые бетонные комнаты. В одной стояли три кровати без матрасов. "Во время войны матрасы отобрали", объяснил деревенский парамедик. В другой комнате совсем не было мебели, но с потолка свисала веревка. "Это то место, где мы обычно взвешивали новорожденных, для того чтобы посмотреть, насколько хорошо они себя чувствуют. Но кто-то украл весы, висевшие на этом канате". Третьей комнатой был ее офис, состоявший из деревянного стула, небольшого металлического стола и пустых деревянных полок.

"Это мой офис", гордо сказала она. "Здесь я слежу за здоровьем всех деревенских жителей". На ее столе стояла металлическая коробка примерно с фут длинной. Она открыла ее и продемонстрировала: два стеклянных шприца, десять игл и мертвую муху, которая лежала в вонючей воде. "Вы используете эти шприцы?", спросил один из визитеров. "Да, когда нам необходимо что-нибудь назначить. В настоящий момент у нас нет ничего, но иногда у нас есть вакцина для детей и антибиотики, тогда, да, я это использую", ответила молодая женщина.

Она объяснила, как стерилизуется оборудование. Без электричества или керосина она не может использовать автоклав, у нее нет спирта, при помощи которого можно было бы протирать иглы, но перед каким бы то ни было раундом инъекций - она повесит большой стальной котел, наполненный водой, и поставит его на огонь, прокипятит все оборудование, даст ему остыть и начнет инъецировать людей, которым требуется вакцина или лекарственные средства. В такой ситуации обычно невозможно стерилизовать иглы между инъекциями пациентов, но она может быть уверена в том, что иглы будут чистыми, между двумя периодами инъекций. Гордая своей работой и уважительной улыбкой на лице Киднея, молодая женщина поблагодарила группу за их визит. Позднее, когда женщина отошла от группы, Киднея согласился с тем, что процесс стерилизации его беспокоит.

После возвращения в Букобу, группа обсудила возможные последствия такой нехватки шприцов. Если один ребенок в деревне инфицировался вирусом СПИДа, все дети дошкольного возраста могли быть инфицированы в течение одного дня, когда проводится иммунизация против кори.

"Да, да, это очень плохо. Но что по поводу банка крови?"

Нйамурюкунге пошевелился в кресле и напомнил группе, что он хирург. "Для меня это чрезвычайно важно, потому что у нас нет теста на СПИД". Никто не может себе представить более неприятной идею о переливании загрязненной крови, чем хирург, потому что практически все хирургические процедуры ведут к потере крови, которая должна быть замещена, для того чтобы обеспечить выживание пациентов. В то же время, один единственный тест на СПИД стоит больше, чем ежегодные расходы на здравоохранение в Танзании - менее, чем три доллара.

"Видите ли, когда я провожу элективную операцию, не неотложную, но операция сама по себе требует переливания крови, тогда я не очень хочу вообще выполнять эту операцию", говорит Нйамурюкунге. "Но в случае неотложной хирургической операции, когда стоит выбор - либо пациент умирает от СПИДа в течение пяти лет, либо он умирает сейчас, я вынужден перелить ему кровь, спасти жизнь сейчас и молиться, что кровь не инфицирована вирусом".

Киднея вздыхает и говорит, что он надеется на то, что могут быть предприняты шаги, которые обучат людей Кагеры и поэтому им удастся скоро остановить эпидемию и, что американцы найдут препараты для лечения.

"Мне очень больно ухаживать за пациентами со СПИДом, действительно, поскольку все, что я могу дать, не помогает пациенту", говорит Киднея. "Я не боюсь заразиться заболеванием, но мне больно осознавать, что чтобы я не делал, какую бы книгу я не брал, все бесполезно. Мое сердце к этому не привыкло. Иногда я чувствую, что заболевание слишком сильно мучает наших пациентов. Я бы хотел видеть заболевание, которое убивает быстрее. Это убивает слишком медленно. Пациент хочет видеть Вас, требует Вашей помощи, помощи, которую Вы не можете оказать".

Мистер Рутаюге старый администратор больницы тихо слушает. Его задачей является заказать расходные материалы с Дар-эс-Салама, а затем бороться, чтобы они достигли Букобы. Теперь доктора не могут сказать ему, что заказать. Они говорят, что ничто не помогает. И это в ситуации, когда так много людей умирает в его районе, что Рутаюге начинает вносить их имена в книги, куда он раньше вносил записи о расходных материалах.

"Молодые люди давно распустились, не слушали пожилых, даже перед войной с Угандой некоторые из них уже начали распускаться. Они не хотели слушать о том, как мы жили. После войны стало еще хуже: диско, проститутки, дети. Так много детей!" Старое тело Рутаюге содрогается, кажется, что он пытается справиться с подкатывающимися слезами. "Теперь некоторые из стариков говорят им, "ну, посмотрите, мы вас предупреждали, теперь вы больны, вы платите за то, что так себя вели".

Рутаюге производит впечатление довольно практичного человека, а не человека, который очень любит много философствовать или постоянно ожидать худшего. Он является больничным администратором, который день за днем придумывает способы, как восполнить расходные материалы для сельской клиники, которая "официально" не получала ничего на протяжении недель, а может даже месяцев. При отсутствующем бюджете, но с большим количеством умирающих пациентов, Рутаюге договаривается с угандийцами, руандийцами, бурундийцами, даже удаленными кенийцами, обменивая местные товары на топливо, перевязочные материалы, стрептомицин, одеяла, обезболивающие препараты для умирающих, вакцины для молодых, аспирин для всех остальных.

Он смотрит на свои учетные книги и говорит: "Будущего нет. Это конец мира. Как может продолжать существовать мир без молодых людей, как?"

Проблемы Букобы были мало известны остальному миру. Долгое время спустя после того, как Форталь вернулся в CDC, подтвердив кажущейся странной информацию, о том что в Центральной и Восточной Африке разворачивается большая сельская эпидемия, ранее сформулированная догма, продолжала превалировать в концепции СПИДа: это заболевание, которое в основном встречается среди гомосексуалистов, внутривенных наркоманов, что все африканские случаи появляются в крупных городах и гетеросексуальность СПИДа в Африке является следствием "особых культурных факторов", таких как обрезание и вырезание клитора.

Некоторые из этих ошибочных идей были результатом того, как подавались новости о развитии эпидемии в Африке. А некоторые, были следствием менее приемлемых факторов, таких как расизм.

Перед обнаружением ВИЧ и разработкой тестов на его диагностику в крови, несколько случаев СПИДа среди африканцев были симптоматически диагностированы в Европе, особенно в Бельгии и Франции (112). К ноябрю 1983 года 22% всех европейских случаев СПИДа наблюдались среди людей, которые приехали из регионов Африки к югу от Сахары.

За долго до того, как тест на выявление антител стал коммерчески доступным, группа института Пастера изолировала LAV из крови супружеской пары, мужчины и женщины из Заира, которые жили в Париже и сделала заключение, что "имеются серьезные доказательства того, что СПИД является эндемичным заболеванием в Центральной и Экваториальной Африке" (113).

Но именно бельгийцы, в особенности Питер Пио и Натан Клюмек, были учеными, которые наиболее настойчиво изучали взаимосвязь между СПИДом и Африкой. Они оба видели заирских и руандийских пациентов со СПИДом в Бельгии и они всерьез верили в то, что в этих двух странах имеется серьезная эпидемия (114). Клюмек и его бельгийские коллеги обдумывали быстрые способы выяснения того, что происходит в Руанде. В октябре 1983 года они направили опросники всем врачам, работавшим в центральной больнице в Кигали (основное медицинское учреждение столицы), описывая симптомы СПИДа и запрашивая, имеются ли у них такие пациенты. С полученными ответами, они поехали в Кигали в январе 1984 года и провели Т-клеточные тесты на 26 пациентах, симптомы которых наиболее четко соответствовали определению СПИДа, данному CDC: любая комбинация пневмоцистной пневмонии, саркомы Капоши, деменции, постоянной лихорадки и вторичных заболеваний, которые являются следствием обычно не очень вирулентных возбудителей, таких как криптококк и цитомегаловирус.

После четырех недель пребывания в Кигали, Клюмек и его сотрудники вернулись в Брюссель, с осознанием того факта, что " СПИД может быть эндемичным в городских районах Центральной Африки" (115).

В начале 1983 года Питер Пио присутствовал на встрече, посвященной заболеваниям, передающихся половым путем, в Сиэтле и обнаружил в аудитории Джима Куррана. Зная, что Курран отвечает за изучение СПИДа в Соединенных Штатах, Пио быстро подошел к нему и попросил коротко с ним переговорить.

"Послушайте, у нас в Брюсселе имеются заирские случаи СПИДа ", сказал Пио Куррану. "И я думаю, что они все заразились в Заире. Я ищу деньги. Никто в Бельгии не хочет поддерживать подобного исследования."

Пио предложил вернуться в Заир и изучить возможную проблему со СПИДом в этой стране. Курран объяснил, что его офис перегружен попытками доказать американским скептикам, что новое инфекционное заболевание вообще существует.

Поэтоу Пио обратился к доктору Ричарду Краузу, директору Национального института аллергии и инфекционных болезней в Бетесде и задал ему тот же самый вопрос. Краузе предложил небольшой научный грант в том случае, если бельгиец возьмет доктора Томаса Квинна, сотрудника Национального института аллергии и инфекционных заболеваний, с собой в Заир. Наполненный чувством необходимости что-то срочно предпринимать, потративший свыше года на поиски исследовательских денег, Пио быстро согласился.

Краузе верил в то, что GRID является примером новых, появляющихся заболеваний, по поводу которых он предупреждал американский Конгресс и он решил сам полететь в Антверпен, для того, чтобы встретиться с Пио в сентябре 1983 года, незадолго до того, как Пио и Квинн должны были отправиться в Заир.

На сентябрьской встрече в Антверпене присутствовал также руководитель службы исследований особых патогенов CDC, Джо МакКормик и лабораторный эксперт CDC Шейла Митчелл. Пио был не очень доволен. После того, как несколькими месяцами ранее, его проигнорировал Курран, он считал, что всплеск интереса агентства к африканскому СПИДу не очень красив. Он боялся, что МакКормик пытается вклиниться в его исследование.

МакКормик был удивлен антипатией, выраженной Пио и объяснил, что он планировал заирское исследование на протяжении многих месяцев. Его присутствие на антверпенской встрече являлось следствием просьбы Краузе, который считал, что Квинн, имевший большой опыт по СПИДу в Соединенных Штатах, но никогда не бывавший в Африке, не сможет вести это исследование собственными силами, а Пио, хотя и являвшийся ветераном исследования вспышки лихорадки Эбола в 1976 году, не имел никаких формальных связей с правительством Мобуту.

Только МакКормик был приглашен правительством Заира - формальный запрос по исследованию СПИДа был организован старым другом МакКормика, Калисой Рути, главного советника министра здравоохранения. Более того, опыт исследования в Африке, который имелся у МакКормика был очень большим, начиная с 1979 года, со своей встречи с лихорадкой Эбола в Судане. В 1979 году Джо продолжал исследовать геморрагические заболевания на континенте и в лаборатории. Он, например, установил, что люди живущие в регионе Хаут-Огоуе в Габоне в области дождевых лесов, достаточно часто встречались с лихорадкой Эбола и 6% этой популяции имели антитела к данному вирусу (116). Он и Карл Джонсон составили РНК-карты штаммов лихорадки Эбола Заира и Судана 1976 года, доказав, что начальные идеи МакКормика были правильными: эти два микроба представляли собой два различных вируса, которые, по явно удивительному совпадению вещей, одновременно появились в двух местах (117).

Во время своего полета в Киншасу американские и европейские ученые спорили о том, кто будет отвечать за исследование в Заире. Пио чувствовал, что вся миссия началась в антверпенской лаборатории и настаивал на том, что все дальнейшие исследования должны находиться под его руководством. И он отметил, что Квинн также был менее, чем рад присутствием МакКормика. В последующие года подобное напряжение между не заирскими учеными, производящими исследования в этой африканской стране, будут возвращаться при почти каждой исследовательской попытке, что оказало свое пагубное влияние на понимании глубины причин эпидемии в Центральной Африке.

Когда ученые достигли Киншасы, они обнаружили, что министерство здравоохранения и врачи университета Киншасы и больницы Мама Йемо, очень хотели выяснить, являются ли странные заболевания, которые они обнаруживали у своих пациентов, следствием СПИДа. Команда, официально руководимая Пио, начала работать, идентифицируя различные случаи СПИДа в больнице, подтверждая инфекцию в лаборатории и определяя, как заболевание распространяется в Киншасе. Наиболее сложная задача - подсчет Т клеток штука за штукой на микроскопических стеклышках, была поручена Шейле Митчелл, чья способность создать лабораторию и сделать ее великолепной, вызывала восхищение всех заирцев, бельгийцев и американцев, участвовавших в данном исследовании.

Ключевой фигурой среди заирских врачей был доктор Капита Била Минлангу, который уже признал проблему со СПИДом в своей стране. В течении первых дней исследования Квинн, МакКормик и Пио идентифицировали возможные случаи СПИДа в отделении Мама Йемо, большинство из них уже были отобраны Капитой. В дополнение к пациентам, которые находились на отделениях, Капита на протяжении нескольких месяцев собирал медицинскую информацию о странных случаях, которые проходили через его учреждение.

Две вещи стали абсолютно четко ясными с самого начала: СПИД присутствовал у большого количества пациентов в больницах Мама Йемо, Нгалиема и Кинойзе; женщины и мужчины страдали от этого заболевания одинаково часто. Обе этих находки поразили иностранных ученых, чьи взгляды на заболевание формировались под влиянием американской и европейской модели СПИДа.

Даже несмотря на то, что пока причина заболевания была неизвестна и соответствующие тесты еще не были доступны, у Митчелл не было больших проблем с подтверждением большинства случаев СПИДа, поскольку у большинства из этих пациентов вообще не было Т хелперных клеток.

Всего было идентифицировано и подтверждено 38 случаев СПИДа на основании подсчета Т хелперов; 53 % были мужчины и 47% женщины. Ужасающие 26% пациентов умерли в течение трехнедельного периода наблюдения и иностранные ученые наблюдали тот же самый странный феномен, который Форталь наблюдал в Букобе: пациенты становились все более и более больными каждый час и умирали прямо у них на глазах. В среднем пациент имел симптомы на протяжении только десяти месяцев и за этот короткий промежуток времени все они теряли более 10% массы тела.

Сравнивая их анамнез, с анамнезом контрольной группы пациентов (пациенты, госпитализированные по поводу различных заболеваний, но явно не страдающие СПИДом) МакКормик обнаружил, что пациенты со СПИДом чаще путешествовали за пределы района Киншаса. Большинство из них были либо разведены, либо холосты, либо неженаты и они имели более одного сексуального партнера в течении предыдущего года - медианное значение за последние 12 месяцев среди случаев СПИДа - составляло семь сексуальных партнеров.

Они не обнаружили никаких доказательств того, что хотя бы в одном случае, присутствовало внутривенное введение наркотиков или гомосексуалные контакты.

Но они обнаружили гетеросексуальные кластеры, связанные друг с другом примерно такими же путями, как кластеры гомосексуалистов в Лос-Анжелесе, изученные Биллом Дарроу. Они установили, что некоторые из людей в больнице Мама Йемо занимались сексом с индивидуумами, которые находились в списке бельгийских случаев СПИДа, демонстрируя тот факт, что африканско-европейская сексуальная сеть может быть такой же сложной и разветвленной, как сексуальная сеть гомосексуальных американцев, описанная Дарроу. Некоторые из заирских женщин являлись проститутками; другие были моногамными женами мужчин, которые занимались сексом с проститутками.

Когда иностранные ученые покинули Заир, у них не было никаких сомнений в том, что то, что они наблюдали, являлось гетеросексуальной эпидемией. Пио и МакКормик оба специалиста, изучавшие заболевания, передающиеся половым путем в Африке, были очень озабочены. Они знали, что сифилис, гонорея, шанкроид, хламидия и кандида были широко распространены в большинстве не арабских африканских стран, хотя ни один из этих микробов не существовал на континенте до евро-арабского колониализма и эры торговли рабами. Двое ученых опасались, что СПИД может последовать похожей картине быстрого появления, распространения и захвата всего континента.

Заирская/европейская/американская группа описала свое исследование и послала статью в New England Journal of Medicine. Статья была отвергнута, поскольку рецензенты не могли поверить в то, что заболевание является гетеросексуальным? и настаивали на том, что группа пропустила какой-то другой способ передачи инфекции, или какой-то неизвестный африканский обычай, который может позволять распространяться заболеванию. Они получили подобные же возражения от дюжины других медицинских и научных журналов. Заирские результаты не удавалось опубликовать на протяжении примерно года - года во время которого группа Киднея пыталась понять, что убивает людей в Букобе; года, в течение которого СПИД появился нераспознанным во всей Восточной, Центральной и Южной Африке. В конце концов, после большого количества переделок, исследование было опубликовано в британском журнале Lancet в июне 1984 года (118).

Знание того, что СПИД существует в соседнем Заире, доказанное в октябре 1983 года, значительно бы помогло доктору Субаш Хира, чья клиника ЗППП в Лусаке, была наполнена странными заболеваниями. Он обратил внимание на постоянно растущее количество случаев, особенно агрессивного Herpes zoster, на которые он впервые обратил внимание около двух лет тому назад.

К концу 1983 года Хира видел пациентов, которые умирали от странной пневмонии, от туберкулеза и от герпеса. Это привело к тому, что он начал нервничать. Хира решил просмотреть отчеты по французским и американским случаям СПИДа в университетской библиотеке. Хотя симптомы у его пациентов и были похожими на те, что были описаны в Сан-Франциско, Нью-Йорке и Париже, Хира знал, что в Замбии никто не вводит внутривенно наркотики и гомосексуализм настолько редок, что его можно было рассматривать, как несуществующий среди Бемба, Ндебеле и тридцати пяти других этнических групп, проживающих в стране.

Тем не менее, Хира придерживался гипотезы о том, что СПИД существует в Замбии. Он потребовал от своего персонала, чтобы они учитывали количество случаев Herpes zoster, которые наблюдались в клинике ЗППП с 1980 года и результаты привели к тому, что он решил переговорить с замбийским министром здравоохранения доктором Эваристо Нйелесани.

Сообщение Хира министру здравоохранения Замбии Нйелесани заключалось в том, что к весне 1983 года количество случаев Herpes zoster в Лусаке увеличилось в десять раз, по сравнению с двумя предыдущими годами (между 1980 и 1982).

"Они все выглядят как СПИД ", сообщил Хира Нйелесани, который был поражен и озабочен.

"Как Вы можете быть уверены?", спросил министр. Хира предположил, что у американцев есть возможность протестировать его пациентов. Нйелесани приказал Хира найти соответствующие группы в Соединенных Штатах, с которыми можно было бы сотрудничать. Но потребуется практически год на то, чтобы Хира получил ответы. Только к концу 1984 года исследователи в больнице Уолтера Риида американской армии в Вашингтоне закончили поиски HTLV - III в образцах крови 20 подозрительных случаев СПИДа из Лусаки. Вирус был обнаружен в 18 из 20 образцов.

После того, как Хира получил по почте результаты, он тут же поехал к Нйелесани. Министр Нйелесани получил бумагу, полученную из больницы Уолтера Риида, сложил ее, положил в карман пиджака и, приказал Хира немедленно начинать национальную программу по борьбе со СПИДом, координируя всю активность напрямую с его офисом. Нйелесани, однако, с самого начала установил одно строгое правило: ничего не говорить прессе. Министр здравоохранения боялся, что замбийский СПИД будет преувеличен и неадекватно скажется на туризме и национальной экономике. И он также очень беспокоился о возникновении спекуляций в американских и европейских медицинских журналах ( хотя еще не нашедших свой путь в обычную прессу), которые предполагали, что Африка является местом происхождения вируса СПИДа.

"Мы принесли в Африку большое количество вирусов, которые были очень опасны для них и наконец, теперь мы получаем назад от них некоторые ретровирусы", недавно сказал журналистам в Париже Люк Монтанье. " В этом нет ничего плохого. Это просто факт. Кроме того, место происхождения человека - это Африка, поэтому неудивительно найти старые вирусы в этой части мира. Страны не должны прятаться от этого, они не могут избежать этого. Это факты".

Джо МакКормик не встречал никаких сложностей, чтобы убедить власти в Заире и Бельгии принять ситуацию со СПИДом всерьез, а власти в Киншаса с большим энтузиазмом приняли предложение МакКормика, чтобы в стране был создан объединенный бельгийско/заирско/американский исследовательский центр СПИДа. " Головные боли" МакКормика не начались до тех пор, пока он не вернулся в Атланту, где Курран поддерживал длительное заирское исследование по СПИДу, а уходящий директор CDC, Билл Фоега, хотел быть полезен. Но вновь назначенный Рейганом директор CDC Джеймс Мейсон достаточно прохладно отнесся к новой идее. По предложению Фоеге, МакКормик поговорил напрямую с помощником секретаря по здравоохранению Брандтом.

"Соотношение полов в случаях СПИДа в Заире 1:1", сообщил МакКормик Брандту. "И это доказывает, что СПИД может быть и есть гетеросексуальное заболевание". Брандт абсолютно отказался верить МакКормику, предполагая, что в Заире существуют некоторые неучтенные факторы. "СПИД," настаивал Брандт "не является гетеросексуальным заболеванием."

Потребуется более года, прежде чем руководство здравоохранения рейгановской администрации, в конце концов признает идею о том, что СПИД в Африке, в основном, является гетеросексуальным. Администрация никогда полностью не признает, что вирус также может передаваться сексуальным путем и в Соединенных Штатах. На самом деле диспуты по поводу гетеросексуальной передачи вируса и применимости африканских (читай, негритянских), результатов к евро/американскому (читай, белому) контексту будут продолжаться в верхних эшелонах американского правительства на протяжении всех восьми лет рейгановской администрации и еще значительный период времени правления его приемника - Джоржа Буша.

Евро/американская научная община также разделилась по поводу интерпретации африканского СПИДа и гетеросексуальной передачи ВИЧ. Напряженность будет существовать даже в 90-е годы. Поскольку СПИД вначале был отмечен в среде американских гомосексуальных мужчин, многие ученые и политики настаивали на том, что способ передачи вируса ограничен тем путем, каким он был впервые обнаружен в Соединенных Штатах: анальный половой акт, внутривенное потребление наркотиков, заражение продуктов крови и "гаитянцы".

Но, естественно, в Америке также существовала гетеросексуальная передача СПИДа, также как она была в Европе и на Гаити - в каждой географической области на планете, куда проник ВИЧ. Среди первых случаев СПИДа, обнаруженных в Нью-Йорке, были и гетеросексуальные инфекции.

Некоторые специалисты общественного здравоохранения, критично настроенные к рейгановской администрации, тихо спорили, что во всех этих дебатах имеется расистский подтекст: почти все гетеросексуальные случаи, которые к середине 1984 года были обнаружены в мире, произошли среди людей, либо живущих в Африке либо, имевших африканские корни. В Европе и Соединенных Штатах практически все, явно идентифицированные случаи гетеросексуальной передачи к середине 1984 года, обнаруживались среди негров и латинос; большинство были эмигрантами, приезжими из африканских стран -Доминиканской Республики, Гаити, Пуэрторико.

Начались попытки собрать доказательства гетеросексуальной передачи вируса, которые были сфокусированы на Африку. На самом деле европейские и северо-американские исследователи имели собственные проблемы дома, которые могли влиять на их африканские исследования.

Жак Лейбович отразил наиболее популярную идею среди исследователей СПИДа того времени. "Мы фокусируемся на Заире ....[для того, чтобы посмотреть на] людей, которые не являются членами одной из известных групп риска, таких как гомосексуалисты" (119).

Джо МакКормик не развивал таких идей, у него был проект SIDA (120), так стал называться совместный исследовательский проект заирцев/американцев/бельгийцев. Врачи из Киншаса не были особенно заинтересованы в том, чтобы доказывать совершенно ясные них вещи: СПИД в их стране являлся гетеросексуальным заболеванием. Курран и МакКормик понимали, что их проект SIDA будет являться серьезным африканским центром по изучению СПИДа, созданным для того, чтобы ответить на вопросы, особенно важные для всех африканцев. Курран тут же начал выискивать фонды, тщательно избегая офис Брандта, в то время как МакКормик пытался найти соответствующих ученых в CDC, которые могли бы выполнить эту работу.

Создание проекта SIDA неторопливо шло своим путем в Атланте и Киншаса, а в это время большая часть американских исследовательских усилий в Африке фокусировалась на двух вопросах: гетеросексуальной трансмиссии и размерах африканской передачи. Как только группа из института Пастера создала грубый тест на LAV, они стали сотрудничать с МакКормиком, Пио и Квинном, анализируя образцы крови, собранные в больнице Киншаса. Они подтвердили, что 97% пациентов, которым Капита поставил диагноз СПИДа, имели анитела против LAV (HIV). Самая большая проблема: то же самое было во многих контрольных случаях, что показывало, что имеется асимптоматическая стадия заболевания и что инфекция является значительно более распространенной в Заире, чем казалось в самом начале. 7% пациентов без СПИДа, госпитализированные по неинфекционным причинам, имели антитела против этого вируса, также как и 5% матерей, которые недавно рожали в акушерском отделении больницы Мама Йемо в 1980 году; кроме того, сыворотка, полученная от таинственно заболевшей женщины, в акушерском отделении больницы Мама Йемо в 1977 году, которая умерла от иммунодефицита в 1978 году, тоже имела антитела к LAV.

Как распространенность инфекции взрослых в Киншаса, так и явно молодой возраст заирской эпидемии, требовал серьезного обсуждения. Для сравнения - французская распространенность инфекции LAV в 1983 году была менее 0,3% (121). Группа из института Пастера в то врем получала образцы крови из других африканских стран, и имела доказательства аналогично пугающей частоты инфекции LAV (HIV) в популяциях Руанды и Центрально-Африканской Республики.

Во время зимних каникул 1983 года Джонатан Манн ответил на звонок, который раздался у него на Альбукерке. Джон МакКормик - ученый, которого Манн очень уважал, но с которым никогда не встречался - представлися и сразу же перешел к делу:

"Не хотели бы Вы поработать в Африке?"

Манн был ошарашен. Но, живущий в Нью-Мексико эпидемиолог CDC и эксперт по бубонной чуме, внимательно слушал то, что МакКормик рассказывал ему про Киншаса.

Хотя у Джона и Мари-Пол Манн было трое маленьких детей, и ни один из них никогда не жил в развивающихся странах, не потребовалось слишком много времени, чтобы уговорить их переехать в Киншаса. Для парижанки Мари-Пол это означало говорить на своем родном языке. Дети радовались приключению, а Манн понимал значительную научную важность такой работы.

Курран, который уже длительное время поражался работе Манна, был очень доволен этим выбором. Манн продемонстрировал талант работы с политиками и прессой, во время своего пребывания в Нью-Мексико. Этот навык продемонстрированный с первого дня бостонцем Манном, в тот момент, был крайне важным. Часто очень напряженные отношения между правительством США и Заира, конкурирующие интересы американских исследователей, которые тоже хотели бы хотели заниматься африканской эпидемией, протестируют навыки Манна.

К марту 1984 года МакКормик и Манн приехали в Киншаса и начали работать совместно с докторами Капитой, Нзила Нзиламби, Нгали Босенге, Калиса Рути и другими заирскими учеными для того, чтобы создать проект SIDA. МакКормик действовал как руководитель Манна, передавая ему в течение месяца все, что он знал по поводу заирских языков, обычаев и политики, а также по поводу того, как правильно играть роль американского эксперта, когда работаешь в постколониальной, бедной стране, в которой отсутствует даже основная инфраструктура.

Манн очень хорошо выучил то, что ему преподавали - вероятно, даже слишком хорошо, с точки зрения других иностранных ученых и журналистов. Он никогда не разговаривал с чужаками без того, чтобы вначале не обсудить свои комментарии с заирским министерством здравоохранения; он выгонял иностранных исследователей, если они не могли сотрудничать с проектом SIDA на его условиях; но особенно важным среди этих требований, было желание сотрудничать на равных с заирскими учеными и следовать ограничениям на общение с прессой и публикаций, установленных заирским правительством.

"Я могу сказать Вам все, что Вы хотите", говорил Манн всем не заирцам, которые ему звонили. "если Вы придете сюда с письмом от заирского правительства, но без этого письма, я вообще не буду с Вами разговаривать".

Через десять лет конкурирующие ученые будут очень язвительно говорить о политике Манна во время проведения проекта SIDA, утверждая, что он выгонял их из Заира и рассматривал эпидемию СПИДа в этой стране как "свою собственность". Но заирские ученые не найдут никаких других слов, кроме слов огромной благодарности для Манна, а также для Пио. Проект SIDA будет наиболее серьезным на континенте исследовательским проектом по СПИДу с 1984 года до его закрытия, вследствие гражданской войны в Заире в 1991 году.

Большинство других африканских правительств, вероятно, не очень хорошо понимали, что происходит с эпидемией в их стране, где местные исследования все еще находились на зачаточных стадиях, или же они сознательно придерживались политики замалчивания, из чувства национальной гордости и по экономическим причинам. В противоположность им, Заир был достаточно открытым. Неприятным побочным эффектом открытости правительства явилось появление ложной идеи, которая будет существовать десятилетия, заключающейся в том, что в Заире, по сравнению с другими районами Африки, имеется наихудшая ситуация со СПИДом; СПИД родился в Заире, а

все другие вспышки СПИДа могут быть отслежены назад к Заиру.

Кроме Манна, который являлся руководителем, проект SIDA включал докторов Генри Франсиса и Тома Квинна из национальных институтов аллергии и инфекционных заболеваний. Вместе со своими заирскими коллегами группа проводила изучение распространенности ВИЧ и показала, что к 1985 году распространенность инфекции в Киншаса составляла примерно одну треть от того, что обнаруживается среди гомосексуалистов Сан-Франциско и что множественные гетеросексуальные партнеры, медицинские инъекции не стерильными иглами и путешествие за границу, являются ключевыми факторами риска (122).

По мере того, как размеры глобальной эпидемии СПИДа росли, CDC организовала первую международную конференцию по СПИДу, которая была проведена в апреле 1985 года в Атланте. Примерно 2 000 ученых и репортеров тридцати национальностей прибыли на это мрачное собрание, на котором размеры того, что к тому времени уже рассматривалось, как пандемия, стали понятны.

Хотя во время встречи в Атланте внимание было в основном привлечено к африканской ситуации, позднее было установлено, что практически все допущения и данные, на которых они основывались, были ошибочными. Когда ученые собрались в Атланте, СПИД действительно появился в Центральной Африке. Но он там появился не тем путем, который был описан и не так ужасно, как он был представлен.

На встрече Люк Монтанье сообщил, что образцы крови, полученные из Киншаса в 1970 году, показывают, что один из каждых 220 мужчин и женщин имел анитела к LAV или (ВИЧ). К 1980 году, как он заявил, один из десяти людей в Киншаса имели анитела и, сообщил он собравшимся на встрече, СПИД в африканских семьях распространяется различными, не сексуальными путями. Роберт Галло спорил с возможностью передачи СПИДа не сексуальным путем, но согласился как с тем, что СПИД распространен в Африке, так и с тем, что 65% детей в Уганде имеют положительные антитела к HTLV-III (ВИЧ).

Натан Клюмек сообщил, что 88% женщин проституток, тестированных в Кигали ( Руанда), имели анитела к ВИЧ - до уровня в 70% в образцах 1982 года, собранных от местных проституток. В общей популяции, сообщил Клюмек, распространенность инфекции к концу 1984 года составляла 9% (123).

Доктор Роберт Биггар из национальных институтов рака сообщил, что инфекция как HTLV-I, так и HTLV-III (ВИЧ), крайне часто встречается во всей Кении, даже в отдаленных регионах. На основании теста на антитела к HTLV-III , который был сделан на образцах CDC из Кении в 1982-84 годах при изучении различных заболеваний (не СПИДа) Биггар сообщил, что свыше половины кенийской популяции было в какое-то время инфицировано вирусом СПИДа и почти треть имела анититела к HTLV-I. Самое большое количество случаев, отметил он, имеется среди кочевников Туркана в Северной Кении, 80% которых инфицированы вирусом СПИДа (124). Биггар также заявлял, что до 15% детей, 25% стариков и 20% молодых людей в отдаленном районе Киву инфицированы HTLV-III (125). И он сам сообщил репортерам, что свыше половины молодых женщин -55%, если быть точным, протестированных в отделении для беременных в университетской больнице Лусаки имели анитиела к HTLV-III (ВИЧ) в 1984 году.

Такой же пугающий уровень инфекции в Африке был представлен группой, работавшей с Робертом Галло. На основании теста на антитела к HTLV и изучения образцов крови, которые были собраны национальным институтом рака в 1972 и 1973 годах от детей в Уганде, в рамках проекта по изучению лимфомы Беркетта, группа заключила, что 66% детей были инфицированы HTLV-III (ВИЧ), практически за десятилетие до того, как кто бы то ни было понял, что СПИД существует. Образцы крови были собраны в отдаленном районе Уганды -Западного Нила, районе где находятся небольшие деревеньки на болотах и где идут постоянные дожди (126).

Ну и наконец, Макс Эссекс и его Гарвардский коллега Филис Канки сообщили о недавнем обнаружении вируса в макаках - резус, которые находились в американских центрах для приматов и этот вирус вызывает, подобное СПИДу, заболевание у обезьян. Вирус был назван STLV-III (мак), или обезьяний Т лимфотропный вирус III типа (макаки). Вирус, как они сообщили, достаточно легко растет в человеческих Т клетках. Второй вирус, обозначенный STLV-III (agm), также был представлен на встрече. Как сказал Эссекс, он был обнаружен примерно у половины всех протестированных диких африканских зеленых макак, или верветок (127). Эссекс сообщил собравшимся, что можно предположить, что СПИД начался как заболевание среди африканских обезьян, и только недавно, по непонятным причинам, проник в человеческую популяцию.

Несмотря на то, что практически все эти отчеты позднее оказались ошибочными, они произвели впечатление: мир был убежден в том, что Африка имеет более старую, более распространенную эпидемию, которая началась с обезьян и распространилась среди людей всех возрастов на континенте, путем гетеросексуальной трансмиссии и некоторого, в настоящий момент непонятного, (бытового) пути.

Для трех одиноких африканцев, присутствующих на этом "международном" собрании - участников проекта SIDA, Капита, Нзила и Панду Каза Азила из заирского министерства здравоохранения, - большая часть того, что происходило в Атланте, была крайне неприятной. Манн настоял на том, чтобы CDC оплатила приезд заирских ученых на встречу, но он также беспокоился, что один из них может, сам того не желая, сказать агрессивным северо-американским журналистам что-нибудь такое, что может вызвать неприятности, как после их возвращения в Киншаса. Поскольку ни один из заирцев никогда не встречался с западными журналистами, Питера Пио попросили оставаться с ними все время.

Хотя Капита, Нзила и Панду Каза Азила были возмущены обвинениями в том, что СПИД является "подарком" Африки всему остальному миру, они сдерживали свое раздражение до тех пор, пока к ним не подошел американский журналист, который сказал: "Мы все слышали, что Макс Эссекс сообщил по поводу того, что СПИД начался как заболевание обезьян в Африке. Скажите мне, доктор, правда ли, что африканцы занимаются сексом с обезьянами?" Капита промолчал и заирцы притворились, что они не поняли вопроса, хотя английский был одним из четырех-пяти языков, на котором они говорили достаточно свободно.

"Питер", задал вопрос по-французски Капита Пио, надеясь, что журналист сдастся, не пытаясь получить ответ. Пио был возмущен. Он шептал по-французски, но Капита попросил Пио перевести ответ того, что он рассматривал как крайне грубый вопрос.

"Мадам, я не знаю, о чем Вы говорите", сказал Капита. "Мы не занимаемся подобными вещами, но насколько я знаю в Европе выпускаются фильмы о том, что женщины занимаются сексом с собаками и я также слышал, что здесь, в Соединенных Штатах, все эти собаки постоянно находятся, как домашние животные, дома и они иногда, ну... Вы понимаете, что я имею в виду....."

Это не последний раз когда известный африканский ученый будет "поджариваться" иностранцами - как своими коллегами учеными, так и журналистами - по вопросам различных сексуальных и культурных практик, которые, как некоторые люди из западных стран считали, объясняет не гомосексуальную теорию возникновения СПИДа.

"Они похоже просто не хотят поверить, что вы можете передать вирус, поместив половой член во влагалище воскликнул Пио на встрече в Атланте. "Я просто не могу этого понять. Эти люди предположительно являются учеными. Кто-нибудь, пожалуйста, объясните мне, почему вирус будет идти из полового члена в прямую кишку, но не пойдет из полового члена во влагалище. Эти люди отвратительны!"

Пио знал лучше, чем кто-либо на встрече, за исключением, по всей вероятности, Капита, Нзила и Панду Каза Азила, что освящение мировой прессой заявления, сделанного Галло, Эссаксом, Монтанье, Биггаром и другими западными учеными окажет сильное воздействие на исследование СПИДа в Африке. Он чувствовал, что многие африканские правительства будут реагировать на это "указывание пальцем" тем, что они закроют те небольшие исследовательские проекты, которые начинались, несмотря на то, что эпидемия СПИДа, разрасталась в их странах.

Сидя на лестнице в конференц-центре, пытаясь собраться с мыслями, Пио мог только качать головой и бормотать: "Это катастрофа".

Ситуация ухудшилась после встречи в Атланте. По мере того, как западные ученые продолжали указывать на Африку, лидеры континента - как Пио и предсказывал - ответили соответствующим образом.

"Сообщение о случаях СПИДа в Африке - это новая форма кампании ненависти", сказал кенийский президент Даниель арап Мои.

"Если ученые не могут найти дом для своего вируса, Африка не является решением их проблемы", заявил кенийский министр здравоохранения Питер Ньйакиамо в речи перед парламентом страны.

"Нет никаких указаний на то, где началась эпидемия, где заболевание появилось", сказал доктор Фахри Ассад, директор программы по инфекционным заболеваниям Всемирной Организации Здравоохранения. "Заболевание, как мы его знаем, появилось здесь в то же время, что и в Соединенных Штатах" (128).

Попытки обвинить в появлении СПИДа Африку, ударили по без того бедному континенту, в особенно сложное время. Войны и гражданские беспорядки прокатились по всему континенту от Африканского Рога до Кейптауна. Большинство из них являлись следствием баталий холодной войны, подпитывавшейся конкурирующими индустриальными странами. Кроме того, несколько африканских наций перенесли несколько военных переворотов в начале 1980 года, что привело к направлению и без того небольших ресурсов на военные расходы, обычно за счет расходов на образование и здравоохранение (129).

Кроме того, в нескольких странах бушевала худшая засуха двадцатого столетия, а именно в Мали, Мавритании, Мозамбике, Замбии, Эфиопии, Сомали, Судане и Кейп Верде. Ученые спорили, что засуха, голод и большие перемещения беженцев, к которым она привела, являлись следствием глобальных метеорологических изменений, по всей вероятности, вследствие глобального потепления. Пояс пустынь Сахель в северной части континента, как они утверждали, расширяется, захватывая миллионы акров того, что еще недавно было плодородной землей.

Питер Ушер, американский советник ООН в Кении, сказал: "Африканская засуха является действительно чем-то новым и достаточно плохим, что означает, что Африка высыхает и последствия этого могут быть значительно более серьезными, чем они есть сейчас".

Бретфорд Морс главный администратор офиса ООН по неотложным операциям в Африке сообщал, что по крайней мере двадцать африканских стран имели серьезные проблемы с засухой и нехваткой продовольствия в 1984-85 годах и как минимум тридцать миллионов африканцев находились, в результате, на грани голода. Кроме того, он сказал, что засуха вызвала, по крайней мере, десять миллионов беженцев, которые были вынуждены покинуть свои дома в районе пояса Сахель, в поисках пищи.

"Это самый большой феномен подобного типа в человеческой истории", заявлял Морс. Эфиопский метеоролог Воркинеф Дегефу предупреждал, что вне зависимости от того, являются ли эти изменения в атмосфере планеты или в погоде, история постоянно двигается к увеличивающейся потребности в ресурсах для человека, по мере того, как популяция увеличивается, увеличивается и потребность для сельскохозяйственных земель и дерева для отопления. Так же как это происходило на американском Среднем Западе в 30-х годах - слишком большое развитие сельского хозяйства приводит к появлению пылевых бурь и превращает плодородные земли в пустыню " (130).

Но африканские лидеры знали, что мир не проявляет большого интереса к их засухе и голоду. Кризис начался после 1970-х годов, но привлекал очень мало внимания до 1985 года, когда африканские журналисты, наконец сумели запустить на британском телевидении фильм об Эфиопской катастрофе и группа артистов, исполнявших рок-н-ролл затем провела семнадцатичасовой концерт, который назывался "Живая помощь", шедший одновременно в 150 странах и собравший 70 миллионов долларов для помощи африканцам.

Африканские лидеры были менее, чем довольны вниманием к СПИДу, тем более, что они часто не имели никакого представления, насколько действительно серьезной была эта эпидемия. Вряд ли кто-нибудь из них вообще верил в 1985 году, что СПИД может сравниться с проблемами засухи и голода, или эпидемии малярии, или общих экономических проблем.

В Замбии Нйелесани был возмущен тем, что Роберт Биггал сообщил иностранным репортерам о результатах анализа крови, которые были сделаны в стране до того момента, как он обсудил их со своими сотрудниками из Лусаки. Повсюду на континенте развивался антагонизм с иностранными исследователями, - "сафари - учеными "- которые приезжают в страну на несколько дней, возможно на пару недель, уезжают с наборами образцов крови, а затем пишут свои результаты в серьезных медицинских журналах, прежде чем обсудить данные и интерпретацию этих данных со своими местными коллегами.

Проблемы начались и в исследовательской общине, занимавшийся африканским СПИДом.

Натан Клюмек и его бельгийские коллеги решили созвать в Брюсселе конференцию по СПИДу в Африке, осенью 1985 года. К началу лета некоторые африканские лидеры начали протестовать, говоря, что они не поедут в Европу, для того чтобы обсуждать Африку, особенно если американцы и европейцы будут продолжать обвинять Африку в том, что она вызвала эпидемию СПИДа. В конце концов правительство Заира и Бурундии отозвали свои работы с брюссельской конференции, за ними последовал проект SIDA и CDC последовала совету из Заира, также отказавшись поддерживать эту конференцию и посылать на нее свои работы.

Вторую конкурирующую конференцию организовали CDC и ВОЗ и она должна была произойти в Бангуи, столице Центральной Африканской республики за четыре недели до встречи в Брюсселе.

Непосредственно перед встречей в Бангуи группа Роберта Биггара опубликовала работу, которая сама того не желая, представила доказательства первых серьезных ошибок, которые сделали ученые при оценке размеров эпидемии СПИДа. Группа Биггара отметила, что ранние тесты для выявления HTLV -III (ВИЧ) обнаружили наиболее высокую частоту встречаемости инфекции в отделенных районах, где никто не имел клинически выраженного СПИДа. Поэтому в мае 1984 года группа Биггара отправилась в район Киву в Восточном Заире, взяла образцы крови от 250 пациентов и протестировала их в лабораториях американского национального института рака на антитела к HTLV-I, HTLV-II, HTLV-III (ВИЧ) и малярийному возбудителю Plasmodium falciparum. Они обнаружили, что примерно 80% людей имели антитела к малярии, значительно меньшее количество положительно реагировало на на три вируса HTLV и та же самая возрастная группа, даже те же самые люди, которые давали наиболее сильную иммунную реакцию на малярию, также отвечали на один или все HTLV (131).

Вскоре стало понятно, что первые пробы на HTLV были абсолютно бесполезными, если они использовались на образцах крови людей, которые были хронически инфицированы малярией, лейшманией и другими паразитами, которые производили то, что на лабораторном жаргоне называется "липкая сыворотка". Первые тесты на выявление HTLV базировались на смешивании крови пациента с анителами к одному из вирусов - например, HTLV-III (ВИЧ). Если вирусы присутствовали в крови пациентов, антитела и вирусы формируют комплексы, которые будут прилипать к поверхности и затем могут быть замечены после этапа отмывания. Но кровь, в которой присутствовали паразиты - особенно кровь от больных малярией - формировала неспецифические "липкие" комплексы, которые также прилипали к тестовым поверхностям во время промывания. Поэтому первые тесты на HTLV-III (ВИЧ) давали громадное количество ложноположительных результатов.

Учитывая тот факт, что практически любой человек, который живет южнее пустыни Сахара, является хроническим носителем малярийных паразитов в своей крови, удивляет тот факт, что исследователи, которые занимались СПИДом не получили результат, который бы указывал на то, что каждый африканец является носителем СПИДа. Вместо этого они нашли инфицированность от 50% до 90%. Обнаружение дефектов в тестах на обнаружение HTLV означало, что все оценки африканского СПИДа и частоты инфекции HTLV-I, которые были сделаны на основе этих тестов, были абсолютно ошибочными.

Некоторые Африканские страны действительно имели серьезную эпидемию СПИДа в 1985 году, но она была абсолютно точно не тех размеров, которые были представлены на конференции в Атланте. Оценки проекта SIDA показывали, что, базируясь на тесте антител к LAV, некоторые группы населения Киншаса инфицированы менее, чем на 10%. Тест к LAV менее уязвим к проблеме "липкой" сыворотки и поэтому он как раз давал более точные результаты.

Среди преувеличенных отчетов были и еще более серьезные, но менее драматичные исследования, которым не было уделено достаточного внимания. Ключевым среди них являлось совместное англо/замбийско/угандийское исследование по поводу кажущегося новым заболевания, обнаруженного в районе Ракаи в Уганде, практически на границе с танзанийским регионом Кагера. Это заболевание, которое называлось "болезнь похудания", приводило к тому, что страдавший от нее человек очень быстро терял вес, он страдал от резко выраженной слабости и заканчивалось заболевание летальным исходом. Исследователи использовали улучшенный тест, разработанный англичанами на выявление HTLV-III (ВИЧ) и с его помощью протестировали сорок два пациента с "болезнью похудания". Обнаружив антитела к СПИДу у тридцати четырех, они также обнаружили, что 17% здоровых угандийцев из группы контроля, также имели эти анитела в крови. Вывод, который был из этого сделан - "болезнь похудания" и СПИД являются одним и тем же заболеванием.

"Болезнь похудания" появилась в Уганде примерно в то же время, когда " чума голубых" появилась в Калифорнии и Сан-Франциско. Не было никаких доказательств того, что СПИД является эндемичным в Африке, поэтому ученые говорили, что никакого основания нет обвинять Африку в происхождении СПИДа в связи с тем, что в фактах полученных до настоящего времени нет никакого подтверждения этому.(132)

Появились спекуляции о том, что результаты совпадения ранних тестов на HTLV и малярию, могут указывать на то, что москит переносит этот вирус. Это вызвало панику не только в Африке, но также и в других частях мира, где наблюдается большое количество насекомых рода Anopheles. Участники проекта SIDA и группа Куррана в CDC пытались противопоставить этим тревогам, указание на то, что большинство жертв, на которых малярийные москиты кормятся - это маленькие дети, они не могут достаточно эффективно от них защититься и у них нет иммунитета к паразитам. В то же время, свыше 90% всех известных случаев СПИДа наблюдалось у взрослых.(133)

Эпидемиологические аргументы были недостаточны для того, чтобы погасить спекуляции по поводу москитов. На протяжении 1980-х годов беспокойство о том, что насекомые могут переносить вирусы, постоянно возвращались, особенно в тех случаях, когда их авторы не хотели признавать гетеросексуального распространения вспышек СПИДа в таких местах, как Белль Глад (Флорида), Гаити, Бразилия и Индия (134).

К тому времени, когда африканские, европейские и американские ученые собрались в октябре 1985 года в Бангуи, в воздухе уже витала напряженность. Франко-американская напряженность была совершенно четко заметна, поскольку группа из института Пастера и их союзники стали все четче и четче объявлять, что группа Галло украла не только заслуги в открытии вируса СПИДа, но возможно и сам вирус. Некоторые бельгийцы были возмущены угрожающим бойкотом их встречи в Брюсселе, а африканцы по разному, но нем не менее негативно относились к западному освещению их эпидемии.

Джо МакКормик, который являлся инициатором конференции в Бангуи, позаботился о том, чтобы были приглашены представители всех точек зрения и настоял на том, чтобы представитель ВОЗ Ассад тщательно управлял развивающейся дискуссией. С точки зрения МакКормика конкуренция и возмущение только способствовали распространению эпидемии и ее появлению в новых районах. Он хотел чтобы результат встречи в Бангуи мог выполнить четыре основные задачи: озвучить проблемы, которые существуют у всех; указать на не политическое чувство к размерам эпидемии; создать рабочее диагностическое определение СПИДа, которое могло бы быть использовано в бедных странах при отсутствии возможности тестирования крови; установить приоритеты для будущих исследований, особенно в Африке.

В числе скрытых пунктов в повестке дня у МакКормика стояло убеждение Ассада в тяжести африканского кризиса СПИДа и он хотел создать специальную программу по СПИДу внутри Всемирной Организации Здравоохранения. С точки зрения Джо политические проблемы и ошибки в исследовании СПИДа, а также напряженность, которая присутствовала, оставляли только ВОЗ в качестве единственного приемлемого международного лидера в контроле за пандемией.

На своем пути к Бангуи, Макс Эссакас проехал через Киншаса, где он встретился с Джонатаном Манном и сообщил ему, что у него имеются дополнительные доказательства о существовании двух различных СПИДоподобных вируса в африканских обезьянах - доказательства, которые, как он считал, подтверждают африканское происхождение СПИДа.

"Не говорите об этом в Бангуи", сказал Манн. "Вас убьют. Люди будут обижены. Это будет катастрофой".

Международная политика, чувствительность к расизму, национализм - все это было новым для Эссекса. Даже много лет спустя Эссекс будет говорить, что он не понимает, почему его идеи в Атланте, вызвали такой отпор в Африке и он так и не понимал, почему Манн призывает его к самоцензуре в Бангуи. Но зная, что Манн живет в Заире и понимает такие вещи, Эссекс согласился приберечь свои результаты для встречи в Брюсселе.

Между тем Эссекс установил длительное сотрудничество с доктором Сулейманом МБоупом из университета шейха Анта Диоп в Дакаре. Ученые работавшие с Эссексом и МБоупом в западно-африканских странах, начинали свои исследования по взаимоотношению между различными вирусами обезьян и человека. Эссекс, который все еще верил в то, что вирусы HTLV, включая ВИЧ, являются близкими родственниками, искал доказательства того, что обезьяний Т лимфотропный вирус STLV и инфекция HTLV-I встречаются в Сенегале.

У Манна были другие проблемы. Он был очень озабочен тем, что он рассматривал как "плохая наука", которая была сделана в предыдущие годы американскими и европейскими "сафари-учеными" в Африке. В то время как проект SIDA мучительно пытался обучить заирских техников и полностью сотрудничать с коллегами в Киншаса, большинство других западных ученых похоже только говорили о возможности сотрудничать.

"Плохое сотрудничество, приводит к плохой науке", говорил Манн. "Предположим, группа иностранцев приезжает в некое место на американском среднем западе, идет в несколько небольших больниц, собирает образцы крови, а затем улетает домой. И после этого, без консультации со своими сотрудниками на среднем западе, публикует статью в крупном международном медицинском журнале, говоря, что 30% всех взрослых жителей среднего запада являются ВИЧ позитивными", говорил Манн. "Это достаточно плохо, это плохая наука, экстраполяция на целую популяцию, базируясь на изолированных, возможно уникальных случаях, но а теперь, предположим, что вы обнаруживаете, что тест вообще был неправильным. Может быть реальная частота инфекции на среднем западе всего лишь 2%-3%? Как Вы думаете, эти люди на среднем западе Вас когда-нибудь простят?"

"Почему нет никаких извинений? Почему не извинился национальный институт здоровья? Почему американское правительство не извинилось? Когда и где об этих ошибках будет упомянуто?", спрашивал Манн.

Никогда не было принесено никаких формальных извинений африканским правительствам, либо от западных правительств, либо от научных институтов. Большинство журналов, которые опубликовали заметки о передаче москитами и громадную распространенность СПИДа в Африке, никогда не опубликовали формальный отзыв статей или опровержения. В нескольких случаях небольшие исправления появились через месяцы после начальной публикации, и они абсолютно не были замечены ни научным сообществом, ни всемирной прессой.

"Вы не можете вести себя, как Господь, спускающийся с небес, когда вы работаете в развивающихся странах", говорил Манн. "И мы не можем публиковаться без опасения того, что кому-то повредим, без чувства ответственности за людей, которых мы изучаем".

Эти и другие проблемы были озвучены на встрече в Бангуи и цели МакКормика, которые он ставил при организации этой встречи, были достигнуты. Западные ученые получили возможность видеть, как абстрактные концепции, подобно "развитию инфраструктуры" или "вызванная экономическими условиями проституция", облекаются жизнью, когда при открывании крана, вода в их комнатах отказывалась течь, а в лучших отелях Центральной Африканской Республики проститутки заполняли все лифты.

"Наиболее серьезным барьером для понимания африканской эпидемии СПИДа и борьбы с ней, является отсутствие местного обучения и инструментов для взаимодействия друг с другом и анализа", говорил МакКормик. И западные ученые, большинство из которых приехали на африканский континент впервые в жизни, имели шанс лично испытать значимость ремарок МакКормика, когда они пытались позвонить в свои американские и европейские офисы или купить батарейки для коротковолнового радио.

Ассад также хотел, чтобы представители африканских правительств на конференции расстались со своими прошлыми обидами и посмотрели на реальности СПИДа. В определенный момент он потребовал, чтобы представитель каждой страны сообщил на конференции, как много было диагностировано случаев СПИДа, и какова была предполагаемая частота инфекции в этих странах. Когда начался первый раунд ответов на этот вопрос, большинство представителей африканских стран не смогли ничего сказать. Некоторые вообще отвергали наличие какой бы то ни было информации о существовании СПИДа в их государствах. Затем Ассад сообщил группе: "Вы не честны. Я знаю, я был там, я видел СПИД в ваших странах".

Ассад пригрозил урезать поставки вакцины против холеры и других важных материалов, которые шли через ВОЗ, тем странам, которые честно не отвечали на его вопрос. На следующий день большинство африканских представителей представили цифры, хотя все знали, что ни в одной стране не было системы эпидемиологического слежения, которая могла бы смотреть на всех жителей и что эти данные весьма сильно недооценивали размеров эпидемии СПИДа в регионе.

Руанда сообщила, что у нее было 319 случаев СПИДа с 1983 года, из них 86 у новорожденных и маленьких детей. Кения сообщила о 10 случаях, из них четверо - иностранцы. Заир указал на данные проекта SIDA, которые обнаружили в клиниках для новорожденных в Киншаса частоту инфекции около 6%. Замбия сообщила о 143 женщинах, рожавших в университетской больнице в Лусаке за несколько дней до встречи в Банкуи, и что из них 17 были инфицированы ВИЧ, так же как и 15 детей, рожденных от этих матерей.

Ассад стал приверженцем борьбы со СПИДом и быстро согласился с идеей МакКормика о том, что попытки сдержать эпидемию должны координироваться ВОЗ. МакКормик обратился лично к Ассаду, он хотел, чтобы в Женеве был создан офис, который бы служил, как международная фокусирующая точка для информации по СПИДу и технической экспертизе. Он хотел видеть достаточное количество активности со стороны ВОЗа для того, чтобы внедряться в межнациональные научные диспуты.

Ассад согласился и попросил Джо заняться этой работой. Но у МакКормика были другие идеи.

"Есть кое-кто с кем бы я хотел Вас познакомить", сказал он.

Позднее МакКормик представил Ассада Манну и прежде, чем встреча в Бангуи закончилась, Манн согласился стать директором новой глобальной программы по СПИДу. На протяжении последующих шести месяцев, он будет постоянно путешествовать между Женевой и Киншаса, пытаясь обеспечить выживание проекта SIDA и в то же время, обеспечивая рождение новой глобальной программы по СПИДу. В бюджете Ассада денег имелось всего лишь на то, чтобы оплатить авиабилеты Манна и его секретаря, который работал на половину ставки. Зарплата Манна все еще оплачивалась CDC.

Группа проекта SIDA скоро обнаружила объяснение для некоторых ошибочных данных, которые были опубликованы в Атланте, а затем были распространены западными медицинскими журналами. Кажущиеся случаи бытовой передачи заболевания в Африке, оказались случаями передачи от матери к ребенку во время беременности, во время родов, переливания крови и грудного вскармливания (136). Крайне быстрая смерть от СПИДа, которая наблюдалась в регионе озера Виктория, не отмечалась в Киншаса, где имелась многолетняя асимптоматическая инфекционная стадия, которая предшествовала развитию СПИДа у заирских мужчин и женщин, точно также, как она наблюдалась у гомосексуальных американцев (137).

Более старшие дети (от двух до четырнадцати лет), инфицировались нестерильными иглами, которые использовались как в больницах, так и нелегальными инъекционистами, а также через переливание крови, которая использовалась для лечения эпизодов анемии, вызванной малярией (138).

Аналогичным образом 6% серопозитивность, которая была обнаружена среди персонала больницы Мама Йемо, являлась не результатом распространения вируса в этом учреждении, а результатом получения загрязненных продуктов крови, большого количества сексуальных партнеров и нестерильных инъекций (139).

Биггар, Нйелсани и другие американские и замбийские ученые, совместно, провели исследование, которое переоценило частоту ВИЧ инфекции в больнице в Лусаки, используя новый тест на HTLV-III (ВИЧ), созданный англичанами. Они обнаружили, что количество инфекций - сильно отличающееся от ранних оценок Биггара ( 55% для общей популяции Замбии) - на самом деле достигла своего пика в 1985 году на уровне 29%, при этом наибольшее количество обнаруживалось у пациентов клиники для лечения ЗППП, которой руководил Хира. В родильном отделении было инфицировано 8,7% женщин, среди сотрудников больницы было инфицировано 19% (140). Но даже эти новые, более низкие цифры, указывали на самую высокую частоту инфицированности в мире. Более того, при отсутствии какого-то бы ни было лечения или вакцины, Нйелсани мог предвидеть ужасный рост замбийской эпидемии.

Мало новостей по поводу африканских дебатов 1983-86 годов или распространения СПИДа на континенте, достигало удаленной правительственной больницы в Букоба. Доктора Киднея и Нйамурюкунге все еще боролись со своими танзанийскими коллегами, когда руководство их континента собиралось в Банкуи, а их больничный администратор продолжал вносить имена умерших в книгу учета расходных материалов.

Когда первый январский снег 1986 года начал падать за окнами его Женевского офиса, Факири Ассад стал вспоминать подробности встречи в Банкуи.

"Девять [африканских] стран (141), которые участвовали в этой встрече все сказали: "Что мы можем сделать? Мы парализованы, у нас нет структуры, нет лечения, нет методов обучения. Мы не можем ничего дать."- и эта проблема была полностью проигнорирована людьми снаружи", говорил Ассад. "Честно говоря, просто сказать, "Обучите своих людей правильно относиться к сексу" Как многие действительно поверят в это! Вам необходимо иметь серьезный анализ распространенности инфекции, провести интервью, для того, чтобы оценить местные проблемы. И даже если Вы найдете четкие доказательства эпидемии, что Вы будете использовать, для того чтобы заниматься образованием? Вы начнете это делать при помощи радио? Но у кого из них есть транзисторные приемники? Любая страна, если она имеет возможность контролировать заболевание, будет это делать. Но здесь [со СПИДом] единственно, что они могут сказать: "У нас есть проблема, и мы не знаем как ее решить".

Те, кто наиболее серьезно были вовлечены в борьбу со СПИДом, теперь понимали, что микроб выиграл первый раунд и успешно появился на трех континентах в таких разных популяциях Homo sapiens, как героиновые наркоманы в гетто Соединенных Штатов, и гетеросексуальные нейрохирурги в Киншаса; от Майкла Каллена и Бобби Кембела до Натиции.

Вирус перешел от эпидемического к эндемическому статусу в ключевых популяционных группах во всем мире, он победил силу науки, которая всего лишь десятилетие тому назад привела людей, которые планировали общественное здравоохранение, к мысли урезать бюджеты на заболевания, передающиеся половым путем.

В то время когда Ассад задумчиво сидел в своем Женевском офисе, Кембелл был уже мертв, а Каллен боролся с еще одним раундом оппортунистической инфекции, тело Натиции было похоронено во рву в ее деревне, а Грегори Ховард ходил по улицам Ньюарка, проповедуя СПИД наркоманам, которые собирались вокруг разведенных на улице костров и говорили: "У меня СПИД, который является результатом моей наркомании".

"Я его слушаю, парень, потому что он один из нас", говорит высокий худой негр, который сам себя описал как гомосексуал-наркоман. Тыкая пальцем в воздух этот сторонник Ховарда говорит: "Он говорит правду, парень. Мы все знаем, что этот СПИД убийца, особенно для нас, негров, я говорю тебе, парень, я тебе говорю".

IV

Именно вследствие этого наследия - обвинений и преувеличений, связанных со СПИДом в Африке, в 1989 годах было невозможно иметь аполитичное "чисто научное" обсуждение происхождения вируса иммунодефицита. Только после публикации Милко Гримеком, работавшем в Сорбонне, книги по этому вопросу во Франции в 1989 году (142), дискуссия освободится от прежних признаков обвинений. Тем не менее, еще в 1990-х годах будет оставаться некоторая "застенчивость" в академических и политических кругах, работавших с проблемой СПИДа, по поводу обсуждения вопроса происхождения глобальной пандемии. Официальная линия Всемирной Организации Здравоохранения, впервые озвученная Ассадом в 1985 году, останется позицией и в 1994 году: СПИД одновременно появился, как минимум на трех континентах.

Мало кто из ученых принял эту точку зрения, признавая ее тем, чем она действительно была - политическим компромиссом. Но публично они поддерживали точку зрения ВОЗ, поскольку политически было крайне опасным делать что-то иное. Слишком много было обвинений в 1980-х годах, для того чтобы считать к 1990 году, что полная интеллектуальная свобода может окружать вопрос происхождения СПИДа.

Избегая разговоров на данную тему, некоторые ученые просто говорили: "На самом деле это не важно, СПИД здесь, пандемия на всей планете, давайте работать с этим, и сейчас, то что является прошлым - это прошлое".

Или, как сказал Замбийский президент Кеннет Кауда в 1987 году: Более важным является знать не откуда пришло заболевание, а куда оно идет".

Но мало исследователей честно придерживались этой точки зрения. Поскольку, если СПИД может появиться настолько удачно во всем мире во времени генетической инженерии, антибиотиков, развитой биохимии и глобальных телекоммуникаций, какие другие микробы могут в будущем эксплуатировать подобные условия? Если человечество надеется предотвратить следующую эпидемию "чумы", необходимо понимать происхождение данной.

После того, как тест на выявление антител к ВИЧ на скринирование образцов крови, был доведен до совершенства, решена проблема "липкой сыворотки" и на конференции в Бангуи было дано симптоматическое определение СПИДа, стало возможным оглянуться назад и задать вопрос о том, где и когда СПИД возникал до его выявления в Калифорнии в 1981 году.

Учитывая большое количество сексуальных партнеров, которое имели гомосексуалисты до того, как они были инфицированы ВИЧ, казалось крайне невозможным проследить эпидемию назад во времени в этой популяции. Исследователи никогда не смогли бы выяснить кто, кому и когда передал вирус (145).

Наиболее четкое отслеживание могло быть выполнено, если проанализировать популяцию больных гемофилией со СПИДом, поскольку записи в банках крови и хранящаяся плазма, позволяли исследователям установить связь между некоторыми случаями инфекции и ВИЧ позитивными донорами, и попытаться установить дату инфицирования.

К сожалению, для того чтобы защитить себя от потенциальных судебных исков, вызванных людьми, приобретших ВИЧ в результате переливания или использования продуктов плазмы, многие европейские и американские больницы сознательно уничтожили старые записи по переливанию крови. В соответствии с законом Соединенных Штатов, от них требовалось иметь подробные записи и образцы на протяжении только пяти лет, поэтому к 1986 году больницы и банки крови всей страны смогли начать активно опустошать свои папки с документами до 1982 года и стирать компьютерные файлы. Разрешив подобное уничтожение свидетельств, американское правительство согласилось на устранение ключевого набора данных в разрешении тайны СПИДа.

Исследования по взаимосвязи между ВИЧ и продуктами крови в Лос-Анджелесе, выполненное CDC, продемонстрировало, что самая ранняя дата инфекции ВИЧ для человека, получившего загрязненные продукты свертывания крови, была отмечена в 1978 году. Однако, это был изолированный случай. Большая часть инфицирования продуктами крови в Соединенных Штатах возникла в 1983-1984 годах (146).

Возникает искушение заключить, что несмотря на необычно большое количество микробов-доноров, воздействию которых подвергались люди с гемофилией каждый год, ВИЧ либо не существовал в Северной Америке до 1986 года, либо был настолько редок, что шансы заражения для человека, который был инъецирован продуктами крови, произведенными от суммирования крови свыше 300 000 человек в год, были крайне низки. Широкое использование в домашних условиях VIII и IX факторов, однако, не было возможным до 1975 года, поэтому не исключено, что ВИЧ присутствовал в крови доноров Соединенных Штатов на протяжении десятилетия до 1975 года но на таком крайне низком уровне - скажем один из многих миллионов американцев - что шансы передачи его с продуктами крови были недостаточными для того, чтобы вызвать заболевание, которое было бы заметно на популяционном уровне, до того момента, как 26 000 человек с гемофилией начали рутинно вводить себе факторы свертывания, произведенные из плазмы десятков тысяч доноров, каждый год.

Исследование американскими национальными институтами наркологии, обнаружило, что сыворотка, полученная от внутривенных наркоманов в 1971- 1972 годах, давала положительную реакцию на антитела HTLV-III (ВИЧ). При исследовании 1 129 образцов, полученных от 238 индивидуумов, которые были обследованы по другим причинам в это время, а затем были заново проанализированы, с использованием теста ELISA фирмы Abbot, на выявление HTLV-III (стандартный тест), выяснилось, что примерно 10% из них, были положительными. Возможно, инфицированные образцы, которые пришли со всех концов Соединенных Штатов, были повторно обследованы с использованием более точного метода - Western Blot - 14% оказались положительными с частотой инфицирования 1,2% (147).

Вирусолог Вильям Хэзлтайн из онкологического института Дана Фарбера в Гарварде, провел тесты на образцах 1979 года, взятых у наркоманов Нью-Йорка; 30%, как он сказал, имели антитела к HTLV-III (ВИЧ). "Это были наркоманы, а не гомосексуалисты, с кого началась эта эпидемия", объявил Хэзлтайн (148). Бостонский ученый никогда не опубликовал свои данные по наркоманам Нью-Йорка в связи с тем, что эти результаты сильно критиковали исследователи, работавшие в этот момент вместе с людьми, являвшимися героиновыми и кокаиновыми наркоманами.

Тем не менее, возникло предположение о том, что эпидемия СПИДа в Америке среди гомосексуалистов, должна рассматриваться крайне аккуратно; даже в оригинальной группе Майкла Готтлиба, состоявшей из пяти гомосексуалистов, страдавших от пневмоцистной пневмонии - исследование, которое первый раз показало миру наличие нового заболевания - один из людей являлся внутривенным наркоманом. Первый отчет Генри Мазура, опубликованный в 1981 году и посвященный СПИДу в Нью-Йорке, описывал одиннадцать случаев, пять из которых являлись наркоманами; один был как гомосексуалистом, так и наркоманом. И среди оригинальных четырех случаев в Сан-Франциско были миссис Профит и ее муж, оба внутривенные наркоманы. Гомосексуальные американцы в 1970-х годах имели примерно такую же вероятность стать наркоманами, как и другие популяционные группы - на самом деле некоторые исследования показывали, что гомосексуалисты в два или даже три раза чаще инъецировали себе наркотики, и наиболее ранее представление демографии эпидемии, сделанное Гарольдом Яффе, привлекло особое внимание к тем людям, которые в 1981- 1983-х годах имели в анамнезе, как гетеросексуальную активность, так и наркоманию.

Исследование Дарроу показало, что социальные условия для появления распространения ВИЧ, являлись идеальными в гомосексуальных общинах в конце 1970-х годов в Соединенных Штатах и Европе, особенно по той причине, что популяция была высоко мобильной и крайне сексуально активной.

"Мы обнаружили, что самые ранние случаи включали гомосексуалистов, которые много путешествовали в разные страны", писали Дарроу и его коллеги (149). "Невозможно заключить, что кто-либо из этих людей отвечает за внесение вируса на территорию Соединенных Штатов. На самом деле вирус мог появиться или прибыть каким-то другим путем. Наша задача не указать на источник или обвинить кого-то, а показать, что социальные условия, в середине 1970-х годов, предоставляли уникальную возможность для внесения и передачи высоко фатального вирусного заболевания".

До того, как стали доступны тесты на выявление ВИЧ вируса в крови, доктора в Сент-Луисе предположили, что странное заболевание и смерть пятнадцатилетнего подростка, находившегося у них на лечении в 1968 году, являлась следствием СПИДа (150). Подросток родился и вырос в Сент-Луисе, никогда не выезжал за пределы города, был негром и указывал на то, что у него на протяжении "нескольких лет" была гетеросексуальная активность. Врачи не смогли справиться с его медицинскими проблемами, включая галопирующую инфекцию кандидой, разрушение его лимфатической системы, саркому Капоши и фульминантную инфекцию вирусом Эпштейна-Барра и цитомегаловирусом.

"Хотя некоторые считают, что СПИД является заболеванием, недавно импортированным на континентальную часть Соединенных Штатов, его типичные признаки описываются у нашего американца, который родился в Соединенных Штатах и позволяют предположить, что синдром, по крайней мере частично, является эндемичным и появился более, чем за десять лет до нынешней эпидемии", заключили исследователи.

В 1987 году ученые представили доказательства того, что "кровь "Роберта Р", как был обозначен случай в Сент-Луисе, содержал антитела к ВИЧ, заключая, что вирус присутствовал в Соединенных Штатах в 1968 году.

"Если вирус, связанный с ВИЧ, присутствовал в Соединенных Штатах, Африке или где-то еще не протяжении многих десятилетий, его неспособность распространяться в эпидемическом характере ранее, может отражать либо недавние генетические изменения в вирусе и/или социо-культуральные факторы, которые вовлекают определенные сексуальные практики, или количество сексуальных партнеров", написали они (151).

В 1959 году 48-летний моряк умер от пневмоцистной пневмонии и вероятного иммунодефицита в Нью-Йорке. Мужчина родился на Гаити и он много путешествовал по всему миру. Хотя образцы его крови не были доступны для анализа, исследователи ретроспективно заключили, что моряк также умер от СПИДа (152).

В Европе несколько ранее необъяснимых смертей в середине 1980-х годов, будут приписаны к СПИДу, среди них: датский нейрохирург Маргрите Раск, которая длительное время работала в сельских регионах Заира и умерла в 1977 году от острого иммунодефицита и пневмоцистной пневмонии (153); и много путешествовавший норвежский моряк, который умер в 1966 году. На протяжении следующего десятилетия после его смерти, его жена и один из троих детей, родившийся в 1967 году, также умерли от иммунодефицита. Позднее тесты показали, что у всех троих имелись антитела к ВИЧ (154).

До этого имелось большое количество непонятных случаев вероятного иммунодефицита в Европе; наиболее явно связанные со СПИДом, включали другого, много путешествовавшего моряка, который умер в Манчестере, в Великобритании в сентябре 1959 года и в 1983 году врачи ретроспективно поставили ему диагноз СПИДа (155).

Все имеющиеся доказательства указывают, что эпидемия СПИДа началась примерно в районе 1979 года в Соединенных Штатах Америки и на Гаити. А анализ 1 328 случаев биопсии рака, выполненных в Порт-о-Пренсе в 1968 году, показал отсутствие случаев саркомы Капоши. Однако между июнем 1979 года и ноябрем 1981 года, дюжина случаев этого редкого рака были диагностированы в гаитянской столице (156). Французская исследовательская группа проанализировала 211 образцов крови, собранных от взрослых гаитянских эмигрантов, живущих в Кайянне (Французская Гвиана) в 1983 году. Используя, как стандартный тест для выявления антител к HTLV-III (ВИЧ) ELISA, так и подтверждающий Western Blot, они обнаружили, что 2,7% мужчин и 4,9% женщин имели антитела к вирусу. Все ВИЧ позитивные гвианцы находились в Гвиане на протяжении, как минимум двух лет, некоторые с 1974 года (157). Ни один из индивидуумов, родившихся на Гвиане, не был позитивным к ВИЧ.

Среди оригинальных 66 случаев СПИДа, диагностированных у гаитянцев, живущих либо в Восточных Соединенных Штатах, или в Порт-о-Пренсе, только девять заболели в период до 1981 года; восемь в 1980 году и один в 1979 году (158).

В соответствии с одной из теорий, которая объясняет заболеваемость СПИДом на Гаити, прозвучало, что страна просто оказалась невезучим получателем американской эпидемии, которая была занесена в страну, проводившими там отпуск гомосексуалистами, которые использовали местных мужчин - проституток. Противоположный аргумент предполагает, что эпидемия гомосексуалистов могла начаться на Гаити, и снова возможная связь - это мужская проституция и более богатые отдыхающие американские гомосексуалисты (159).

Имеется два основных объяснения более раннего наличия ВИЧ на Гаити. Первое, которое поддерживается Робертом Галло и профессором общественного здравоохранения из Гарвардской школы политического управления имени Кенеди Ямилем Хури, указывает на связь между Заиром и Гаити. Заир импортировал практически десять тысяч гаитянцев каждый год, для контрактной сезонной работы, между 1960 и 1975 годами. В соответствии с теорией Галло/Хури ВИЧ уже существовал в Заире в этот момент и был перенесен назад на Гаити, возвращавшимися контрактными рабочими (160).

Питер Пио, когда обдумывал происхождение глобальной эпидемии, всегда вспоминал того греческого рыбака, которого он лечил от СПИДа в 1978 году. Когда стали доступны тесты на СПИД - ELISA, Пио протестировал кровь рыбака, подтвердив, что человек, который провел большую часть своей жизни, занимаясь рыбной ловлей на озере Танганьика в Заире, действительно умер от СПИДа.

К 1984 году Пио и другие исследователи определили, что от 3% до 4% женщин, которые рожали в больнице Киншаса в 1980 году, имели антитела к вирусу, но ни одна из беременных женщин в Найроби не была инфицирована до 1982 года. К 1984 году частота инфекций среди них составляла всего лишь 2%. Пио говорил, что "СПИД прибыл в Кению в районе 1981 или 1982 года, в любом случае позднее, чем в Центральную Африку".

Между 1981 и 1984 годами инфицированность среди бедных проституток в Найроби подскочила от 4% к 59%, предоставляя дополнительное подтверждение предположению о том, что кенийская эпидемия является новой, и все еще растущей. Наиболее высокая кенийская заболеваемость была среди, недавно эмигрировавших из Уганды и Танзании, проституток (161).

Данные из стран, которые находятся на периферии к экваториальному центру Африки -Зимбаве, Замбии, Мозамбика, Южной Танзании - соответствовали тому, что происходило в Кении: СПИД, как кажется, расходился лучами из региона озера Виктория, достигнув близлежащей области, где-то после 1980 года (162).

Например, доктор Джеф Луанде, глава танзанийского онкологического центра, расположенного в Дар-эс-Саламе, внимательно отслеживал частоту возникновения новых случаев саркомы Капоши. Анализируя медицинские записи ретроспективно, Луанда считает, что у онкологических пациентов изменения начались где-то в 1982 году. Пациенты с севера страны, особенно из Букобы, начали приезжать для онкологического лечения, которое осложнялось многочисленными инфекционными заболеваниями, особенно ранее редко встречавшейся, пневмоцистной пневмонией.

Луанда, который учился медицине в Гарварде и имеет большой опыт лечения злокачественных новообразований, совершенно уверен, что тип саркомы Капоши, который начал встречаться в 1980-х годах (причем, вначале это был лишь тоненький ручеек, а затем практически поток), отличается от эндемичной африканской формы этого кожного рака. Традиционная саркома Капоши, говорит он, обычно проявляется плотными, округлыми узелками на коже рук и ног, которые увеличиваются и темнеют на протяжении нескольких лет. Это без сомнения, было поверхностным заболеванием кожи, очень медленно малигнизирующимся и относительно легко поддающимися лечению.

Но новый тип саркомы Капоши стал распространяться очень быстро и вместо плотных узелков, саркома Капоши у пациентов со СПИДом была разлитой, более светлого цвета, относительно мягкой и безболезненной; обнаруживаемые повреждения кожи и поражения, вызванные саркомой Капоши при СПИДе, могут обнаруживаться на всем теле, а не только на руках и ногах. Луанда был особенно заинтригован, когда обнаруживал, что у большого количества пациентов с саркомой Капоши, повреждения локализуются вокруг лимфатических узлов. Этот тип саркомы Капоши, как он настаивал: "Является новым заболеванием".

Аналогичный сдвиг в типе саркомы Капоши обнаруживался и в других местах Африки. В Киншаса количество случаев саркомы Капоши утроилось, между 1970 и 1984 годами и случаи новой, более агрессивной формы саркомы Капоши, подскочили в 8 раз только в 1982 году. Замбия и Уганда также сообщили об удивительно резком увеличении количества случаев агрессивной саркомы Капоши в 1982 году (163).

Базируясь на сероэпидемиологии - доказательствах, полученных от тестирования образцов крови, удалось выяснить, что самая высокая частота инфицированности в Африке до 1984 года располагалась в районе экватора на широте, примерно пяти градусов к северу и десяти градусов к югу. По долготе, эпицентр локализовался от пятнадцати до тридцати пяти градусов. Географическая область, таким образом, состояла в основном из тропического региона, включавшего части Анголы, Заира, Уганды, Руанды, Бурундии, Танзании и Замбии.

Самая высокая частота инфицирования в регионе была среди женщин проституток, чаще всего вовлекающих в это занятие женщин, из региона восточной части озера Виктория.

Суммируя все эти данные в своей речи на второй международной конференции по СПИДу в Париже в 1986 году, заирец Капита сказал: " Что-то драматическое произошло в 1975 году". До этого года агрессивные случаи саркомы Капоши были настолько редки, что рассматривались как экзотические. Начиная с 1975 года, однако, количество случаев агрессивной саркомы Капоши, диагностированных в Киншаса удваивалось каждый год. До 1975 года инфекция цитомегаловирусом также редко встречалась в Заире, после этого она, также увеличивалась каждый год.

Капита не смог объяснить эти данные, он только повторил, что "что-то драматическое произошло в 1975 году".

Джей Леви из Сан-Франциско, работавший вместе с итальянцами и другими американскими учеными, протестировал большое количество образцов крови и ткани, собранных в Центральной Африке, между 1964 и 1975 годами, не обнаружив никаких доказательств инфекции ВИЧ. Эти образцы были получены из Туниса, Алжира, Заира, Уганды, Камеруна и Сенегала.

"Наши данные, также как и эпидемиологические исследования в Африке, предполагают, что вирус СПИДа не распространялся на континенте до недавнего времени", пришла к выводу группа Леви. "Таким образом ВИЧ, похоже, появился в Африке примерно в то же самое время, что и в Соединенных Штатах" (164).

Если человеческий фактор является ключом для появления ВИЧ, тогда понятно, какие события в Соединенных Штатах и Европе, могли способствовать внезапному распространению вируса около 1975 года: бани для гомосексуалистов, резко увеличивающееся количество внутривенных наркоманов и международное развитие индустрии продуктов крови. Менее понятно, каковыми были социальные факторы, которые могли играть значительную роль в этот момент в Центральной Африке.

Период с 1970 по 1975 год был отмечен партизанскими и гражданскими войнами, племенными конфликтами и в связи с этим, массовыми миграциями беженцев и преступлениями диктаторов в некоторых частях Центральной и Южной Африки. Подобная ситуация могла повлиять на историческое течение ВИЧ, как прямым, так и непрямым путем. Большинство африканских военных конфликтов имели низкую интенсивность: их оружие и стратегии были более типичными для длительной партизанской войны, чем для обычной или ядерной войны, которая в то время могла разразиться в Северном полушарии. Противоборствующие силы пытались одновременно нарушить экономическую, политическую, социальную, духовную и военную структуры в стране противника, при этом погибало большое количество гражданских лиц.

В длительной, низко интенсивной войне военные преступления не могли совершаться анонимно. У врага всегда были лица. Солдаты захватывали деревни и устанавливали в них свои порядки. Жестокость и насилие легко становились сопровождающими факторами наряду с "законными" формами войны.

Общим результатом стало несколько видов человеческой активности, которые были положительными для микроба, передающегося половым путем: увеличенное количество сексуальных партнеров ( при этом секс мог быть как по согласию, так и без него), голод и нарушение питания, которые приводили к истощению иммунной системы, миграция людей из отдаленных областей в центральные зоны, где имеются продукты питания или безопасность, увеличение проституции и ухудшение, или разрушение системы здравоохранения (165).

В течение 1970-1975 годов Африка к югу от Сахары была жертвой такого большого количества проблем, что для ученых является очень сложным указать на "наихудший" вариант, который мог бы привести к внезапному появлению ВИЧ. Этот промежуток времени был для всего континента временем крайней нестабильности. Бывшие Португальские колонии (Ангола, Мозамбик, Кейп Верде, Гвинея-Биссау) получили самостоятельность только в 1975 году; гражданская война и революции свирепствовали в южной части Африки (Южная Африка, Намибия, Ангола, Мозамбик, Зимбабве). И опасные деспоты жестоко управляли несколькими нациями, умело манипулируя этническими конфликтами, особенно четко это было выражено в Центрально-Африканской республике и Заире. И, наконец, весь регион находился в конфликте с единственно экономически развитой нацией на континенте, государством апартеида - Южной Африкой.

Кризис в Уганде, по всей вероятности, был самым острым. Жестокое правление Иди Амина не встречало никакого сопротивления, и было абсолютным в начале 1970-х годов. Следующие за этим массивные социально-экономические проблемы хорошо задокументированы: свыше 45 000 азиатов были выгнаны из страны; десятки тысяч черных угандийцев искали убежища в соседних странах; практически все иностранные инвесторы и профессионалы сбежали. И Амин, постоянно желающий увеличивать свою территорию в Африке, привел страну к банкротству, покупая оружие на мировом рынке.

По мере того, как правительство Амина печатало все больше и больше денег, официальная экономика стала абсолютно беспомощной и рынки сдвинулись от старых городских центров, к отдаленным центрам, где можно было заниматься контрабандой. Небольшие рыбацкие поселки на озере Виктория в течении ночи превращались в центры контрабанды, а проституция являлась второй по привлекательности профессией, в торговле на черном рынке (166). Для большинства женщин имелось всего лишь два пути в жизни: родить детей и добывать пищу без помощи со стороны мужчины, скота или сельскохозяйственных машин, или обменивать секс на деньги по ценам черного рынка.

Нигде ситуация не была настолько плоха, как в районе Ракаи, на границе с Танзанией. Эта область стала пересечением грязных дорог и контрабандных центров, где постоянно двигался поток грузовиков, везущих товары для Кении, Танзании, Руанды, Бурунди и Заира.

Свержение Амина в 1979 году только удлинило кризис, поскольку правление перешло к президенту Мильтону Обота. Начался голод, особенно в регионе Западного Нила в Северной Уганде. Около 3 000 000 человек уже бежали из этой области от жестокости Амина, они будут жить не очень-то желанными в восточном Заире, в угандийском районе Ракаи и Южном Судане. По мере того как голод, вызванный неурожаем, усиливался, волна беженцев превращается в цунами. И перепись 1983 года покажет, что 57% бывших жителей региона либо умрут, либо будут жить где-то в другом месте.

Голод в 1982 году распространится на Южную Уганду, особенно на районы Ракаи и Мбарара - и этнические проблемы превратятся в насилие. Стычки между местными жителями и десятками тысяч беженцев ( прибывших не только из Уганды, но и из Руанды, убегающих от политических массовых убийств), приведут к хаосу, даже экономику черного рынка.

Практически все социально-политические проблемы Африки имели мультилатеральные следствия и служили отражением холодной войны между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Правительство региона и повстанцы были вооружены до зубов, и даже местные племенные воины становились высоко-технологичными, а это стоило большого количества человеческих жизней, по мере того, как эта декада шла вперед. Стоимость для гражданских лиц, как в терминах потерянной жизни, так и в проблемах бездомности, голода и миграции, была ужасающей (167).

Выяснить, сыграли ли эти проблемы вообще какую-нибудь роль в появлении эпидемии СПИДа в Африке, кажется невыполнимой задачей. В дополнение к таким, явно драматическим событиям, имелись долгосрочные феномены, связанные с быстрым ростом популяции, и с еще более быстрой урбанизацией, при ужасающей бедности.

МакКормик рассматривал проблему возможности выяснения того, что произошло в 1975 году с точки зрения появления ВИЧ и решил, что самым простым путем проверки, было бы вначале вытащить из холодильников CDC старые образцы крови, которые были получены во время изучения эпидемии Эбола в Ямбуку и Нзара, и протестировать их на наличие антител к ВИЧ. Проделав это, он обнаружил, что 0,8% (5 из 659) образцов крови, собранных в Ямбуку в 1976 году, были инфицированы ВИЧ. Инфицированные лица были в возрасте от девяти до пятидесяти лет - три женщины и два мужчины. Аналогичным образом, в сыворотках, которые были собраны в Южном Судане в 1979 году, только менее одного процента образцов имели антитела к ВИЧ (168). Для выполнения работы на месте, МакКормик выбрал бельгийца по рождению, работавшего эпидемиологом в CDC, доктора Кевина Де Кока, и вначале 1985 года Де Кок отправился в сложное путешествие в Ямбуку, в этот раз уже для того, чтобы искать не вирус Эбола, а ВИЧ.

Его задачей было найти те пять индивидуумов, которые в 1976 году имели положительные результаты на ВИЧ, и взять у них свежие образцы крови. Он также хотел собрать для CDC, с целью последующего анализа на ВИЧ, репрезентативный набор образцов крови из данной области.

Де Кок обнаружил, что местные заирцы досыта наелись всеми этими уколами и тестированиями. Все еще свежо было в коллективной памяти неудовольствие от изучения десятками иностранцев тяжелого заболевания, возникшего у них, девять лет тому назад. В этом месте имелось странное, неприятное чувство, которое все еще не проходило, от той страшной, пугающей вспышки в 1976 году. Де Кока отвели на кладбище, показали ряды могил тех членов семей, которые были похоронены один за другим, по мере того, как Эбола распространялась в популяции. Каждый взрослый человек говорил о времени в той шкале, когда история была разделена "до Эболы", и после осени 1976 года, "после вируса".

Де Кок обнаружил двух человек, кровь которых, взятая в 1976 году, при повторном тестировании в CDC, дала положительный ответ на ВИЧ . Мужчина среднего возраста и одна женщина все еще были здоровы, и все еще имели положительный результат на ВИЧ; количество Т клеток у женщины оказалось нормальным, у мужчины количество Т клеток было аномально низким.

Трое других лиц, кровь которых от 1976 года оказалась положительной на ВИЧ, умерли. Они оказались все жертвами заболевания, которым мог являться СПИД. Одной из умерших была женщина, жившая в Киншаса с 1972 по 1976 год, как "свободная женщина" и вернувшаяся в Ямбуку незадолго до начала эпидемии Эбола. Слово "свободная женщина" или femme libre, являлось заирским эвфемизмом для слова проститутка.

Общая распространенность ВИЧ положительных индивидуумов в районе Ямбуку в 1985 году была точно такой же, как в 1976 году: менее одного процента (169). Хотя вирус и имелся в Ямбуку, там никогда не было эпидемии СПИДа.

По мере того как МакКормик, Де Кок и их заирский коллега Нзила анализировали данные, они пришли к целому ряду выводов: ВИЧ имелся в отдаленных регионах Центральной Африки на протяжении длительного периода времени и инфицировал небольшое количество людей. Социальные обычаи в деревенской жизни ограничивали распространение ВИЧ и других заболеваний, передающихся половым путем, поскольку внебрачные и добрачные связи не поощрялись, а их практически невозможно было скрыть в клаустрофобической атмосфере малюсеньких общин, разбросанных в Экваториальной Африке.

"Стабильность ВИЧ инфекции в сельских регионах Заира на протяжении длительного периода времени, достаточно остро контрастирует с эпидемическим распространением вируса в крупных Африканских городах", писали ученые. "Наши данные предполагают, что традиционная деревенская жизнь в Экваториальных провинциях несет с собой низкий риск инфекции ВИЧ. Нарушение традиционного стиля жизни и социальные и поведенческие изменения, которые сопровождают урбанизацию, могут являться важным фактором распространения СПИДа в Центральной Африке."

Для того, чтобы подкрепить свои заключения о том, что урбанизация и соответствующее исчезновение традиционных сексуальных табу и стиля жизни, являются ключевыми для появления ВИЧ в Африке, ученые CDC и проект SIDA, разработали уникальный эксперимент. Они взяли образцы крови людей, живущих и работающих вдоль реки Конго - заирского эквивалента трассы для перевозки товаров и пассажиров. Таким образом, они надеялись отследить социальную модель распространения вируса.

Ученые обнаружили четкую картину распространения ВИЧ: как он распространялся от речных отелей, где матросы барж и путешествующие продавцы проводят ночи в компании проституток. В самой восточной части реки, расположенной практически в районе Ямбуку, было инфицировано крайне небольшое количество жителей, живущих около реки, включая и проституток. Но по мере того, как они двигались на юго-запад, вдоль реки Конго, приплывая ближе к Киншаса, распространенность ВИЧ инфекции постоянно увеличивалась среди "свободных женщин", матросов, продавцов и местных жителей. Самая высокая частота инфекции была около окончания реки, внутри Киншаса.

"Во многом городской центр может рассматриваться как экосистема, которая усиливает инфекционные болезни", заключали ученые (170). "Похоже, что это произошло с ВИЧ в различных африканских городах. Вывод к которому мы приходим, исходя из данных нашего исследования, заключается в том, что СПИД в Центральной Африке распространяется не просто потому, что там имеется вирус (как следует из нашего исследования, в одном из отделенных регионов распространенность ВИЧ инфекции остается низкой на протяжении десяти лет). Обычно для того, чтобы развилась эпидемия, требуется взаимодействие между агентом, хозяином и окружающей средой. В этом контексте мы предполагаем, что социальные изменения, включая эффект урбанизации и движения населения, требует более внимательного рассмотрения и изучения, если мы хотим понять изменяющуюся картину заболевания".

Понимание того, как человеческая активность связана с наличием и распространением ВИЧ в Центральной Африке до 1981 года, все еще не позволяет ответить на вопрос о том, как и где он появился. Случай 1959 года в Манчестере предполагает, что ВИЧ находился где-то, куда заходил этот моряк еще за три десятилетия до появления эпидемии. Но как долго он присутствует в Африке?

Группа Макса Эссекса в Гарварде совместно с группой университета Эмори, университета Дюка и университета Вашингтона протестировала 1 213 образцов плазмы, собранных между 1959 и 1982 годами в Заире, Конго, Южной Африке и Мозамбике: один образец 1959 года постоянно давал положительный результат на ВИЧ вирус. Он был получен от индивидуума (пол неизвестен), который жил в колониальном Леопольдвилле в 1959 году. Название города Леопольдвилль было изменено на Киншаса после того, как к власти пришел Лумумба. Образец 1959 года был обозначен "Леопольдвилльский штамм", но его существование никогда не было подтверждено независимо (171).

Дебаты по поводу того, где и когда вирус иммунодефицита человека появился находились под влиянием двух других открытий, первое -обезьяны Старого Света несут в себе ВИЧ - подобные вирусы, а обезьяны Нового Света - нет; и второе - имеется другой вид вируса СПИДа, названный ВИЧ -2, который, похоже, существует только в Африке.

Обнаружение обезьяньих вирусов СПИДа датируется ранними днями эпидемии человека, когда ученые в Калифорнийском центре приматологии в Дейвисе, обнаружили аналогию между симптомами заболевания, которое встречается у гомосексуалистов и теми, которые обнаруживались при четырех странных вспышках среди обезьян, в их исследовательском учреждении. Первая вспышка наблюдалась в 1969 году и продолжалась шесть лет. За это время 42 обезьяны переболели лимфомами и большим количеством оппортунистических инфекций, связанных с депрессией Т клеточного звена иммунной системы. Две других вспышки среди обезьян, страдавших от иммунодефицита и других заболеваний, возникли в Калифорнийском учреждении между 1986 и 1988 годами (172).

Это заболевание, обозначенное SAIDS (ОСПИД) или обезьяний СПИД, было произведено экспериментально, введением крови двух умирающих обезьян в четырех здоровых макак-резус, которые жили отдельно. Все инъецированные животные заболели, у некоторых даже появились поражения, похожие на саркому Капоши (173). Калифорнийские данные указывали на две вещи: заболевание является заразным, оно может быть экспериментально воспроизведено у уязвимых животных и оно существовало - по крайней мере, среди находящихся в содержании обезьян - с 1969 года (179).

Как описано ранее, в 1985 году исследователи Гарвардского университета и центра приматологии Новой Англии обнаружили два обезьяньих вируса СПИДа, которые вызывали заболевания у их животных. Эти вирусы были обозначены SIVmac (ранее STLVmac) и SIVagm (STLV-IIIagm). В то время как SIVmac, по всей видимости, был опасен для макак, группа Макса Эссекса обнаружила, что большинство зеленых мартышек несут в себе SIVagm без каких-бы то ни было последствий для здоровья (175).

В марте 1986 года, когда во всю развертывался франко-американский диспут о том, кто обнаружил ВИЧ, группа Эссекса в Гарварде столкнулась с группой Монтанье из института Пастера уже на тему того, кто обнаружил второй вид человеческого вируса СПИДа. Обозначенный HTLV-IV Эссексом и LAV-2 Монтанье, вирус определялся только в Западной Африке (176).

На протяжении шести лет две лаборатории будут спорить о приоритете того, кто первым открыл второй вирус СПИДа ( в конце концов, названный ВИЧ-2), насколько опасен этот вирус для человека, и какова его связь с обезьяним вирусом.

Вирус, который выделила Гарвардская группа, был обнаружен в крови здоровых сингалезских женщин проституток, и иммунный ответ на SIVagm и HTLV-IV был одинаково силен (177). Описывая свой новый вирус как "отсутствующее звено", Эссекс указывал на то, что он очень близок к обезьяньему вирусу и безвреден для человека. Между февралем 1985 года и январем 1987 года группа Эссекса проанализировала сыворотки, полученные от 4 248 западных африканцев, обнаружив частоту инфекции ВИЧ-2, от нуля до 19,8% среди женщин проституток. Немногие из них, если вообще кто бы то ни было, были больны и Эссекс предположил, что ВИЧ-2 может являться "безвредным предшественником ВИЧ-1", который приводит к появлению иммунитета против СПИДа у тех, кто несет этот западно-африканский вирус (178).

Последовала битва, во время которой группа Монтанье предупреждала, что новый летальный вирус быстро распространяется в Западной Африке, а лаборатория Эссекса настаивала на том, что микроб является безвредным.

"Мы считаем, что мы находимся в начале новой эпидемии вследствие вируса, который выглядит как ВИЧ-1, вирус СПИДа, но различается и может индуцировать СПИД", говорит Франсис Клавель из института Пастера. "Имеется эпидемия, которая быстро распространяется в западной Африке, вызванная, если Вы хотите HTLV-IV или ВИЧ-2, и она сопровождается СПИДом".

В 1987 году Монтанье объявил, что его группа лечила 30 пациентов, которые были инфицированы ВИЧ-2 и 17 из них погибли от СПИДа. "Вирус цитопатичен для клеток Т4", сказал Монтанье.

Как в конце концов выяснится, что обе группы были и правы и неправы одновременно. Ближайшие коллеги Эссекса в Гарварде и лаборатории Галло, сделают детальный генетический анализ HTLV-IV и SIV мак, придя к выводу, что вирусы являются не просто близкими родственниками, а идентичными вирусами. По всей вероятности, как они предположили, загрязнение происходит в лаборатории Эссекса, что приводит к смешиванию человеческих и обезьяньих образцов (179). Эссекс и Канки опубликуют согласие по этому поводу, признавая, что их HTLV-IV на самом деле идентичен особому штамму ВИЧ макак, который обнаруживается в центре приматологии Новой Англии и образцы которых, имелись в гарвардской лаборатории. Но даже спустя много лет Эссекс лично останется не убежден в том, что загрязнение на самом деле имело место.

"Нет никакой причины для того, чтобы рассматривать SIV и ВИЧ-2 как различные вирусы. Вы не рассматриваете вирус бешенства как разный вирус в зависимости от того, находится ли он в летучих мышах, собаках, или людях. Вы не рассматриваете вирус восточного лошадиного энцефалита, как различный вирус в зависимости от того, находится ли он в птицах, лошадях, или москитах. Но если по каким-то не понятным причинам с этим вирусом что-то происходит, люди начинают считать, что когда он находится в обезьянах, его называют SIV, а когда он находится в людях, его уже называют ВИЧ-2", говорит Эссекс.

Лаборатория Монтанье получит право называться первооткрывателями ВИЧ-2, но они окажутся неправыми по отношению смертельности вируса. Со временем станет ясным, что ВИЧ-2, как Эссекс и Канки объясняли, является значительно менее вирулентным, и по всей вероятности, менее инфекционным, чем ВИЧ-1 (180). В Сенегале группа МБоупа будет следить за ВИЧ-2 на протяжении девяти лет и придет к выводу, что он является более старым, менее опасным вирусом, который обнаруживается в основном у женщин проституток среднего возраста.

По мере того, как технология анализа генетического материала в течении 1980-х улучшалась (181), стало возможным сравнивать различные вирусы обезьян и человека, нуклеотид за нуклеотидом, отмечая точки, где они похожи, а где различаются. Используя подобную технику, ученые начинают конструировать семейное дерево вирусов: линию эволюции. Сердцем этой техники, которая называется молекулярной эпидемиологией или архоэпидемиологией, является несколько ключевых допущений: чем более похожи вирусные генетические последовательности - чем выше ее степень гомологии, как называют это ученые - тем выше вероятность того, что у них имеется общий недавний предок, или, что один вирус является потомком другого; поскольку генетические различия требуют времени, степень вариации вирусов может коррелировать с временной линией в годах или столетиях; имеются определенные генетические факторы, которые настолько важны для выживания вируса, что они будут оставаться неизменными на протяжении многих поколений вирусов; и что мало вероятно, чтобы эволюция прогрессировала от вирусов, инфицирующих человека, к вирусам, инфицирующих обезьян, поэтому семейное дерево начинается с SIV.

Каждое из этих допущений со временем будет поставлено под сомнение, но основной подход выживет, несмотря на суровый критицизм, и будет использоваться на протяжении 1990-х годов.

Лаборатория Галло, используя такую технику, определила генетическую ДНК последовательность SIVagm, ВИЧ-1, а группа института Пастера - ВИЧ-2, обнаружив, что два человеческих вируса ВИЧ-1 и ВИЧ-2 имеют примерно 43% генетическую гомологию. Другими словами, они скорее различались, чем были похожи. SIVagm и ВИЧ-1 также имели 43% гомологию, однако SIVagm и ВИЧ-2 имели 72% одинаковых генетических последовательностей (182).

Группа Ванессы Хирш из университета Джоржа Тауна в Вашингтоне обнаружила, что гены покрышки SIVagm и SIVmac имеют гомологию в 91,4%. Совместные исследования Ново-английским Национальным центром приматологии института Пастера ВИЧ-2, SIVagm и SIVmac и ВИЧ-1 подтвердили данные, полученные в университете Джорджтауна, показав, что SIV и ВИЧ-2 являются близкими родственниками, имея примерно 75% гомологию, в противоположность этому ВИЧ-1 имел всего лишь 40% гомологию с любым другим вирусом.

Что касается вируса HTLV-IV, вируса Эссекса, группа из Парижа и Бостона заключила, что он является не чем иным, как "лабораторным загрязнением": SIV мак (183). Беатриция Хан, тогда работавшая с Галло объявила, что STLV-III и HTLV-IV являются "идентичными на 99%, поэтому мы можем придти к выводу, что они являются одним и тем же вирусом" (184).

Научная общественность признала, что у них имеется проблема и она будет существовать до тех пор, пока будет продолжаться анализ обезьян, выращенных или изучаемых в условиях искусственного содержания, поскольку животные находятся в необычно близком контакте с другими видами животных, которых они никогда не видят в дикой природе. В таких условиях заболевания и загрязнения являются частыми.

Ключ лежал в выполнении очень сложной задачи - поимке и тестировании достаточно большого количества диких приматов. Именно это и сделала группа японских ученых, протестировав достаточно большое количество африканских зеленых мартышек, для того, чтобы точно сообщить, что SIVagm является диким вирусом, обнаруживаемым у, примерно, половины всех диких африканских зеленых мартышек на африканском континенте, но он не обнаруживается у азиатских обезьян (185).

Та же самая группа секвенировала дикий вирус обезьян, продемонстрировав, что он был одинаково похож и не похож, как на ВИЧ-1, так и на ВИЧ -2. Это означало, что ни один из человеческих вирусов не произошел от SIVagm: они оба появились некоторое время тому назад, одинаковое время тому назад, из обезьяньего вируса, по всей вероятности, через некие промежуточные формы.

Обнаружение других обезьяньих вирусов СПИДа помогло прояснить картину. Японская группа обнаружила, что дикие мандрилы несут в себе другой вирус - SIVmnd, и что этот вирус имеет примерно такой же процент генетической гомологии с SIVagm, ВИЧ-1 и ВИЧ-2. Это приводит к появлению еще одной удаленной точки где-то на дереве вируса СПИДа (186).

В конце концов вирусы были обнаружены: в мангабеях - SIV sm1 и SIV sm2, в макаках - SIVstm, в макаках - циномонгулосах - SIVcyn и в шимпанзе - SIVсpz. Тщательное исследование генетических последовательностей этих и других ВИЧ вирусов продемонстрирует, что некоторые штаммы ВИЧ-2 и SIV были настолько похожими, что ученые были вынуждены заключить, что переход с одного вида на другой, произошел где-то в период Второй Мировой Войны. Некоторые были убеждены в том, что передача вируса от обезьян к человеку в 1990-х годах, все еще происходит, хоть и редко (187).

Трагическое доказательство того, что инфекция SIV может возникать и у человека, может быть обнаружена в меморандуме от 2 июля 1992 года, написанным директором офиса NIH, Бернандиной Хили. Два американских лабораторных сотрудника были инфицированы в результате укусов, уколов иглами и царапин, полученных при работе с макаками и их тканями. У одного техника имелись ранние симптомы ВИЧ -2. Генетический анализ штамма SIV-2, обнаруженного у одного их этих работников, показал генетически точное соответствие со штаммом, обнаруживаемом у мангабеев. Ученые, которые сделали генетический анализ, пришли к следующему заключению: "Наши данные поддерживают, как идею о том, что лентивирус может вызывать зооноз, так и гипотезу о том, что ВИЧ-2 произошел от SIV" (188).

В конце концов, стороны пришли к консенсусу. Вирус макак (SIVmac) и ВИЧ-2 были настолько похожими, что ученые стали использовать новое обозначение для этого вируса ВИЧ-2 / SIVmac.

В Либерии в 1989 году группа исследователей под руководством Беатрисы Хан, из Университета Алабамы в Бирменгеме, проанализировала 372 деревенских жителей, которые проживали в отдаленном северном регионе страны и 944 сотрудников громадной каучуковой плантации Файерстоун. Три индивидуума получили положительный результат от теста на ВИЧ-1, пять являлись носителями ВИЧ-2. Детальный генетический анализ двух ВИЧ-2 штаммов, обнаруженных у либерийских мужчин, обнаружили удивительную гомогенность между локальным вирусом человека и двумя обезьяньими вирусами SIVsm и SIV мак. Поимка и тестирование диких мангабеев, обнаруженных на Береге Слоновой Кости и в Либерии, продемонстрировала, что 10% животных являются носителями SIVsm, и вирус SIVsm, имеет кусочки генетической информации, которая обнаруживается только в ВИЧ-2.

Исследователи пришли к выводу, что SIVsm, обнаруживаемый у диких мангабеев, SIVmac - который обнаруживается только у содержащихся в неволе макак - и ВИЧ-2, все являются членами "единой, хоть генетически и различной, группы вирусов. Хотя эволюционное происхождение и способ передачи вирусов в этой группе остается не совсем понятным, имеется все увеличивающееся количество доказательств, что мангабеи являются естественным резервуаром, и человеческая инфекция, по всей вероятности, представляет собой зооноз (заболевание, которое передается от животного к человеку в естественных условиях)" (189).

Хан пришла к выводу, что SIVsm является, по всей вероятности, вирусом мангабеев, который впервые инфицировал макак-резус, когда животные жили вместе в искусственных условиях центров приматологии, или зоопарках, по всей вероятности, где-то в течении последних двадцати лет. А ВИЧ-2, она считала, как раз и является производным от вируса мангабея. Она предполагает, что передача от мангабея к человеку вируса SIV sm является событием, которое происходило на протяжении десятилетий, и все еще происходит в 1990-е годы, в результате царапин, укусов и обмена кровью, которое происходит, когда жители западной Африки охотятся на животных, транспортируют захваченных мангабеев, или разделывают обезьян, приготавливая из них мясо, для потребления людьми (190).

Если обезьяны переносили SIVsm во времена, которые предшествовали колониализму, случаи ВИЧ-2 могли периодически возникать в большом количестве мест от Сенегала до Эфиопии. Но со времени появления колониализма, ниша для проживания манабеев в дождевых лесах Африки, постоянно уменьшались, сжимая места для проживания животных, до региона тропических джунглей в центральной и западной Африке, особенно Конго, Камеруна, Габона, Либерии, Берега Слоновой Кости, Сьерра Леона, Гвинеи, Ганы, Буркины-Фассо и Сенегала. Постколониальный ареал обитания мангабеев, точно соответствует региону распространения ВИЧ-2 у человека.

В 1993 году музей Национальной истории, принадлежащий сети Смитсониевских институтов в Вашингтоне, взял образцы ДНК, из хранящейся в архивах музея, ткани обезьян. Они обнаружили, что 57% образцов мангабеев, пойманных на свободе, датируемых 1896 годом, несут в себе штамм SIV sm, практически идентичный тому, что был обнаружен в 1971 году и в 1981 году. Исследование казалось доказывало, что вирус обезьян, который на самом деле аналогичен вирусу ВИЧ-2, присутствовал в Африке на протяжении, как минимум столетия. Однако существование SIVsm в тканях обезьян 1896 года никогда не было подтверждено другими независимыми группами.

Тем не менее, даже если штаммы SIV существовали в обезьянах на протяжении длительного периода времени, возникал довольно критичный вопрос: почему человеческое заболевание ВИЧ-2, вызывающий СПИД, не был широко распространено до 1980 года?

В модели распространения ВИЧ-2 у человеческих существ, имеется одно серьезное эпидемиологическое исключение: пигмеи. На протяжении тысячелетий пигмеи жили в дождевых лесах Камеруна, Конго и Центральной Африки, и они на континенте считаются наиболее опытными охотниками в джунглях. Обезьянье мясо всегда было частью диеты пигмеев и люди, особенно охотники мужчины, часто вступали в прямой конфликт с приматами.

Однако, анализ крови волонтеров пигмеев продемонстрировал отсутствие случаев ВИЧ-2 или ВИЧ-1. Как группа из CDC (Дэвид Хейманн и Рат Вебб), так и группа из института Пастера (Франсуаза Брун-Везине), проанализировали образцы крови, полученные от пигмеев в конце 1970-х, начале 1980-х годов, не обнаружив среди них носителей ВИЧ. Это, по всей вероятности, указывает на то, что зоонозный занос ВИЧ-2, SIV является относительно новым, и каким-то образом связан с переходом к городскому стилю жизни (191).

По всей вероятности, теоретизировали ученые, ВИЧ-2 является вирусом, который на протяжении десятилетий перемещался между людьми и обезьянами, никогда не развиваясь до такого состояния, чтобы длительно инфицировать любой из этих видов. В некотором смысле, считали они, ВИЧ-2, SIV sm, SIV мак и по всей вероятности, другие вирусы обезьян, представляют собой большой, генетически текучий пул, который перемещается между большим количеством приматов, включая Homo sapiens, в Западной Африке. В противоположность этому, ВИЧ-1 стал настолько генетически специфическим человеческим киллером, что ученым требуются большие усилия для того, чтобы найти способы инфицирования обезьян, и им не удается вызвать четкого СПИДа в любом, не человеческом примате (192).

По мере того, как накапливались данные, поддерживающие первоначальную идею Эссекса и Канки о том, что ВИЧ-2 является менее вирулентным, чем ВИЧ-1 (хотя они неправильно заключали, что ВИЧ-2 является безвредным), исследователи начинали активно искать эволюционные подсказки. У различных естественных носителей SIV не вызывал никаких проблем, а SIVagm, например, являлся опасным только в случае, если он распространялся от африканских зеленых мартышек на другие виды обезьян.

Если ВИЧ-2 является более старым, более длительно эволюционирующим, из двух вирусов СПИДа, тогда должно быть большое количество людей, которые носят его абсолютно без всякого проявления заболевания. Эссекс, Канки и МБоуп считали, что именно так оно и есть, и их сенегальские данные продемонстрировали, что свыше трех четвертей всех ВИЧ-2 положительных людей в этой стране, были здоровыми.

В 1989 году немецкая исследовательская группа обнаружила абсолютно здоровую женщину из Ганы, которая несла в себе, ранее не идентифицированный, штамм ВИЧ-2, имевший только 76% генетической гомологии с классическим штаммом ВИЧ-2, обнаруживаемым в других частях западной Африки и только 76% гомологию с SIV sm. Группа утверждала, что ганский штамм ВИЧ-2 является еще более древним в эволюционном смысле, он более близок к общему предшественнику, как ВИЧ-2s, SIVmac, SIVsm.

"В нашем эволюционном дереве ВИЧ-2alt [ганский штамм], тесно связан с этим общим предшественником, и он отделяется от этого эволюционного дерева ранее, чем SIV sm / SIV мак и прототипы ВИЧ-2", говорит исследователь Урсула Дитрих, из химико-терапевтического исследовательского центра во Франкфурте. "Все еще не ясно, является ли хозяином этого общего предка ВИЧ-2 / SIV sm / SIV мак человек или обезьяна... Поскольку, находящиеся в неволе обезьяны, инъецировались человеческим материалом [при изучении вакцин] еще в 1960-е годы, искусственная трансмиссия от человека к обезьянам также могла происходить. Поэтому возможно, что SIV agm / SIV мак - это человеческие вирусы. В дополнение к этому, обнаружение в человеке ВИЧ-2 alt -вируса, который эволюционно старее, чем SIV sm, может указывать на то, что все подтипы ВИЧ-2 / SIV sm / SIV mac произошли от человека" (193).

В свете подобных открытий было предложено несколько способов передачи вируса от человека к обезьяне: культуры клеток в Европе и Северной Америке в 1960-е годы, при которых смешивались клетки обезьяны и человека, или человеческие клетки инъецировались в, находящихся в неволе обезьян; мировой экспорт большого количества обезьян, и взаимодействие между людьми, которые работали с этими обезьянами, на двух или более континентах (194).

Большее количество аргументов, обвинений и научного внимания фокусировалось, однако, на более смертельном ВИЧ-1, и здесь, как раз, ситуация была значительно сложнее.

До 1990 года не удавалось найти обезьяньего вируса, который имел бы значительную гомологию с ВИЧ-1, но в конце концов он был найден - в шимпанзе. Группа из института Пастера, под руководством Симона Вайн-Хобсена, обнаружила тип SIV cpz в 83 диких шимпанзе, которые были протестированы в Габоне. Когда парижская группа сделала молекулярный анализ вируса SIV cpz, она обнаружила, что он весьма похож на несколько штаммов ВИЧ-1 и только отдаленно связан с ВИЧ-2 и другими известными SIV (195).

В случае двух наиболее важных регуляторных генов вирусов, критических для возможности микроба войти в клетку и репродуцироваться (обозначенные, gag и nef), вирус шимпанзе и ВИЧ-1 имели гомологию порядка 75%. Поскольку в мире из всех известных штаммов ВИЧ-1, основные генетические группы варьируют примерно на 30%, вирус от габонских шимпанзе был также близок к ВИЧ-1, как различные субтипы ВИЧ-1, были близки один к другому.

Другой штамм SIV был найден от шимпанзе в Камеруне, но был всего лишь на 50% гомологичен штамму, выделенному группой института Пастера. Это казалось достаточно удивительным до тех пор, пока исследователи на обнаружили необычный штамм ВИЧ-1 среди людей Камеруна, обозначенный ANT70, или тип 0 (196). Этот вирус сильно отличался от всех остальных ВИЧ-1, но был практически идентичен новому вирусу шимпанзе (197).

В 1987 году в попытке как-то справиться с путаницей, а также учитывать все растущую генетическую информацию по различным вирусам СПИДа, национальная лаборатория американского правительства в Лос Аламосе приняла решение предоставить определенное количество своего громадного суперкомпьютерного места для специального проекта по базе данных генетических последовательностей ВИЧ. У руля этого проекта стоял доктор Джеральд Майерс, который учитывал декодированные последовательности всех вирусов человека и обезьян в мире. В дополнение к этому, база данных последовательностей ВИЧ, стала репозиторием, или складом для генетических последовательностей тысяч других видов организмов, а также открытий проекта - геном человека, международной попытки полностью расшифровать содержание двадцати трех пар хромосом Homo sapiens.

Используя компьтеры, для того чтобы сканировать последовательности генов на идентичность и на какие-то повторяющиеся модели, группа базы данных ВИЧ, сумела создать генеалогическое дерево, собирая вирусный кусочек, за вирусным кусочком. С использованием полимеразной цепной реакции и компьютеризированных телекоммуникационных систем, ученым удалось постоянно передавать находки друг другу, и базе данных ВИЧ, за счет этого файлы СПИДа выросли за шесть лет до практически ста семидесяти последовательностей, таким образом давая размеры, которые позволяли Майерсу и его сотрудникам провести анализ, с высокой степенью статистической достоверности.

Когда компьютерному анализу были подвергнуты данные по ВИЧ-1, выявились восемь отдельных групп (или типов). Внутри типов различные вирусы ВИЧ отличались менее, чем на 20%. Этим типам были присвоены названия в виде букв алфавита и ученые немедленно обнаружили, что различные подтипы ВИЧ группируются в определенных географических областях. Например тип А обнаруживался у людей в Южной Африке и Индии. Представлялось логичным, что центральноафриканское семейство вирусов будет перенесено в Индию, поскольку есть десятки тысяч индусов, живущих в африканском регионе, и постоянно путешествующих на Индийский континент. Тип В, являлся единственным типом ВИЧ, обнаруживаемым в Северной Америке. Вирусы этой группы могли быть также обнаружены в Перу, Европе, Бразилии, Южном Таиланде и некоторых частях Африки. Наиболее опасной группой - вирусы которой похоже убивали людей с очень большой эффективностью - был тип Д, который обнаруживался практически исключительно в регионе озера Виктория, в Африке и включал в себя Руанду, Уганду и Танзанию.

Внутри этих групп имелись, так называемые, квазивиды - различные типы ВИЧ, обнаруживаемые внутри отдельных пациентов со СПИДом, генетически варьирующие менее, чем на 10%.

Между восемью группами, как выяснила группа по изучению последовательностей ВИЧ, имелось 1992 вариации, общей протяженностью в 30%.

Когда группа, анализирующая базу данных последовательностей ВИЧ, смотрела на штаммы вируса, собранные в определенном географическом регионе на протяжении нескольких лет, они могли обнаружить, что на протяжении нескольких лет ВИЧ эволюционирует - или мутирует - со средней скоростью 15 в год (198). Предполагая, что 1% скорость является постоянным свойством вируса с момента его появления, это означает, что все группы имели общего предка, который существовал всего лишь тридцать лет тому назад, где-то около 1962 года, и за десять лет мутирования, генеалогическое дерево ВИЧ внезапно распространилось, давая восемь различных генеалогических линий.

Майерс называл это "великим взрывом", сознательное использование фразы, которую физики применяют, чтобы описать тот момент, когда плотность нашей вселенной достигла критической массы, вызвав невообразимо большой взрыв, который создал все ядерные частички и массы, существующие в настоящий момент. По более умеренной шкале, Майерс предположил, что где-то в начале 1970-х годов произошло некое биологическое событие, которое привело к внезапному и взрывному расхождению того, что ранее было практически линейной эволюцией ВИЧ-1. Он мог только спекулировать по поводу того, когда и где это событие - что бы это ни было - произошло.

Интересно, что наблюдения группы, проанализировавшей базу данных последовательностей ВИЧ вируса, базировавшееся на генетике вирусов, и считающих, что что-то необычное произошло в начале 1970-х годов, достаточно хорошо совпадало с точкой зрения проекта SIDA и Капиты, которые базировались на данные по эпидемиологии заболевания в Центральной Африке. Они также считали, что районе 1975 года в регионе призошли радикальные изменения.

Группа Беатриции Хан, также как и группа, руководимая Расселлом Дулиттлом из Калифорнийского университета в Сан Диего, была убеждена в том, что человеческий вирус является дальним потомком линии, которая началась с SIV африканских зеленых мартышек. Поскольку все семь видов африканских зеленых мартышек являются носителями безвредного для них вируса, а некоторые животные обнаруживаются в дикой природе, разделенные друг от друга тысячами миль, но с абсолютно идентичными штаммами SIV, Хан считала, что вирус появился в общем предке всех африканских зеленых мартышек - вида, который, теоретически, проживал в дождевых лесах континента свыше десяти тысяч лет тому назад.

Однако в эту находку не укладывалось то наблюдения, что африканские зеленые мартышки, которые живут на Карибских остравах, в 1990-х годах не носили в себе SIVagm. Все эти животные были потомками двух верветок, привезенных из Африки испанскими моряками на острова, где-то в шестнадцатом веке. Если SIVagm являлся античным вирусом, который инфицировал половину обезьян в дикой природе на протяжении многих столетий, кажется логичным, что 50% их карибских потомков, также должны быть инфицированными. Десроисре, однако, возражает, что карибская ситуация может быть результатом "бутылочного горлышка": если все африканские зеленые мартышкии в этом регионе действительно произошли от двух диких обезьян, по чистой случайности, могло произойти так, что испанские моряки отобрали неинфицированную пару африканских животных.

Если SIVagm являлся действительно отцом всех вирусов SIV / ВИЧ, те данные которые существовали по поводу событий, ведущих от вируса обезьяны, к ВИЧ-1, были неполными и таинственными. Единственный тип ВИЧ-1, который не соответствовал теории "большого взрыва " Майерса, была группа 0; западно-африканская группа, которая включала штамм ANT70, имевший удивительную похожесть на SIV cpz. Хан и Майерс предполагали, что группа 0 появилась задолго до всех остальных ВИЧ-1, по всей вероятности, на десятилетия раньше.

Двигаясь еще назад во времени, группа Дулиттла сравнила ВИЧ и SIV с другими, так называемыми летнивирусами, продемонстрировав, что, как сказал Дулиттл: "ВИЧ и вирус висна [у овец] примерно так же похожи друг на друга, как средний грипп похож на Homo sapiens."

Но ВИЧ все-таки был более близким родственником овец, по сравнению с HTLV- I и HTLV- II, которые одно время рассматривались Галло, Эссексом и многими другими американскими учеными, как наиболее вероятные кандидаты либо на этиологическую роль возникновения СПИДа, либо в качестве предшественника вируса СПИДа (199).

Доступность к 1990 году современных технологий обнаружения и анализа вирусных генов, которые существуют в образцах человеческой крови и тканях, привела к тому, что некоторые ученые вернулись назад и проанализировали вновь самые старые из образцов, содержащие анититела к ВИЧ-1, для того, чтобы обнаружить, действительно ли эти люди были инфицированы вирусом СПИДа.

Образцы "Роберта Р", собранные в 1968 году в Сент Луисе, как выяснилось, не содержали ВИЧ вирус, отсутствовал он также и в образцах 1970 года, собранных в Заире и тестированных в институте Пастера. Эти индивидуумы, по всей вероятности не умерли от СПИДа. "Леопольдвильский штамм" 1959 года был потерян американскими учеными и , поэтому, его данные не могли быть подтверждены.

PCR данные, судя по всему, подтверждали точку зрения Майерса о том, что ВИЧ-1 подвергся какому-то необычному воздействию после 1970 года. До этого, он был либо безвредным, либо практически неинфекционным для человека.

Нью-Йоркская лаборатория доктора Дэвида Хо (в лаборатории исследования СПИДа Аарона Даймонда) использовала PCR для того, чтобы изучить образцы, взятые в 1959 году от моряка из Манчестера. После проведения первого анализа Хо и Майерс пришли к выводу, что штамм ВИЧ-1, обнаруженный в тканях моряка Дэвида Карра - извлеченные с большими трудами из парафиновых блоков для гистологии, сделанных 35 лет тому назад в манчестерской больнице - абсолютно четко соответствовал типу В. Однако, как заметил Хо "слишком четко соответствовал". Второй набор образцов из Манчестера продемонстрировал, что он не только не содержал вируса, но и имел другой тип крови, по сравнению с образцами, которые были оригинально посланы Хо. В марте 1995 года, через два года исследований, Хо и Майерс пришли к выводу, что было что-то чрезвычайно странное с "Манчестерским случаем". Научный корреспондент Стив Коннер, работавший в ежедневном лондонском издании "The Independent", опубликовал поражающие доказательства, которые указывали на то, что - либо в манчестерской лаборатории произошла громадная ошибка, либо это была четко рассчитанная фальшивка.

Это похоже, усилило убеждение Майерса в том, что манчестерский моряк был неким отклонением: "Большая часть доказательств указывает на то, что произошел какой-то необычный процесс в середине 1970-х годов", сказал он. Более того, он настаивал на том, что вирус ВИЧ-1 является достаточно новым, и существует всего лишь на протяжении нескольких десятилетий, а не столетий.

Хо и ряд других вирусологов не могли с ним согласиться, указывая на то, что ВИЧ-1 является " античным вирусом", который существовал в очень небольшой концентрации в человеческих существах на протяжении столетий. Если взрывное распространение эпидемии произошло в 1970-х годах, как указывают все эпидемиологические данные, то это было в результате человеческих событий, а не биологических изменений в вирусе (200).

И что это могли быть за человеческие события?

Во первых они произошли одновременно, по крайней мере, на двух континентах: в Африке и Северной Америке, хотя манчестерский моряк имел СПИД, типа В в 1959 году, он мог быть инфицирован во время путешествия в Соединенные Штаты или Канаду. Нет никаких доказательств, что он путешествовал в Центральную Африку. В начале 1980-х годов все оригинальные случаи СПИДа напрямую или не напрямую включали людей, которые побывали в Северной Америке или Африке.

Если одна из таких взрывных эпидемий предшествовала другой - африканская, североамериканской - она не могла опередить другую на несколько лет. По всей вероятности, одна опередила другую всего лишь на несколько месяцев.

В свете такой двойственной точки зрения возникновения эпидемии, многие люди начали искать ятрогенные или даже заговорщистские объяснения появления ВИЧ-1. Одна группа теорий предполагала, что ВИЧ-1 попал в Homo sapiens за счет вакцинации. Список подозрений возглавляли образцы живой вакцины против полиомиелита, которая была изготовлена с использованием клеток почек африканских зеленых мартышек (201). Вакцины, разработанные из этого образца, широко распространялись между 1957 и 1960 годами в Заире, Руанде и Бурунди. Другая вакцина против полиомиелита была распространена компанией Ледерле в 1977 году и подозревалось, что она содержит "частички С типа", которые, как некоторые критики позднее предполагали, были вирусом СПИДа. Группа ученых собралась в Соединенных Штатах в 1992-93 годах для того, чтобы проанализировать имеющиеся образцы ранних вакцин против полиомиелита. В задачу этой группы, кроме того, входил анализ лабораторной техники и степени ее безопасности при разработке полиовакцины, которую использовали в конце 1950 года, пионеры этой работы. После тщательного изучения, все пришли к заключению, что вакцина против полиомиелита не содержала в себе ВИЧ вируса (202).

Имеется несколько других причин для того, чтобы отвергнуть гипотезу вакцинации. Во первых, ВИЧ -1 и SIV agm являются только дальними родственниками на генетическом уровне, поэтому мало вероятно, что менее чем за двадцать лет вирусы, которые произошли от африканской зеленой мартышки, смогли изменить около 60% своих нуклеотидов для того, чтобы превратиться в ВИЧ -1 (203).

Другая теория заключалась в том, что зараженная вакцина против полиомиелита, которая использовалась в 1977 году американскими гомосексуалистами для лечения герпеса, являлась причиной СПИДа. Эта теория может быть отвергнута, как по причине того, что вакцина не была загрязнена вирусами СПИДа, так и потому, что время было несоответствующим. Понятно, что 1977 год - это уже слишком поздно. Более того, вакцина 1977 года очень широко использовалась на других популяционных группах, в которых не развился СПИД - польских школьниках, например.

Две, еще более разработанные теории вакцинного происхождения эпидемии СПИДа, предполагают, что его появление являлось следствием глобальной кампании по борьбе с оспой. Первая версия идеи с оспой была выдвинута газетой The Times в Лондоне в 1977 году. Она предполагала, что латентная античная ВИЧ инфекция была активирована после того, как люди были вакцинированы против оспы. Хотя газета была неспособна доказать взаимосвязь между ВИЧ и кампанией по борьбой с оспой, через пять лет та же самая газета будет вести международную кампанию, для того чтобы вообще дискредитировать роль ВИЧ в возникновении СПИДа.

Другой вариант теории оспы, чьим основным сторонником была группа, выступавшая против генетической инженерии и называвшаяся "фондом экономических тенденций", а также и анти-вивисекционистские организации в Лос-Анджелесе, считали, что пока вирус оспы рос на коровьих клетках, он рекомбинировал, в тестовых пробирках, с вирусом лейкемии крупного рогатого скота, что привело к появлению ВИЧ (204). Анализ генетических последовательностей оспы и вируса BLV показывает, что было бы невозможно создать сознательной, или случайной рекомбинации оспы и вируса BLV, из этих двух вирусов невозможно создать того, что даже отдаленно напоминало бы ВИЧ.

Тем не менее отставной врач, живущий в Лондоне, доктор Джон Сил убеждал в 1985 году, что вирус СПИДа является, абсолютно точно, результатом генетической инженерии - сознательным результатом экспериментов по созданию биологического оружия, выполненными в Форт - Детрик, Мэриленд, американской армией.

"Я полностью убежден в том, что он сделан человеком", сказал Сил.

В редакционной статье, опубликованной Королевским обществом медицины (205), Сил утверждал, что ВИЧ является смешиванием кусочков генетической последовательности BLV -вируса лейкемии крупного рогатого скота, висны, овечьего вируса, двух других лентивирусов, обнаруживаемых в лошадях и козах, и HTLV-1.

"Для меня он выглядит, как рекомбинантный вирус", сказал Стил, добавляя, "мы обвиняем ретровирусологов, как группу, за то, что они создали этот вирус".

В качестве доказательства своих утверждений Сил цитировал работу советского ученого С. Дроздова, из советской Академии медицинских наук в Москве. Дроздов и другие советские ученые, в свою очередь, находились под влиянием отставного восточно-берлинского ученого Якоба Сигала, из университета Гумбольдта. Сигал написал отчет, который читали во всей Восточной Европе, он объявлял, что вирус СПИДа был создан в 1977 году в Форт Детрике, в результате сознательного смешивания висны и HTLV-1. Хотя это было вопросом обсуждения внутри советского блока на прояжении года, отчет Сигала был впервые официально распространен в 1986 году на встрече Движения Неприсоединения, которое собралось в сентябре в Хараре. На протяжении последующих месяцев доклады Сигала и Сила получили очень широкую известность, особенно в развивающихся странах (206).

Семидесяти шестилетний Сигал заявлял, что он является жертвой специальных акций ЦРУ и он сказал, что у него в распоряжении находится, но он отказывается их предоставлять, документы, доказывающие, что американские заключенные были инъецированы различными экспериментальными комбинациями HTLV-1 и ВИЧ, и эти инъекции продолжались до тех пор, пока не была получена прекрасная смертельная форма - ВИЧ. И все это, как он сказал, произошло в 1977 году.

То, что такие продвинутые формы клонирования, еще не были изобретены в 1977 году, по всей вероятности, не беспокоило Сигала. И указание Сигала и Сила на то, что СПИД является результатом злого заговора ЦРУ, нашло положительный прием во многих местах, особенно в африканских странах, которые считали себя несправедливо обвиненными американскими учеными, за возникновение СПИДа. Популярная советская карикатура показывала американского ученого, который обменивает тестовую пробирку, наполненную свастиками, на мешок денег, передаваемый генералам, а у ног этих персонажей лежали мертвые тела.

В кампании обвинений и контр- обвинений, государственный департамент Соединенных Штатов в 1987 году широко распространил детальную информацию, обвинявшую КГБ в запуске всей этой кампании, с целью дискредитации американского правительства в глазах развивающихся стран (207). Много лет спустя, после падения Берлинской стены, советская национальная академия наук формально принесет извинения Соединенным Штатам, признав, что обвинения были инспирированы КГБ.

Другая теория сознательной рекомбинации пришла от Лос-Анджелесского антививисекциониста, доктора Роберта Штрекера, который получил известность в 1987 году, снова заявив, на основании предполагаемой связи с вирусом BLV, что ЦРУ создало вирус СПИДа.

"Вирус СПИДа был создан скрещиванием BLV и вируса висна от животных в человека, для того чтобы сделать вирус СПИДа, и выращен в человеческой культуре ткани, и это и привело к СПИДу. Это не сложно", говорил Штрекер в речи перед богатыми жителями Голливуда при собирании денег. Когда его спросили, зачем такая ужасная вещь была сделана, Штрекер сказал, что ЦРУ "запросило это, для того, чтобы вызвать рак".

"А почему они хотели сделать рак?", опять его спросили.

"Это вам надо спросить у них, я не знаю, я не знаю! Все хотят знать, почему, почему, почему! Я просто говорю вам, как они сделали это. Я не смогу вам сказать почему. Ответ вы сами должны найти", заключил Штрекер.

Хотя Сил, Сигал и Штрекер исчезли со СПИД- сцены достаточно быстро, они были замещены во всем мире другими людьми, которые усматривали во внезапном появлении ВИЧ что-то сознательное, ужасное и даже заговорщеское. Газета гомосексуалистов " The New York Native" потратила годы, рекламируя предположение о том, что СПИД был вызван попыткой ЦРУ уничтожить сельское хозяйство на Кубе, заражением животных африканской свиной лихорадкой - истинной причины СПИДа, говорили они, а не BИЧ. Много лет спустя, та же самая газета отложит в сторону теорию африканской свиной лихорадки, заявляя вместо этого, что СПИД и синдром хронической усталости являются одним и тем же заболеванием, и оба они вызываются HHV-6, вирусом герпеса. Ветеран вьетнамской войны, живущий в Сен-Клоди, Миннесота, потратил годы своей жизни, распространяя письма и памфлеты, называя в качестве причины СПИДа диоксины: речь снова шла о заговоре, включающем массивное прикрытие, использования во всем мире Agent Orange, и отравление планеты химической индустрией, которая разрушает белые клетки человечества. В 1986 году правительство Северной Кореи заявило, что СПИД был создан в Южнокорейской лаборатории, естественно ЦРУ, с целью уничтожить Северных корейцев. Тот факт, что практически ни один кореец в 1986 году не болел СПИДом, был проигнорирован.

Сэр Фред Хойл и Чандра Викрамасинке, британские астрономы, в 1986 году объявили, что вирус СПИДа прибыл из космоса.

И вообще, обходя вопрос происхождения ВИЧ, вирусолог Питер Дуйсберг из Калифорнийского университета, заявил, что на самом деле неважно, где появился ВИЧ, вирус не имеет никакого отношения к СПИДу. Дуйсберг считал, что СПИД не является инфекционным заболеванием, и не имеет никаких связей с каким-бы то ни было вирусом: заболевание в основном, называемое СПИДом, существовало с начала существования человечества, но кажущаяся эпидемия в 1980 году возникла, поскольку люди вводили внутривенно наркотики, вдыхали нитриты, принимали амфетамины, получали паразитические заболевания, которые ученые обозначили "СПИД", а люди вели то, что он назвал, саморазрушающим стилем жизни гомосексуалистов " (208).

"Я не возражаю, чтобы мне ввели это, если это только будет чистый вирус, без каких-нибудь других примесей, поскольку я полностью убежден в том, что он не является причиной СПИДа", сказал Дуйсберг.

Хотя теории Дуйсберга были опровергнуты, пункт за пунктом, учеными во всем мире, общественная привлекательность его идей была достаточно сильной, частично потому, что они предполагали, что такие вещи, как постоянное использование презервативов может быть и не нужно, а кроме того, вина за смертельное заболевание может быть направлена напрямую на жертву - индивидуумов, которые ведут "плохой стиль жизни", который и вызывает заболевание (209).

Хотя было достаточно доказательств того, что ВИЧ является причиной СПИДа, и доказано существование пандемии инфекционного иммунодефицита, его эволюционная связь с семейством вирусов обезьян, и отмечена его недавняя большая вспышка на земле - удивляло коллективное игнорирование, сцепленное с исторически приемлемыми чувствами группового наказания, что будет продолжать поддерживать приемлемость темных заговорщеских теорий. Наиболее поражающим примером этому, являются теории, представленные исследователями из университета Мериленда Стивеном Томасом и Сандрой Круис Квинн, которые проводили опросы общественного мнения между 1988 и 1990 годами среди представителей рабочего и среднего класса, афро-американцев, живущих в пригородах Мериленда, Вашингтона, Атланты, Шарлотты (Северная Каролина), Детройта, Канзас Сити (Миссури) и Тускалуза (Алабама). Среди 999 опрошенных членов различных конфессий, 65% либо согласились, либо были не уверены по поводу следующего утверждения: "Я считаю, что СПИД является формой геноцида негров". Почти 40% американцев африканского происхождения в Вашингтоне, студенты колледжей согласились со следующим утверждением: "Я считаю, что имеется достаточная правда, в сообщениях о том, что вирус СПИДа был создан в лаборатории биологического оружия" (210).

Цепляясь за соломинку, для того, чтобы объяснить на удивление трагическое и взрывное развитие заболевания, которое не должно было возникнуть, которое практически всего лишь десятилетие тому назад политики и врачи объявили куском истории, человечество с трудом могло посмотреть на быстро распространяющихся новых микробов, и не могло достигнуть коллективного понимания их происхождения. Подобно Марбургу, Эболе, Лассе, Мачупа, вспышке гриппа 1918-19 годов и различным другим вирусам, описанным ранее, ВИЧ и SIV казалось внезапно появились ниоткуда - упали с неба - как говорил Хойл и очень сложно было себе представить, что они в различных формах существовали в природе на протяжении десятилетий или столетий.

"Обезьяньи вирусы развивались в обезьянах в параллель с человеческими вирусами", сказал Джо МакКормик в 1987 году, обсуждая происхождение СПИДа. И вирус в людях также существовал длительное время, на протяжении длительного периода времени, я думаю, в Африке. И я думаю, что все семейство этих вирусов .... эволюционировало вместе".

Вирусы, обычно достаточно легко адаптирующийся микробы, они могут изменять, как свою систему "доставки", так и "нагрузочную систему"( как это называет Бернард Филдс), для того чтобы эксплуатировать изменения в животном мире, который их окружает. Если какой-то потенциальный хозяин проходит через значительные экологические изменения, давление естественного отбора будет воздействовать и на вирусы. Те виды, которые ближе всего на эволюционном дереве находятся к Homo sapiens, шимпанзе и горилла, похоже сильнее всего пострадали от времени - их популяция на протяжении тысячелетий значительно снижалась. Экологически ограниченные по своей диете, шимпанзе и гориллы были вынуждены существовать в нишах, которые находились внутри или рядом с тропическими дождевыми лесами или на местах, где лес переходил в саванну. По мере того, как земли, занятые лесами уменьшались, уменьшались также и размеры их ниш. Другие обезьяны также страдали от сужения ниш, или от уничтожения от руки Homo sapiens. С момента прибытия первых европейских и арабских работорговцев, многие виды потеряли более половины своей оригинальной территории.

Два ключевых свойства этих обезьяньих популяций, которые процветали несмотря на сужение мест проживания, заключалось в их способности адаптироваться к давлению со стороны Homo sapiens и их поведения. Например, крепкие африканские зеленые мартышки стали мусорщиками человека, поедая то, что остается после человека или даже занимаясь грабежом человеческого жилья.

В дикой природе многие мартышки, а иногда и шимпанзе - это виды, которые живут и путешествуют в смешанных группах. Это очень хорошо работало, когда различные виды, внутри смешанной группы, имеют различные не конкурентные диеты. И преимущество также ясное: более большая группа лучше защищена от хищников и может более эффективно использовать ограниченную экологическую нишу (211).

С точки зрения микробов, сужение ареала обитания приматов, и поведение, которое приводит к появлению смешанных групп, открывает возможность для межвидовой передачи среди трех или более видов мартышек и шимпанзе. В таком окружении различные штаммы SIV имеют большие возможности для того, чтобы переходить от иммунного хозяина к уязвимым видам обезьян, а иммунные виды, которые процветали рядом с человеком, такие как верветки, могут служить в качестве проводника SIV/ВИЧ, перенося вирусы вперед и назад, между смешанными обезьяньими группами и людьми.

Это, естественно, всего лишь предположение. Никто не может быть уверен, как именно вирусы иммунодефицита двигаются среди приматов в античной Африке.

Эксперт по лентивирусам доктор Матью Гонда из национального института рака считает, что биология не играла значительной роли во внезапном распространении ВИЧ, который, как он говорит: "существовал на протяжении тысячелетий", скорее "ключ лежит в демографии Африки".

В этом же русле доктор Энтони Пинченг из медицинской школы при больнице Святой Марии в Лондоне, указывал на то, что "ВИЧ мог существовать и даже вызывать заболевания в человеческой популяции в отдаленных сельских регионах на протяжении некоторого периода времени, но оставаться незамеченным. Затем он мог быть передан другим, следуя движению людей, особенно в городские районы Африки. Его последующее распространение будет отражать существующие модели сексуальных контактов в этих городских районах...... Новое зерно, таким образом. выросло на существующей почве человеческого поведения."

"Если бы африканские страны имели ресурсы, которые существовали в США в середине 1970-х годов, мы бы смогли увидеть как СПИД появлялся как заболевание, передающееся половым путем", говорит Пинченг (212).

Абрахам Карпас из университета в Кебридже считает, что человеческое поведение является ключом, но он, в основном, обвиняет широкое использование нестерильных шприцов в Африке, которое "прибыло вместе с антибиотиками. По мере того, как первые поколения антибиотиков существовали только в качестве инъецируемых лекарств, игла и шприц стали неотъемлемой частью их терапевтического эффекта. Даже сейчас, инъецируемые лекарственные средства, являются препаратом выбора в Африке и других странах" (213).

Ретроспективно можно сказать, что социальные условия 1975-80 годов были абсолютно точно благоприятными для появления и распространения, даже крайне редкого вируса. Посмотрите на случай HTLV-I и HTLV-II. Обнаруженные примерно в то же время, когда была обнаружена эпидемия СПИДа, оба были крайне редкими микробами человека, обнаруживаемыми практически исключительно в отдаленных группах популяции Homo sapiens. В 1980 году исследования показали, что менее 1% популяции в Европе, Японии и Северной Америке были инфицированы HTLV-I . Но люди с гемофилией быстро инфицировались в Соединенных Штатах: к 1981 году один из девяти жителей Джорджии с гемофилией, являлись носителями HTLV-I , также как один из шести Ньюйоркцев с гемофилией (214). HTLV-I стал эндемичным в некоторых местах Японии, на Карибских остравах, в Меланезии и Африке. И эмигранты из этих регионов, будут переносить вирус в новые регионы. К 1993 году в Нью-йоркском районе Бруклин среди взрослой популяции, частота инфекции HTLV-I составляла 5% . Она поднялась до этой цифры с примерно 0 - 0,1% десятилетием ранее (215).

Подобно ВИЧ, HTLV-I был связан с гомосексуальной передачей. В Тринидаде, например, гомосексуалисты в семь раз чаще носили вирус, чем гетеросексуалы и до 15% гомосексуальных тринидадцев имели положительные результаты на HTLV-I в 1986 году (216).

Аналогичным образом HTLV-II вначале будет обнаружен среди индейцев Америки ( в Соединенных Штатах, Панаме и Колумбии) и будет рассматриваться за пределами этой популяции, как крайне редкий. Однако, в 1989 году группа Ирвина Чена из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, обнаружила HTLV-II у 21 из 121 наркоманов в Новом Орлеане, Луизиана (217). Исследования наркоманов в Майами и Ньюарке, Нью-Джерси, обнаружило аналогичную частоту инфекции HTLV-II и продемонстрировало, что штаммы, обнаруживаемые в этих трех городах, генетически отличались менее, чем на 6%, предполагая, что их появление у наркоманов на таких больших расстояниях, является относительно недавним событием (218).

История распространения HTLV, которая не было особенно противоречивым, может служить полезной иллюстрацией принципов для ВИЧ. HTLV является античным - вероятнее более древним, чем ВИЧ - однако они сумели распространиться достаточно серьезно за пределы изолированных групп людей только в конце 1970-х или начале 1980-х годов. Анализ исторических образцов крови продемонстрировал, что это быстрое распространение не является артефактом открытия. Факторы, которые отвечали за появление этих вирусов из изолированных человеческих групп и их проникновения в более большие группы, являются очевидными: внутривенная наркомания и совместное использование игл, большое количество сексуальных партнеров ( как гомосексуальных, так и гетеросексуалных), продукты крови и переливание крови.

По всей вероятности, невозможно указать на то, какие факторы сыграли самую большую роль в появлении ВИЧ-1 из, по всей вероятности, скрытого вируса, который, например, инфицировал менее 1% сельской популяции Ямбуку и Нзара в 1976 году и, по всей вероятности, 0,1% изолированной популяции Европы и Северной Америки в тот же самый период. Спустя двадцать четыре месяца он превратился в глобальную пандемию, которая угрожает убить 20 миллионов взрослых людей и свыше одного миллиона детей к 2000 году. Но Джо МакКормик напоминает нам, что необходимо "посмотреть на человеческие существа".

"Люди делают это сами себе", говорит МакКормик, " и это не морализм, это просто факт".

В Африке много факторов без сомнения сыграли роль в усилении распространения, до этого редкого, ВИЧ. Эпидемиологические данные предполагают, что вирус появился где-то в районе восточной части озера Виктория, в северо-западном регионе Заира. Эпидемиологические данные, которые помогли бы разрешить загадку СПИДа, в этой области никогда не были собраны, без сомнения, по политическим причинам. Отсутствуют репрезентативные образцы крови ветеранов танзанийской и угандийской войны, женщин, жертв изнасилований во время этой войны, и первой волны женщин проституток, которые оставили, разоренную войной область, в поисках средств к существованию в ближайших городских центрах.

Тем не менее хочется придти к выводу, к которому пришли и многие врачи в районе Букоба и Ракаи, что в появлении ВИЧ, ключевую роль сыграла война в Центральной Африке (219).

Основные пути для перевозки товаров между восточными портовыми городами Дар-эс-Салам и Момбаса к не имеющим выходов к морю Руанде, Бурунди, Уганде и Восточному Заиру, все проходили через бывшую военную зону. И к 1990 году связь между этими караванными путями и распространением ВИЧ, через бордели и проституток, работающих на трассах, будет очень хорошо задокументирована. Кроме того, крайне высокая распространенность ВИЧ инфекции в этой области, также как и наличие особенно летального типа В этого вируса, указывало на особенно быстро развивающуюся эпидемию.

Послевоенное распространение проституток и водителей грузовиков из этого региона, отражало вторую волну центральноафриканской эпидемии ВИЧ-1.

Появление ВИЧ-1 в Северной Америке практически точно определялось перекрывающимися популяциями наркоманов и гомосексуалистов, но здесь также у нас отсутствуют ключевые данные. Невозможно вернуться назад во времени в период, предшествующий 1975 году, в Нью-Йорк, Сан-Франциско, Майами, Ньюарк, Лос-Анджелес для того, чтобы определить, какая группа впервые имела значительный уровень инфекции ВИЧ-1.

Следует заметить, однако, что гомосексуалисты в 1970-е годы активно взаимодействовали с американской и европейской системой здравоохранения, в связи с высокой частотой заболеваний, передающихся половым путем, в этой среде с достаточно высокими доходами, которые позволяли им обеспечить себе полный доступ к системе здравоохранения. В популяции гомосексуалистов Соединенных Штатов в 1970-е годы проводилось несколько национальных и местных скринингов, и многие из известных американских врачей и другого медицинского персонала были гомосексуалистами. Тем не менее, до 1981 года эпидемия ВИЧ не была обнаружена в этой популяции.

В противоположность этому, популяция наркоманов, в основном, находилась вне зоны интересов медицинской системы, даже в странах, где имеется национальная система здравоохранения. Наркоманы, обычно, сталкиваются с системой здравоохранения только в отделениях неотложной терапии и, так называемых, уличных клиниках. Как отмечалось ранее, медики профессионалы считали наркоманов сложной, даже неприятной популяцией, и в 1970-е годы мало врачей следили за здоровьем этой группы. Поэтому, можно достаточно легко представить себе, что изолированные случаи СПИДа могли остаться в этой группе незамеченными.

Имеется громадная потребность в том, что Джеральд Майерс называет "ископаемыми вирусами", особенно из Западной Европы и Северной Америки для того, чтобы разрешить тайну манчестерского моряка 1959 года. Был он, как считает Майерс, ошибкой? Или имелись европейские регионы с эндемичностью низкого уровня по ВИЧ в портах, куда он заходил во время своего вояжа 1950 года?

Если ВИЧ появился в Африке в 1970-е годы, ученые должны объяснить, почему только тип В закрепился через 15 лет эпидемии в Европе и Северной Америке. И почему ВИЧ-2 не закрепился ни на одном из этих континентов.

Другой кусок отсутствующих данных связан с интересным совпадением того, что ВИЧ-2 присутствует в областях бывшей португальской колонизации (Ангола, Мозамбик, Гвинея Бисау, Санта-Фэ и Принципе). Единственным восточно-африканским местом, где имелся ВИЧ-2, был Мозамбик и западно-африканские бывшие колонии имели наиболее высокую распространенность ВИЧ-2. Было бы очень полезным, если бы кто-нибудь систематически протестировал португальцев и африканцев, ветеранов колониальной войны 1965-75 годов для того, чтобы определить подхватили ли эти солдаты и распространяли ли они вирус.

Для того, чтобы редко встречающейся, передающийся через кровь вирус, сумел бы забраться в большие сегменты мировой популяции, необходимо чтобы произошел критический шаг амплификации или усиления. Что-то новое и радикальное должно было произойти, что полностью изменило античные гомеостатические отношения между человеком и микробом. В идеале такой усилитель должен был бы предоставить микробной популяции несколько ключевых возможностей для того, чтобы быстро распространиться за пределы его античной ниши.

Между 1970 и 1975 годами мир представил ВИЧ вирусу прекрасный список таких усиливающих возможностей: сексуальная активность со множеством сексуальных партнеров, драматически увеличилась среди гомосексуалистов в Северной Америке и Европе и среди африканских гетеросексуалов, живущих в городах; иглы были внесены на африканский континент в большом количестве для медицинских целей, а затем их дополнительное поступление было таким небольшим, что они постоянно использовались повторно на сотнях, даже тысячах людей; использование героина, вместе с амфетамином и кокаином, резко увеличилось в индустриальном мире; волны заболеваний, передающихся половым путем, пронеслись в том же регионе, снижая резистентность пораженных ими людей к заболеваниям, и создавая порты для входа вируса на гениталиях и в прямой кишке; глобальный рынок продуктов из крови превратился в мультимиллиардную индустрию; увеличились исследования человекообразных обезьян; и правительства во всем мире обернулись спинами к инфекционным болезням, убежденные в том, что век чумы и мора прошел.

Хотя к этому вопросу и было привлечено внимание самых крупных мыслителей современной биомедицинской науки на всех четырех континентах, никто к 1994 году, не смог указать на время, место и ключевые события, которые отвечали за появление ВИЧ-1.

Но человеческий фактор, отвечающий за усиление этого события, за быстрое превращение изолированной инфекции в вспышку, а затем и в эпидемию, очень хорошо понятен. Всемирная Организация Здравоохранения сумела описать эти факторы в своих памфлетах, и Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций примет резолюцию, на которой будут упоминаться факторы социального появления ВИЧ.

Тем не менее, вирус постоянно будет находить уязвимых Homo sapiens во всем мире. Человеческий фактор, отвечающий за распространение вируса, будет сопротивляться изменениям. Правительства стран, где еще нет СПИДа, будут постоянно отвергать взаимосвязь между таким поведением и неизбежным появлением вируса. И в одной нации за другой, когда СПИД все-таки будет в ней появляться, вирус будет находить условия, идеальными для быстрого распространения. И политики не будут хотеть принимать непопулярные шаги, для того чтобы признать угрозу, и по возможности, изменить течение эпидемии.

Литература и комментарии

1. Centers for Disease Control, "Pneumocystis Pneumonia—Los Angeles." Morbidity and Mortality Weekly Report 30 (1981): 250-52.

2. Centers for Disease Control, "Kaposi's Sarcoma and Pneumocystis Pneumonia Among Homosexual Men—New York City and California," Morbidity and Mortality Weekly Report 30 (1981): 305-8.

3. Наиболее часто цитируемое первое популярное описание этих случаев было сделано Lawrence Altman: "Cancer Outbreak in Homosexuals," New York Times, July 3, 1981: 20. На самом деле, первое опубликованное сообщение о таинственном новом заболевании среди гомосексуалистов было сделано доктором Lawrence Mass 18 мая 1981, в газете New York Native.

4. Детальное описание начала эпидемии СПИД, особенно в США можно найти в следующих источниках: D. Black "The Plague Years" (New York: Simon & Schuster. 1986); S. Connor and S. Kingman "The Search for the Virus" (London: Penguin, 1988); M. Daly, "AIDS Anxiety," New York, 20 июня, 1983: 23-29; L. Kramer, "The Normal Heart" (New York: New American Library, 1985); R. Shilts, "…And the Band Played On" (New York: St. Martin's Press, 1987); F. P. Siegal and M. Siegal "AIDS: The Medical Mystery" (New York: Grove Press, 1983).

5. К 1990 году бюджет CDC составил 1 млрд. долларов. Почти четырехкратный рост финансирования был связан с программами слежения за эпидемией СПИД, программами обучения в связи с эпидемией и программами помощи отделам здравоохранения штатов в области работы с ВИЧ.

6. S. E. Follansbee, D. F. Busch, C. B. Wofsy, et al., "An Outbreak of Pneumocystis carinii Pneumonia in Homosexual Men," Annals of Internal Medicine 96 (1982): 705-13.

7. S. K. Dritz, "Medical Aspects of Homosexuality," New England Journal of Medicine 302 (1980): 463-64.

8. Centers for Disease Control, "Acquired Immune Deficiency Syndrome (AIDS): Precautions for Clinical and Laboratory Staffs," Morbidity and Mortality Weekly Report 31 (1982): 577-80.

9. Ларри Крамер, Джозеф Зоннабенд, Майкл Каллен и Ричард Берковиц подготовили предупреждение гомосексуальной общине, которое было опубликовано в New York Native, ведущей городской газете гомосексуалистов. К сожалению, основные лидеры общины того времени и сама New York Native дезавуировали заявления Крамера и Каллена. Пара была описана как гомосексуалисты, наполненные чувством ненависти к самим себе; ненавидящими секс гомосексуалистами, которые хотят вернуть своих товарищей к тихим, скрытым временам о Стоунвола. Крамера, в особенности называли как угодно - от гомофоба до подлого труса. Кампания против Каллена будет начинаться медленно, но затем будет нарастать, как снежный ком до того, как 1983 году начнут распространяться ложные слухи о том, что этот активист гомосексуального движения на самом деле христианский фундаменталист, работающий на Преподобного Муна.

10. К. В. Hymes, J. B. Greene, A. Marcus, et al., "Kaposi's Sarcoma in Homosexual Men: A Report of Eight Cases," Lancet II (1981): 598-600.

11. M. S. Gottlieb, R. Schroff, H. M. Schanker, et al., "Pneumocystis carinii Pneumonia and Mucosal Candidiasis in Previously Healthy Homosexual Men: Evidence of a New Acquired Cellular lmmmodeficiency,"New England Journal of Medicine 305(1981): 1425-31 ;H. Masur, M. А. Michelis, Manifestation of Cellular Immune Dysfunction," New England Journal of Medicine 305 (1981): 14.31- 38; и F. P. Siegal, C. Lopez, G. S. Hammer, et al., "Severe Acquired Immunodeficiency in Male Homosexuals, Manifested by Chronic Perianal Ulcerative Herpes Simplex Lesions," New England Journal of Medicine 305 (1981): 1439-44.

12. W. L. Drew, L. Mintz, R. C. Miner, et al., "Prevalence of Cytomegalovirus Infection in Homosexual Men," Journal oflnfectious Diseases 143 (1981): 188-92.

13. H. Masur, M. А. Michelis, J. B. Greene, et al., "An Outbreak of Community-Acquired Pneumocystis carinii Pneumonia," New England Journal of Medicine 305 (1981): 1431—38.

14. W. W. Darrow, D. Barrett, K. Jay, et al., "The Gay Report on Sexually Transmitted Diseases, American Journal of Public Health 71 (1981): 1004-11.

15. Gottlieb, Schroff, Schanker, et al. (1981), см. выше

16. Siegal and Siegal (1983), см. выше

17. W. Rozenbaum, J. P. Coulaid, A. G. Saimot, et al., "Multiple Opportunistic Infection in a Male Homosexual in France," Lancet I (1982): 572-73.

18. Большая часть бюджетной информации в этом разделе получена, если не укзано иное, из следующих источниковU.S. Congress, Committee on Govemment Operations, "Federal Response to AIDS" (Washington, D.C.: Government Printing Office, November 30, 1983); и U.S. House of Representatives, Hearings Before a Subcommittee of the Committee on Government Operations, "Federal Response to AIDS," August 2, 1983.

19. Для этой группы не было выделено никаких фондов на лабораторные исследования, хотя лабораторные исследования обычно наиболее дорогостоящая часть любого научного проекта

20. Вначале группа включала Willy Rozenbaum, Jacques Leibowitch, Serge Kembaum, Jean-Claude Gluckman, David Klatzmann, Odile Picard и Charles Mayaud, а также Claude Villalonga и Jean-Baptiste Brunet. Подробное описание французских попыток борьбы со СПИДом можно посмотреть в: M. D. Grmek, History of AIDS: Emergence and Origin of a Modern Pandemic (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1990).

21. A. R. Moss, P. Bacchetti, M. Gorman, et al., "AIDS in the 'Gay' Areas of San Francisco," Lancet I (1983): 923-24.

22. Хорошее суммарное описание ранних результатов San Francisco Cohort можно найти в статье в Morbidity and Mortality Weekly Report 34 (1985): 573-75, озаглавленной "Update: Acquired Immunodeficiency Syndrome in the San Francisco Cohort Study, 1978-1985."

23. В своей откровенной книге, Koop: The Memories of a Family Physician (New York: Random House, 1991),бывший главный [санитарный] врач США C. Everett Koop описывает в деталях свою борьбу со СПИДом. Он указывает, что "внутри политики, по отношению к СПИДу лежал один, центральный конфликт: СПИД столкнул политику гомосексуальной революции семидесятых с политикой рейгановской революции восьмидесятых"

24. E. N. Brandt, "Implications of the Acquired Immunodeficiency Syndrome for Health Policy," Annals of lnternal Medicine 103 (1985): 771-73.

25. В соответствии с данными U.S. Public Health Service, расходы на борьбу со СПИДом в 1982 и 1983 году выглядели следующим образом:

Агентство

В тыс. долл.

 

1982 фин. год

1983 фин. год

ADAMHA (Alcohol, Drug Abuse, and Mental Health Administration)

$0

$516

CDC (Centers for Disease Control)

2050

6202

FDA (Food and Drug Administration)

150

350

NIH (National Institutes of Health):

   

NCI (Nat'l Cancer Institute)

2400

9790

NHLBI (Nat'l Heart, Lung and Blood Institute)

5

1202

NIDR (Nat'l Institute of Dental Research)

25

25

NINCDS (Nat'l Institute of Neurological, Coronary Disease and Stroke)

31

684

NIAID (Nat'I Institute of Allergy and Infectious Diseases)

297

9223

NEI (Nat'l Eye Institute)

33

45

DRR (Department of Research Resources)

564

699

Всего National Institutes of Health

$3'355

$21'668

Всего

$5'555

$28'736

26. Меморандум, Dr. James Wyngaarden, Director, National Institutes of Health, to Board of

Institute Directors, July 13, 1982.

27. G. Bosker, "Gays and Cancer—Blaming the Victims?" In These Times, 25 августа - 7 сентября, 1982: 2.

28. Эти события описаны в: D. M. Auerbach, W. W. Darrow, H. W. Jaffe, and J. W. Curran, "Cluster of Cases of the Acquired Immune Deficiency Syndrome," American Journal of Medicine 76 (1984): 487-92; W. W. Darrow, "AIDS: Socioepidemiologic Responses to an Epidemic," in R. Ulak and W. F. Skinner, eds., AIDS and the Social Science: Common Threads (Lexington: University Press of Kentucky, 1991), 82-99; и Centers for Disease Control, "A Cluster of Kaposi's Sarcoma and Pneumocystis carinii Pneumonia Among Homosexual Male Residents of Los Angeles and Orange Counties, Califomia," Morbidity and Mortality Weekly Report 31 (1982): 305-7.

29. R. Shilts, "Patient Zero: The Man Who Brought the AIDS Epidemic to California," California, October 1987: 96-99, 149-60; и R. M. Henig, A Dancing Matrix (New York: Alfred A. Knopf, 1993).

30. Первые кластеры СПИДа в среде гомосексуалистов выглядели примерно так:

Пациент Zero - Гаэтан Дугас, бортпроводник из города Квебек-Сити, Канада, чьи полеты часто приводили его в Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Сан-Франциско и Майами

Пациент NY1 - также стюард на авиалинии, чьи полеты в 1974-1978 годах приводили его в основные аэропорты США, Гаити и региона Карибского моря

Пациент LA1 - также стюард на авиалинии, который в 1976-1978 годах летал по маршрутам, включавшим Танзанию, Кению, Италию, Грецию, Францию и Великобританию

Источники: D. M. Auerbach, W. W. Darrow, H. W. Jafie, and J. W. Curran, "Clusters of Cases of the Acquired Immune Deficiency Syndrome," American Journal of Medicine 76 (1984): 487-92; W. W. Darrow, "AIDS: Socioepidemiologic Responses to an Epidemic," in R. Ulack and W. F. Skinner, eds., AIDS and the Social Sciences (Lexington: University Press of Kentucky, 1991), 82-99; and W. W. Darrow, M. E. Gorman, и B. P. Glick, "The Social Origins of AIDS: Social Change, Sexual Behavior, and Disease Trends," in D. A. Feldman and T. M. Johnson, eds., The Social Dimensions of AIDS: Method and Theory (New York: Praeger, 1986), 95-107.

31. В указанной выше книге Auerbach, Darrow, Jaffe и Curran (1984) вопрос латентного периода проанализирован следующим образом:

Возможный источник

Пациент

Дата воздействия

Дата появления симптомов

Латентный период (мес.)

LA4

LA5

12/80

7/81

7

FL1

GA2

10/80

6/81

8

Пациент 0

LA9

11/80

8/81

9

NY18

NY20

7/80

7/81

12

Пациент 0

LA8

2/80

3/81

13

Пациент 0

NY15

4/80

6/81

14

Средний латентный период - 10.5 месяцев

32. L. Corey, "The Diagnosis and Treatment of Genital Herpes," Journal of the American Medical

Association 248(1982): 1041-19.

33. Centers for Disease Control, "Update on Kaposi's Sarcoma and Opportunistic Infections in Previously Healthy People in the United States," Morbidity and Mortality Weekly Report 3 (1982): 294-301.

34. Centers for Disease Control, "Opportunistic Infections and Kaposi's Sarcoma Among Haitians in the United States," Morbidity and Mortality Weekly Report 31 (1982): 353-61.

35. Детальное описание эпидемии СПИД на Гаити и ее политических последствий в США, смотри P. Farmer, AIDS and Accusation: Haiti and the Geography of Blame (Berkeley: University of California Press. 1992).

36. R. Altema and L. Bright, "Only Homosexual Haitians, Not All Haitians," Annals of Internal Medicine 99 (1983): 877.

37. Грубая картина эпидемии, нарисованная Яффе выглядела так:

Источник: H. W. Jaffe, D. J. Bregman, and R. M. Selik, "Acquired Immune Deficiency Syndrome in the United States: The First 1,000 Cases," Journal of Infectious Diseases 148 (1983): 339-45.

38. Centers for Disease Control, "Pneumocystis carinii Pneumonia Among Persons with Hemophilia

A," Morbidity and Mortality Weekly Report 31 (1982): 365-67.

39. Centers for Disease-Control, "Possible Transfusion-Associated Acquired Immune Deficiency Syndrome (AIDS)—California," Morbidity and Mortality Weekly Report 31 (1982): 652-54.

40. Centers for Disease Control, "Unexplained Immunodeficiency and Opportunistic Infections in Infants—New York, New Jersey, California," Morbidity and Mortality Weekly Report 31 (1982): 665-67.

41. B. D. Colen, "Epidemic Baffles U.S. Experts," Newsday, September 12, 1982: 14, 27.

42. H. W. Jafie, D. J. Bregman, and R. M. Selik, "Acquired Immune Deficiency Syndrome in the United States: The First 1,000 Cases," Journal of Infectious Diseases 148 (1983): 339-45.

43. В защиту нерешительной позиции правительств по отношению к контролю запасов крови в США, Канаде и Западной Европе позднее будет приводиться аргумент, что подобные анализы были невозможны до обнаружения этиологического агента СПИД. Однако в отсутствии скринигового теста можно было много сделать по изучению тех лиц, которые были помечены как "больные гемофилией" или "с неизвестными факторами риска" для того, чтобы идентифицировать зараженные источники крови. Запросы на финансирование подобных исследований в США постоянно отклонялись до середины 1980-х годов

44. T. Beardsley, "British AIDS: Whose Blood Can Now Be Safe?" Nature 303 (1983): 102.

45. В 1983 году кровь в США собиралась в 180 региональных центрах и 1800 больницах, все они являлись членами Американской Ассоциации Банков Крови (ААБК). В дополнение к этому 3800 небольших больниц, не являющихся членами ААБК также собирали и переливали кровь. Подробнее, смотри D. M. Surgenor, E. L. Wallace,

S. H. S. Hao, and R. H. Chapman, "Collection and Transfusion of Blood in the United States, 1982-

1988," New England Journal of Medicine 322 (1990): 1646-51.

46. Серия публикаций, за которую Gilbert Gaul получил Пулитцеровскую премию была опубликована в нескольких выпусках Philadlphia Inquier

47. В 1980 примерно 11600 человек страдали гемофилией вследствие недостаточности VIII фактора и примерно 3000 имели недостаточность фактора IX. Оба продукта были выделены и могли быть использованы для лечения

48. Позднее будет установлено, что как минимум 10% внутривенных наркоманов в Нью-Хэйвине к 1982 году уже будут инфицированы вирусом СПИД. Поскольку в других местах было еще большее количество случаев СПИД среди наркоманов, предполагается, что в 1982 году было инфицировано более 10% наркоманов восточного Бруклина, Гарлема, южного Бронкса и Ньюарка. См. R. D'Aquila, A. B. Williams, H. D. Kleber, and A. E. Williams, "Prevalence of HTLV-III Infection Among New Haven, Connecticut, Parenteral Drug Abusers in 1982-1983," New England Joumal of Medicine 314 (1986): 117.

49. Существовали лаборатории, которые смешивали плазму более, чем 30000 доноров для приготовления одной партии VIII фактора. См. P. H. Levine, "HIV Infection in Hemophilia," Journal of Clinical Apheresis 8 (1993): 120-25.

51.Эти данные были рассчитаны автором на основании данных по ИППП 1980 года, а также данных об использовании продуктов крови при гемофилии, которые были опубликованы в i L. M. Aledort, "Current Concepts in Diagnosis and Management of Hemophilia," Hospital Practice, October 1982: 77-92; and National Institutes of Health, "Pilot Study of Hemophilia Treatment in the U.S.," report to the Department of Health, Education, and Welfare, June 30, 1972.

52. Такие показания дал Франсис в суде против производителей продуктов крови в 1992-1994

53. Пользуясь преимуществами "заднего ума", которым мы все крепки, можно заметить, что в 1983 году FDA и производители продуктов крови могли предпринять и другие действия. Не зная причины СПИД они могли снизить угрозу заражения продуктов крови следующим образом:

Закрыть все платные пункты приема крови и плазмы. В США это будет сделано лишь годы спустя под все увеличивающимся давлением добровольного донорства. К 1994 году большинство европейских, азиатских и латиноамериканских стран будут позволять банкам крови платить донорам. В некоторых странах (Бразилия и Индия) большая часть крови будет покупаться, и распространенность загрязнения крови ВИЧ и гепатитами будет, как следствие, очень высокой.

Закрыть все передвижные и стационарные станции сбора крови в районах с большой численностью наркоманов и гомосексуалистов. Некоторые банки крови - особенно те, что оперировали в Сан-Франциско - предприняли подобные шаги в 1983 году. Большинство других банков во всем мире этого не сделали. См. H. A. Perkins, "Safety of the Blood Supply," Journal ofClinical Apheresis 8 (1993): 110-16.

Использовать только кровь от доноров-женщин для смешивания при приготовлении факторов VIII или IX. В 1983 году свыше 90% всех случаев СПИД в Европе и Северной Америке были среди мужчин и, хотя различия между полами будут снижаться с течением времени, вероятность наличия инфекции у женщин в начале 1980х была значительно ниже, чем у мужчин

Консультировать всех доноров на предмет заражения продуктов крови. Просить тех, кто находится в группе риска воздержаться от сдачи крови

Активно работать с хирургами с целью снижения как количества ненужных случаев хирургического вмешательства, так и количества крови, используемого во время ненужных процедур

Подвергать кровь термообработке. Приемлемость термообработки факторов свертывания, уже рутинная процедура при изготовлении альбумина, будет признана эффективной для фактора VIII Jay Levy в середине 1984 года. Только Cutter Laboratories, которая спонсировала работу Леви, начнет стерилизацию. Большинство других продуктов не будут подвергаться такой обработке до середины 1985

54. В тот период времени HTLV-I просто назывался HTLV, поскольку об открытии HTLV-II еще не было объявлено. Однако для того, чтобы избежать путаницы, автор использует обозначения с нумерациией.

55. M. Essex, "Adult T-Cell Leukemia-Lymphoma: Role of a Human Retrovirus," Journal of the National Cancer Institute 69 (1982): 981-85.

56. J. J. Goedert, W. C. Wallen, D. L. Mann, et al., "Amyl Nitrite May Alter T Lymphocytes in Homosexual Men," Lancet I (1982): 412-15. См. также обсуждение роли амилнитритов: I. Gorin, O. Picard, L. LaRoche, et al., "Kaposi's Sarcoma Without the U.S. or 'Popper' Connection," Lancet I (1982): 908; G. R. Seage, K. H. Mayer, C. R. Horsburgh, et al., "The Relation Between Nitrite Inhalants, Unprotected Receptive Anal Intercourse, and the Risk of Human Immunodeficiency Virus Infection," American Journal of Epidemiology 135(1992): 1-11; Letters to the Editor (several authors), "Re: An Autopsy of Epidemiologic Methods: The Case of 'Poppers' in the Early Epidemic of the Acquired Immunodeficiency Syndrome (AIDS)," American Journal of Epidemiology 131 (1990): 195- 200; K. A. Jorgensen, "Amyl Nitrite and Kaposi's Sarcoma in Homosexual Men," Lancet 307 (1982): 893-94; and R. O. Brennan and D. T. Durack, "Gay Compromise Syndrome," Lancet II (1981): 1338-39.

57. " 'Highly Abnormal' B-Cell Function Found in AIDS," Hospital Practice, October 1983: 32- 40; and H. C. Lane, H. Masur, A. H. Rook, et al., "Abnormalities of B Lymphocyte Activation and Immunoregulation in Patients with the Acquired Immunodeficiency Syndrome," New England Journal of Medicine 309 (1983): 453.

58. Письмо Ее Превосходительству Margaret Heckler от 19 мая 1983 года, подписанное by Donald Abrams, Jay Levy, W. J. W. Morrow, Conrad Casavant, Andrew Moss, Marcus Conant. William Drew, Daniel Stites, Paul Volberding, John Ziegler, and John Greenspan, всем University of Califomia at San Francisco.

59. Robert S. Walker (Pennsylvania), Frank Horton (New York), John N. Ehlenbom (Illinois), Lyle Williams (Ohio), William F. Clinger, Jr. (Pennsylvania), Judd Gregg (New Hampshire), Dan Burton (Indiana), Alfred A. McCandless (California), Larry Craig (Idaho), and Dan Schaefer (Colorado).

60. Groupe de Travail Francais sur le SIDA, "Le Syndrome d'lmmuno-deficit Acquis," La Presse Medicale 12 (1983): 2453-56.

61. Centers for Disease Control, "Experimental Infection of Chimpanzees with Lymphadenopathy- Associated Virus," Morbidity and Mortality Weekly Report 33 (1984): 442-44. К тому времени, когда CDC наконец нашла ресурсы для исследования на животных, исследовательская группа из Института Пастера уже идентифицировала наличие ретровируса у пациента со СПИД и назвала его лимфоаденопатия-ассоциированный вирус или LAV. Поэтому специалисты CDC действительно ввели в тестовых животных вирусный материал. Вирус проник в клетки животных и начал размножаться, однако к августу 1984 никаких проявлений заболевания отмечено не было.

62. J. Gerstoft, A. Malchow-Moller, I. Bygbjerg, et al., "Severe Acquired Immunodeficiency in European Homosexual Men," British Medical Journal 235 (1982): 17-19.

63. Gorin, Picard, LaRoche, et al. (1982), см. выше

64. Groupe de Travail Francais sur le SIDA, "Sarcome de Kaposi et Infections Opportunistes chez des Subjets Jeunes sans Antecedent Susceptible d'Entrainer une Immuno-depression," La Presse Medicale 12 (1983): 2431-34. Другие случаи, с которыми был знаком Лейбович описаны в J.B. Brunet, E. Bouvet, J. Liebowitch, et al., "Acquired Immunodeficiency Syndrome in France," Lancet I (1983): 700-01.

65. N. Clumeck F. Mascaret-Lemone, J. deMaubeuge, et al., "Acquired Immune Deficiency Syndrome in Black Africans," Lancet l (1983): 642.

66. R. M. DuBois, J. R. Mikhail, and J. C. Batten, "Primary Pneumocystis carinii and Cytomeg- alovirus Infections," Lancet II (1981): 1339; J. L'Age-Stehr, R. Kunze, and M. A. Koch. "AIDS in West Germany," Lancet II (1983): 1370-71; G. Rezza, G. Ippolito, G. Marasca, and D. Greco, "AIDS in Italy," Lancet II (1984): 642; W. Rozenbaum, D. Klatzmann, C. Mayaud, et al., "Syndrome d'lmmunodepression Acquire chez 4 Homosexuals," La Presse Medicale 12 (1983): 1149-54; O. Tello, "AIDS in Spain," Lancet II (1984): 1472; and H. K. Thomsen, M. Jacobsen, and A. Malchow-Moller, "Kaposi Sarcoma Among Homosexual Men in Europe," Lancet II (1981); 688.

67. Вместе с Монтанье в лаборатории работали Francoise Barre-Sinoussi, Jean-Claude Chermann, David Klatzmann, Jean-Claude Gluckman, Marc Alizon, Simon Wain-Hobson, Pierre Sonige, и Christine Rouzioux.

68. История открытия вируса иммунодефицита человека, ВИЧ-1, все еще настолько окружена спорами, что даже в 1990ые годы абсолютно объективное освещение проблемы не возможно. Действительно, чем дольше история обсуждается в средствах массовой информации, научной печати, залах Конгресса и Ассамблеи, патентных судах США, в NIH и Институте Пастера, тем сложнее становится отлелить факты от вымысла, личностные особенности от достижений, национализм от законного научного соревнования, политику от науки.

Для целей книги нет необходимости интерпретировать историю открытия ВИЧ-1 или в деталях анализировать франко-американские споры. Не столь это важно и для вопроса появления эпидемии.

Тем не менее, заинтересованый читатель, желающий придти к собственным выводам о том, кто открыл ВИЧ-1, и насколько вредной была научная дуэль для исследований СПИД может начать со следующих источников:

• M. Chase, "French Scientists Sue U.S. on AIDS Research Royalties," Wall Street Journal, December 16, 1985: A1.

• Connor and Kinpman (1988), см. выше, Chapters 3 and 4.

• J. Crewdson, "The Great AIDS Quest," Chicago Tribune, November 19, 1989: Al.

• F. J. Dyson, "Science in Trouble," American Scholar 62 (1993); 513-25.

• A. G. Fettner, Viruses: Agents ofChange, Part III (New York: McGraw-Hill, 1990).

• Gallo, Virus Hunting (1991), см. выше, Part III.

• R. C. Gallo, G. M. Shaw, and P. D. Markham, "The Etiology of AIDS," Chapter 2 in V. T. DeVita, S. Hellman, and S. A. Rosenberg, eds., A/DS: Etiology, Diagnosis, Treatment and Prevention (New York: J. B. Lippincott, 1985).

• M. D. Grmek (1990), см. выше, Chapters 6 and 7.

• Groupe de Travail Francais sur le SIDA, "Le Syndrome d'lmmuno-deficit Acquis: Une Nouvelle Maladie d'Origine Infectieuse?" La Presse Medicale 12 (1983): 2453-56.

• C. Marwick, "French, U.S. Viral Isolates Compared in Search for Cause of AIDS," Journal of the American Medical Association 251 (1984): 2901-9.

• J. Palca, "Hints Emerge from the Gallo Probe." Science 253 (1991): 728-31.

• D. Remnick, "Robert Gallo Goes to War," Washington Post, August 9. 1987: 11, 43.

• Research Integrity Adjudications Panel, Docket No. A-93-100, Decision No. 1446, U.S. Department of Health and Human Services, 1993.

• "Settling the AIUS Virus Dispute" and 'The Chronology of AIDS Research," обе публикации в Nature 326 (1987): 425-26 и 435-36.

• B. Seytre, "British Say Pasteur Institute Slighted Their Help on AIDS Test," Nature 358 (1992) 358.

• R. Shilts (1987), см. выше

• "The One True Virus," The Economist, June 8, 1991: 83-84.

• B. Werth, "By AIDS Obsessed," GQ Magazine, August 1991: 144-208.

69. В 1982-1985 годах вместе с Р. Гало в Национальном институте рака работали Flossie Wong-Stahl, M. G. Samgadharan, S. Zaki Salahuddin, Mikulas Popovic, Beatrice Hahn, George Shaw, Howard Streicher, и Genoveffa Franchini.

70. J. Maurice, "Human T Leukemia Virus Still Suspected in AIDS," Journal of the American Medical Association 250 (1983): 1015-21.

71. Рабочая группа Леви включала Anthony Hofiman, Susan Kramer, Jill Landis, Joni Shimabukuro и Lyndon Oshiro.

72. J. A. Levy and J. S. Ziegler, "Acquired Immunodeficiency and Kaposi's Sarcoma Results from Secondary Immune Stimulant," Lancet II (1983): 78-81.

73. R. T. Ravenholt, "Role ofHepatitis B Virus in Acquired Immunodeficiency Syndrome," Lancet II(1983): 885-86.

74. M.H. Poleski, "Kaposi's Sarcoma and Hepatitis B Vaccine," Annals of Internal Medicine 97 (1982): 5; M. I. McDonald, J. D. Hamilton, and D. T. Duract, "Hepatitis B Surface Antigen Could Harbour the Infective Agent of AIDS," Lancet II (1983): 882-84; письма разных авторов в New England Journal of Medicine 312 (1985): 375-76; H. S. Sacks, D. N. Rose, and T. C. Chalmers, "Should the Risk of Acquired Immunodeficiency Syndrome Deter Hepatitis B Vaccination?" Journal of the American Medical Association 252 (1984): 3375-77; и Centers for Disease Control, "Hepatitis B Vaccine: Evidence Confirming Lack of AIDS Transmission," Morbidity and Mortality Weekly Report 33 (1984): 685-87.

75. H. L. Coulter, AIDS and Syphitis: The Hidden Link (Berkeley, CA: North Atlantic Books, 1987).

76. H. H. Neumann, "Use of Steroid Creams as a Possible Cause of Immunosuppression in Homosexuals," New England Journal of Medicine 306 (1982): 935.

77. P. N. Goldwater, B. J. L. Synek, T. D. Koelmeyer, and P. J. Scott, "Scrapie-Associated Fibrils and AIDS Encephalopathy," Lancet II (1985): 1300.

78. J. Teas, "Could AIDS Agent Be a New Variant of African Swine Fever Virus?" Lancet I (1983): 922-23; and J. Beldekas, J. Teas, and J. R. Hebert, "African Swine Fever and AIDS," Lancet I (1986): 564-65.

79. Великолепный анализ этой и других теорий происхождения и причин СПИД см.

R. Sabatier, Blaming Others: Prejudice, Race and Worldwide AIDS (London: Panos Institute, 1988).

80. R. J. Ablin and M. J. Gonder, "Possible Immunosuppressive Factors in Blood Products," Annals of lnternal Medicine 100 (1984): 155-56.

81. T. J. Greenwalt, "Blood-Products Transfusion and the Acquired Immunodeficiency Syndrome," Annals of Internal Medicine 100 (1984): 155.

82. A. J. Amman, D. W. Wara, S. Dritz, et al., "Acquired Immunodeficiency in an Infant: Possible Transmission by Means of Blood Products," Lancet l (1983): 956-58; G. Angarano, G. Pastore, L. Monno, et al., "Rapid Spread ofHTLV-II Infection Among Drug Addicts in Italy," Lancet II (1985): 1302; J. R. Bove, "Transfusion-Associated AIDS: A Cause for Concern," New England Journal of Medicine 310 (1984): 115-16; J. R. Jett, J. N. Kuritsky, J. A. Katzmann, and H. A. Homburger, "Acquired Immunodeficiency Syndrome Associated with Blood-Product Transfusion," Annals of Internal Medicine 99 (1983): 621-24; E. Lissen, I. Wichmann, J. M. Jimenez, and F. Andrew-Kern, "AIDS in Haemophilia Patients in Spain," Lancet I (1983): 992; M. Malbye, R. J. Biggar, J. C. Chermann, et al., "High Prevalence of Lymphadenopathy Virus (LAV» in European Haemophiliacs," Lancet 11 (1984): 40-41; and J. Wood, "AIDS Mystery: Why It Misses Many Blood Recipients," San Francisco Chronicle, July 10, 1983: A4.

83. R. D. deShazo, A. Andes, J. Nordberg, et al., "An Immunologic Evaluation of Hemophiliac Patients and Their Wives," Annals of Internal Medicine 99 (1983): 159-64.

84. H. W. Jaffe, K. Choi, P. A. Thomas, et al., "National Case-Control Study of Kaposi's Sarcoma and Pneumocystis carinii Pneumonia in Homosexual Men: Part 1, Epidemiologic Results," Annals of Internal Medicine 99 (1983): 145-51.

85. M. F. Rogers, D. M. Morens, J. A. Stewart, et al., "National Case-Control Study of Kaposi's Sarcoma and Pneumocystis carinii Pneumonia in Homosexual Men: Part 2, Laboratory Results," Annals of lnternal Medicine 99 (1983): 151-58.

86. Nature 302 (1983): 749-50.

87. D. P. Francis, J. W. Curran, and M. Essex, "Epidemic Acquired Immune Deficiency Syndrome: Epidemiologic Evidence for a Transmissible Agent," Journal of the National Cancer Institute 71 (1983): 1-4

88. Press release of the Office of Cancer Communications, National Cancer Institute, May 12, 1983. Пресс-релиз цитирует исследования, опубликованные в Science were: R. C. Gallo, P. S. Sarin, E. P. Gelmann, et al., "Isolation of Human T-Cell Leukemia Virus in Acquired Immune-Deficiency Syndrome (AIDS)," Science 220 (1983): 865-67; E. P. Gelmann, M. Popovic, D. Blayney, et al., "Proviral DNA of a Retrovirus, Human T-Cell Leukemia Virus, in Two Patients with AIDS," Science 220 (1983): 862-65; M. Essex, M. F. McLane, T. H. Lee, et al., "Antibodies to Cell Membrane Antigens Associated with Human T-Cell Leukemia Virus in Patients with AIDS," Science 220 (1983): 859-62; and F. Barre- Sinoussi, J. C. Chermann, F. Rey, et al., "Isolation of a T-Lymphotropic Retrovirus from a Patient at Risk for Acquired Immunodeficiency Syndrome (AIDS)," Science 220 (1983): 868-71.

89. J. Oleske, A. Minnefor, R. Cooper, et al., "Immune Deficiency Syndrome in Children,"Journal of the American Medical Association 249 (1983): 234S-4.9; и A. Rubinstein, M. Sicklick, A. Gupta, et al., "Acquired Immunodeficiency with Reversed T4/T8 Ratios in Infants Born to Promiscuous and Drug-Addicted Mothers," Journal of the American Medical Association 249 (1983): 2350-56.

90. Centers for Disease Control, "Immunodeficiency Among Female Sexual Partners of Males with Acquired Immune Deficiency Syndrome (AIDS)—New York," Morbidity and Mortality Weekly Report 31 (1983): 697-98.

91. Есть несколько источников для заинтересованного читателя: A. Goldstein, Addiction: From. Biology to Drug Policy (New York: W. H. Freeman, 1994); и E. M. Brecher, Licit and Illicit Drugs (Boston: Little, Brown, 1972). Книга Goldstein содержит очень подробный список литературы.

92. R. V. Henrickson, D. H. Maul, K. G. Osbom, et al., "Epidemic of Acquired Immunodeficiency in a Colony of Macaque Monkeys," Lancet l (1983): 388-90.

93. M. D. Daniel, N. W. King, N. L. Letvin, et al., "A New Type D Retrovirus Isolated from Macaques with an Immunodeficiency Syndrome," Science 223 (1984): 602-5.

94. G. Weissman, "AIDS and Heat," Hospital Practice, October 1983: 136-49.

95. I. Braveny, "AIDS—A New Plague?" European Journal of Clinical Microbiology 2 (1983): 183-85.

96. См. D. Grady, "AIDS: A Plague of Fear," Discover, July 1983: 73-77; J. E. Groopman and M. S. Gottlieb, "AIDS; The Widening Gyre," Nature 303 (1983): 575-76; and Shilts (1987), см. выше

97. Maurice (1983), см. выше

98. Groupe de Travail Francais sur le SIDA, "Le Syndrome d'lmmunodeficit Acquis," La Presse Medicale 12 (1983): 2453-56.

99. H. W. Jaffe, D. P. Francis, M. F. McLane, et al., "Transfusion-Associated AIDS: Serologic Evidence of Human T-Cell Leukemia Virus Infection of Donors," Science 223 (1984): 1309-12.

100. E. Vilmer, F. Barre-Sinoussi, C. Rouzioux, et al., "Isolation of New Lymphotropic Retrovirus from Two Siblings with Haemophilia B, One with AIDS," Lancet I (1984): 753-57.

101. M. Chase, "Cancer Virus Tied to AIDS May Be Disclosed Soon," Wall Street Journal, April 16,1984: A1.

102. M. Popovic, M. G. Samgadharan, E. Read, and R. Gallo, "Detection, Isolation, and Continuous Production of Cytopathic Retroviruses (HTLV-III) from Patients with AIDS and Pre-AIDS," Science 224 (1984): 497-500; R. C. Gallo, S. Z. Salahuddin, M. Popovic, et al., "Frequent Detection and Isolation of Cytopathic Retroviruses (HTLV-III) from Patients with AIDS and at Risk for AIDS," Science 224 (1984): 500-2; J. Schupbach, M. Popovic, R. V. Gilden, et al., "Serological Analysis of a Subgroup of Human T-Lymphotropic Retroviruses (HTLV-III) Associated with AIDS," Science 224 (1984): 503-5; and M. G. Samgadharan, M. Popovic, L. Bruch, et al., "Antibodies Reactive with Human T-Lymphotropic Retroviruses (HTLV-III) in the Serum of Patients with AIDS," Science 224 (1984): 506-8.

103. C. Marwick, "French, U.S. Viral Isolates Compared in Search for Cause of AIDS," Journal of the American Medical Association 251 (1984): 2901-09.

104. L. G. Gurtler, D. Wemicke, J. Eberle, et al., "Increase in Prevalence of Anti-HTLV-III in Haemophiliacs," Lancet II (1984): 1275-76; and J. E. Groopman, S. Z. Salahuddin, M. G. Sarngad- haran, et al., "Virologic Studies in a Case of Transfusion-Associated AIDS," New England Journal of Medicine 311 (1984): 1418-22.

105. G. M. Shaw, B. H. Hahn, S. K. Arya, etal., "Molecular Characterization of Human T-Cell Leukemia (Lymphotropic) Virus Type III in the Acquired Immune Deficiency Syndrome," Science 226 (1984): 1165-71; and M. Alizon, P. Sonigo, F. Barre-Sinoussi, et al., "Molecular Cloning of Lymphadenopathy-Associated Virus," Nature 312 (1984): 757-60.

106. J. A. Levy, A. D. Hoffmann, S. M. Kramer, et al., "Isolation of Lymphocytopathic Retroviruses from San Francisco Patients with AIDS," Science 225 (1984): 840-42.

107. P. A. Luciw, S. J. Potter, K. Steimer, et al., "Molecular Cloning of AIDS-Associated Retrovirus," Nature 312 (1984): 760-63.

108. A. G. Dagliesh, P. C. L. Beverley, P. R. Clapham, et al., "The CD4 (T4) Antigen Is an Essential Component of the Receptor for the AIDS Retrovirus," Nature 312 (1984); 763-66.

109. S. Wain-Hobson, P. Sonigo, O. Danos, et al., "Nucleotide Sequence of the AIDS Virus, LAV." Cell 40 (1985): 9-17; L. Ratner, W. Haseltine, R. Patarca, et al., "Complete Nucleotide Sequence of the AIDS Virus, HTLV-HI," Nature 313 (1985): 277-84; and I. M. Chiu, A. Yaniv, J. E. Dahlberg, et al., "Nucleotide Sequence Evidence for Relationship of AIDS Retrovirus to Lentivirus," Nature 317 (1985): 366-68.

110. S. Broder and R. C. Gallo, "A Pathogenic Retrovirus (HTLV-III) Linked to AIDS," New England Journal of Medicine 311 (1984): 1292-1303.

111. В 1993 году ученые ВОЗ придут к выводу, что по крайней мере один местный подтип (названный D и обнаруживаемый в разных частях Танзании, Уганды и Руанды) отличается от всех остальных ВИЧ планеты. Он обладал генетической способностью к мгновенному инфицированию макрофагов, без участия промежуточных клеток, и вызывать разрушение Т-клеточной системы иммунитета в течение месяцев, а не лет. До 12% инфицированных подтипом D прогрессировали от асимптоматической инфекции до СПИД менее, чем за 12 месяцев.

112. "AIDS in Europe, Status Quo 1983." European Journal of Cancer and Clinical Oncology 20 (1984): 155-73; Brunet, Bouvet, Liebowitch, et al. (1983), см. выше; I. C. Bygbjerg, "AIDS in a Danish Surgeon (Zaire 1976)," Lancet I (1983): 925; Clumeck, Mascart-Lemone, deMaubeuge, et al. (1983), см. выше; N. Clumeck, J. Sonnet, H. Taelman, et al., "Acquired Immunodeficiency Syndrome in African Patients," New England Journal ofMedicine 310 (1984): 492-97; D. Edwards, P. G. Harper, A. K. Pain, et al., "Kaposi's Sarcoma Associated with AIDS in a Woman from Uganda," Lancet l (1984): 631-32; G. Offenstadt, P. Pinta, P. Hericord, et al., "Multiple Opportunistic Infection Due to AIDS in a Previously Healthy Black Woman from Zaire," New England Journal of Medicine 308 (1983): 775; and J. Vandepitte, R. Verwilghen, and P. Zachee, "AIDS and Cryptococcosis (Zaire 1977)," Lancet l (1983): 925-26.

113. A. Ellrodt, F. Barre-Sinoussi, Ph. LeBras, et al., "Isolation of Human T-Lymphotropic Retrovirus (LAV) from Zairian Married Couple, One with AIDS, One with Prodromes," Lancet I (1984): 1383-85

114. Clumeck, Sonnet, Taelman, et al. (1984), см. выше

115. P. Van de Perre, D. Rouvroy, P. Lepage, et al., "Acquired Immunodeficiency Syndrome in Rwanda," Lancet II (1984): 62-65.

116. B. IvanofiF, P. Duquesnoy, G. Languillat, et al., "Haemorrhagic Fever in Gabon: I. Incidence of Lassa, Ebola and Marburg Vimses in Haut-Ogooue," Transactions of the Royal Society of Tropical Medicine and Hygiene 76 (1982): 719-20.

117. N. J. Cox, J. B. McCormick, K. M. Johnson, and M. P. Kiley, "Evidence for Two Subtypes of Ebola Virus Based on Oligonucleotide Mapping of RNA," Journal of lnfectious Diseases 147 (1983): 272-75.

118. P. Piot, T. C. Quinn, H. Taelman, et al., "Acquired Immunodeficiency Syndrome in a Heterosexual Population in Zaire," Lancet I (1984): 65-69.

119. R. Shilts, 'The Heterosexual Connection: AIDS Researehers Look to Africa," San Francisco Chronicle, November 7, 1984: 5.

120. SIDA - это французское обозначение СПИД

121. F. Brun-Vezinet, C. Rouzioux, L. Montagnier, et al., "Prevalence of Antibodies to Lymphadenopathy-Associated Retrovirus in African Patients with AIDS," Science 236 (1984): 453-56.

122. J. M. Mann, H. Francis, T. Quinn, et al., "Surveillance for AIDS in a Central African City," Journal of the American Medical Association 255 (1986): 3255-59.

123. Это также было опубликовано. icd. See P. Van de Perre, N. Clumeck, M. Carael, et al., "Female Prostitutes: A Risk Group for Infection with Human T-Cell Lymphotropic Virus Type III," Lancet II (1985): 524-26; and N. Clumeck, M. Robert-GurofF, and P. Van de Perre, "Seroepidemiological Studies of HTLV-III Antibody Prevalence Among Selected Groups of Heterosexual Africans," Journal ofthe American Medical Association 254 (1985): 2599-2602c.

124. Труды Первой Международной конференции по СПИД были опубликованы в Annals of lntemal Medicine, Vol. 103, No. 5 (1985). Кенийские данные приведены в R. J. Biggar, B. K. Johnson, C. Oster, et al., "Regional Variation in Prevalence of Antibody Against Human T-Lymphotropic Virus Types I and III in Kenya, East Africa," International Journal of Cancer 35 (1985): 763-67.

125. R. J. Biggar, M. Melbye, L. Kestens, et al., "Seroepidemiology of HTLV-III Antibodies in a Remote Population of Eastern Zaire," British Medical Joumal 290 (1985): 808-10.

126. W. C. Saxinger, P. H. Levine, A. G. Dean, et al., "Evidence for Exposure to HTLV-III in Uganda Before 1973," Science 227 (1985): 1036-38.

127. Это также было опубликовано. . See P. J. Kanki, M. F. McLane, and N. W. King, "Serologic Identification and Characterization of a Macaque T-Lymphotropic Retrovirus Closely Related to HTLV- III," Science 228 (1985): 1199-1201; M. D. Daniel, N. L. Letvin, N. W. King, et al., "Isolation of T-Cell Tropic HTLV-III-like Retrovirus from Macaques," Science 228 (1985): 1201^1.; and P. J. Kanki, R. Kurth, W. Becker, et al., "Antibodies to Simian T-Lymphotropic Virus Type III in African Green Monkeys and Recognition of STLV-III Viral Proteins by AIDS and Related Sera," Lancet I (1985): 1330-32.

Во время выборов в Южной Африке в середине 1980х белые политики широко использовались раздутыми данными по заболеваемости СПИД в Африке. Один кандидат правых даже заявлял, что бойцы АНК в Замбии сознательно заражались СПИД, проникали на территорию ЮАР, а затем занимались сексом с белыми женщинами для того, чтобы распространить СПИД среди буров.

Раздутые данные о СПИД были частым признаком режима апартеида. См., например S. Simmie, "One in Ten Africans Has AIDS," Weekly Mail, Johannesburg, May 20-June 5, 1986: 9.

129. United Nations Development Programme, Human Development Report 1993 (Oxford, Eng.: Oxford University Press, 1993). Согласно ООН, военные расходы в не-арабских странах Африки были таковы:

Ранг/Страна

Военные расходы в % ВВП

 

Военные расходы как % расходов на здоровье и образование

 

Ежегодный импорт обычных вооружений 1987-1991, в млн. долл.

 

1960

1990

1977

1990

 

63/Сейшелы

-

-

-

-

-

104/Ботсвана

-

2,5

-

16

18

107/Алжир

2,1

1,5

26

18

220

109/Габон

-

4,5

16

63

33

114/Кейп-Верде

-

-

-

-

-

117/Свазиленд

-

-

5

20

-

120/Лесото

-

-

-

-

1

121/Зимбабве

-

7,3

116

65

58

125/Сан-Томе и Принципе

-

-

-

-

-

126/Конго

0,3

3,2

51

50

0

127/Кения

0,5

2,4

52

31

43

128/Мадагаскар

0,3

1,4

44

34

-

130/Замбия

1,1

3,2

140

43

-

131/Гана

1,1

0,6

14

13

11

133/Камерун

1,7

2,1

36

51

4

135/Намибия*

-

-

-

-

-

136/Берег Слоновой Кости

0,5

1,2

10

14

12

138/Танзания

0,1

6,9

58

108

-

139/Коморос

-

-

-

-

-

140/Заир

-

1,2

54

67

-

142/Нигеря*

0,2

0,9

92

65

75

144/Либерия*

1,1

-

18

29

-

145/Того

-

3,2

28

46

5

146/Уганда*

-

0,8

63

-

-

149/Руанда*

-

1,7

77

35

1

150/Сенегал

0,5

2,0

51

-

6

151/Эфиопия*

1,6

13,5

121

239

121

153/Малави

-

1,5

50

31

2

154/Бурунди

-

2,2

65

65

-

155/Экваториальная Гвинея

-

-

125

-

-

156/Центрально-Африканская Республика

-

1,8

36

41

1

157/Мозамбик*

-

-

132

-

-

158/Судан*

1,5

2,0

94

-

46

160/Ангола*

-

20,0

-

-

721

161/Мавритания*

-

-

154

-

-

162/Бенин

1,1

2,0

22

-

1

164/Гвинея-Биссау

-

-

-

-

-

165/Чад*

-

-

150

-

14

166/Сомали*

-

3,0

91

500

-

167/Гамбия

-

-

-

-

-

168/Мали

1,7

3,2

62

83

6

169/Нигер

0,3

0,8

18

21

-

170/Буркина Фассо*

0,6

2,8

92

85

-

172/Сьерра-Леоне

-

0,7

18

11

2

173/Гвинея*

1,3

-

27

-

5

Страны отсортированы по индексу человеческого развития (UNDP)

* - эти страны находились в состоянии войны, гражданской войны или беспорядков в период с 1983 по 1987 годы

130. Аналогичная картина фрагментации и превращения в пустыню района дождевых лесов позднее наблюдался в бассейне Амазонки в Южной Америке. См. J. deOnis, The Green Cathedral: Sustainable Development of Amazonia (New York: Oxford University Press, 1992).

131. R. J. Biggar, P. L. Gigasse, M. Melbye, et al., "ELISA HTLV Retrovirus Antibody Reactivity Associated with Malaria and Immune Complexes in Healthy Africans," Lancet II (1985): 520-23.

132. D. Serwadda, R. D. Mugerwa, N. K. Sewankambo, et al., "Slim Disease: A New Disease in Uganda and Its Association with HTLV-III Infection," Lancet II (1985): 849-52.

133. See T. C. Quinn, J. M. Mann, J. W. Curran, and P. Piot, "AIDS in Africa: An Epidemiologic Paradigm," 5cience 234 (1986): 955-56.

134. A. E. Greenberg, C. A. Schable, A. J. Sulzer, et al., "Evaluation of Serological Cross- Reactivity Between Antibodies to Plasmodium and HTLV-III/LAV," Lancet II (1986): 247-48; A. Srinivasan and D. York, "Lack of HIV Replication in Arthropod Cells," Lancet I (1987): 094-95; D. Connelley, "Bedbugs and HIV," New Scientist (June 5. 1986): 69; J. C. Chermann, "Isolation of AIDS Virus from Insects," Comptes Rendues d'Academie des Sciences, Series A, 303: 303—6; Office of Technology Assessment, AIDS-Related Issues, Staff Paper 1, September 1987, report to the U.S. Congress (Washington, D.C.: Government Printing Office); and M. J. Blaser, "Acquired Immunodeficiency Syndrome Possibly Arthropod-Bome," Annals of Internal Medicine 99 (1983): 877.

135. P. J. Kanki, M. F. McLane, and N. W. King, "Serologic Identification and Characterization of a Macaque T-Lymphotropic Retrovirus Closely Related to HTLV-III," Science 22Q (1985): 1199- 1201

136. J. M. Mann, H. Francis, F. Davachi, et al., "Risk Factors for Human Immunodeficiency Virus Seropositivity Among Children 1-24 Months Old in Kinshasa, Zaire," Lancet II (1986): 654-56.

137. J. M. Mann, K. Bila, R. L. Colebunders, et al., "Natural History ofHuman Immunodeficiency Virus Infection in Zaire," Lancet H (1986): 707-9; Quinn, Mann, Curran, and Piot (1986), см. выше; and K. Kayembe, J. M. Mann, H. Francis, et al., "Prevalence des Anticorps Anti-HIV chez les Patients Non Atteints de SIDA ou de Syndrome Associe au SIDA a Kinshasa, Zaire," Annals de la Societe Belge de Medecine Tropique 66 (1986): 343-48.

138. J. M. Mann, H. Francis, F. Davachi, et al., "Human Immunodeficiency Virus Seroprevalence in Pediatric Patients 2 to 14 Years of Age at Mama Yemo Hospital, Kinshasa, Zaire," Pediatrics 78 (1986): 673-78.

139. J. M. Mann, H. Francis, T. C. Quinn, et al., "HIV Seroprevalence Among Hospital Workers in Kinshasa, Zaire," Journal of the American Medical Association 256 (1986); 3099-3102.

140. M. Melbye, E. K. Njelesani, A. Bayley, et al., "Evidence for Heterosexual Transmission and Clinical Manifestations of Human Immunodeficiency Virus Infection and Related Conditions in Lusaka, Zambia," Lancet II (1986): 113-15.

141. Танзания, Заир, Центрально-Африканская Республика, Замбия, Конго, Кения, Руанда, Бурунди и Уганда

142. M. Grmek, Histoire du S1DA: Debut et Origine d'une Pandemie Actuelle (Paris: Editions Payout, 1989)

143. Sabatier (1988), см. выше

144. Американский политолог Альфред Фортин так описал атмосферу в речи в 1986 году на конференции "Проблемы СПИД" (Майами, Флорида, 12-16 ноября): "И вот получается, что из достаточно обычных интеллектуальных попыток исследовать вопросы здоровья появляется политика Востока и Запада, правых и левых, насилия и мира, самой жизни и смерти. В этих вопросах здоровья и здравоохранения мы можем видеть борьбу против колониализма и неоколониализма, против финансовой экплуатации транснациональными корпорациями, армий, против атак природы и, больше всего, против трагедий бедности и невежества. Именно в этом контексте - большой политики борьбы и выживания, должен анализироваться вопрос СПИД в Африке".

145. Подобный вид молекулярной эпидемиологии стал возможен после изобретения в 1986 году Кэри Муллисом ПЦР (полимеразной цепной реакции). Эта техника позволила ученым выделять из биологической массы кусок ДНК или РНК и делать неограниченное количество копий материала. Таким образом невозможное стало возможным. В 1991 году CDC будет использовать эту технику для того чтобы определить, действительно ли флоридский дантист Дэвид Эйсер инфицировал своих пациентов ВИЧ. Со штамма ВИЧ, обнаруженного в крови Эйсера были сняты "отпечатки пальцев" при помощи ПЦР и затемих сравнили с "отпечатками пальцев" штаммов ВИЧ его пациентов. Таким образом агентство доказало, что ВИЧ Эйсера был действительно идентичен таковым у его пациентов - совпадение, которое не могло быть случайностью.

Прекрасное описание ПЦР можно найти в статье: K. B. Mullis, '"The Unusual Origin of the Polymerase Chain Reaction," Scientific American, April 1990: 56-65.

146. B. L. Evatt, E. D. Gompert, J. S. McDougal, and R. B. Ramsey, "Coincidental Appearance of LAV/HTLV-III Antibodies in Hemophiliacs and the Onset of the AIDS Epidemic," New England Journal of Medicine 312 (1985): 483-86.

147. J. D. Moore, E. J. Cone, and S. S. Alexander, "HTLV-III Seropositivity in 1971-1972 Parenteral Drug Abusers: A Case of False Positives or Evidence of Viral Exposure?" New England Journal of Medicine 314 (1986): 1387-88.

148. H. Nelson and R. Sleinbrook, "Drug Users—Not Gays—Called First AIDS Victims," Los Angeles Times, October 18, 1985: Al; and D. Perlman, "Drug Users Started AIDS Epidemic, Doctor Says," San Francisco Chronicle, October 18, 1985: 28.

149. Darrow, Gorman, and Glick (1986), см. выше

150. M. Elvin-Lewis, M. Witte, C. Witte, et al., "Systemic Chlamydial Infection Associated with Generalized Lymphedema and Lymphangio-sarcoma,"Lymphology 6(1973): 113—21; and M. H. Witte, C. L. Witte, L. L. Minnich, et al., "AIDS in 1968," Journal of the American Medical Association 251 (1984): 2657.

151. R. F. Garry, M. H. Witte, A. Gottlieb, et al., "Documentation of an AIDS Virus Infection in the United States in 1968," Journal of the American Medical Association 260 (1988): 2085-87.

152. G. R. Hennigar, K. Vinijchaikul, A. L. Roque, and H. A. Lyons, "Pneumocystis carinii Pneumonia in an Adult: Report of a Case," American Journal of Clinical Pathology 35 (1961): 353-64.

153. I. C. Bygbjerg, "AIDS in a Danish Surgeon (Zaire 1976)," Lancet I (1983): 925.

154. C. F. Lindboe, S. S. Froland, K. W. Wefring, et al., "Autopsy Findings in Three Family Members with a Presumably Acquired Immunodeficiency Syndrome of Unknown Origin," Acta Pathology, Microbiology and Immunology, Scandinavia 94 (1986): 117-23; and S. S. Froland, P. Jenum, C. F. Lindboe, et al., "HIV-1 Infection in a Norwegian Family Before 1971," Lancet I (1988): 1344-45.

155. G. Williams, T. B. Stretton, and J. C. Leonard, "Cytomegalic Inclusions Disease and Pneu- mocystis carinii Infection in an Adult," Lancet II (1960): 951—55; and G. Williams, T. B. Stretton, and J. C. Leonard, "AIDS in 1959?" Lancet II (1983): 1136.

156. J. R. Leonidas and N. Hyppolite, "Haiti and the Acquired Immunodeficiency Syndrome," Annals of lnternal Medicine 98 (1983): 1020-21.

157. L. Gazzolo, A. Gessain, A. Carrel, et al., "Antibodies to HTLV-III in Haitian Immigrants to French Guiana," New England Joumal of Medicine 311 (1984): 1252-53.

158. A. E. Pitchenik, M. A. Fischl, G. M. Dickinson, et al., "Opportunistic Infections and Kaposi's Sarcoma Among Haitians: Evidence of a New Acquired Immunodeficiency State," Annals of Internal Medicine 98 (1983): 277-86; and J. W. Pape, B. Liautaud, F. Thomas, et al., "Characteristics of the Acquired Immunodeficiency Syndrome (AIDS) in Haiti," New England Journal of Medicine 309 (1983): 945-50.

159. R. Colebunders, H. Taelman, and P. Piot, "AIDS: An Old Disease from Africa?" British Medical Journal 289 (1984): 765.

160. J. Seligmann, M. Hager, and D. Seward, "Tracing the Origin of AIDS," Newsweek, May 7, 1984: 101-2; and P. Van de Perre, D. Rouvroy, P. LePage, et al., "Acquired Immunodeficiency Syndrome in Rwanda," Lancet II (1984): 62-69.

161. J. K. Kreiss, D. Koech, F. A. Plummer, et al., "AIDS Virus Infection in Nairobi Prostitutes," New England Journal of Medicine 314 (1986): 414-18.

162. J. Emmanuel, директор Службы переливания крови Зимбабве, личное сообщение, 1986. Также см. "Health Education a Must in AIDS Fight," The Sunday Mail (Harare), June 15, 1986: 9.

163. T. C. Quinn, J. M. Mann, J. W. Curran, and P. Piot, "AIDS in Africa: An Epidemiologic Paradigm," Science 234 (1986): 955-63.

164. J. A. Levy, L. Z. Pan, E. Beth-Giraldo, et al., "Absence of Antibodies to the Human Immunodeficiency Virus in Sera from Africa Prior to 1975," Proceedings ofthe National Academy of Sciences 83 (1986): 7935-37. R. Sher, S. Antunes, B. Reid, et al., "Seroepidemiology of Human Immunodeficiency Virus in Africa from 1970 to 1974," New England Journal of Medicine 317 (1987): 450-51. E. Tabor, R. Gerety, J. Cairns, and A. C. Bayley, "Did HIV and HTLV Originate in Africa?" Journal of the American Medical Association 264 (1990): 691-92.

165. M. Baldo and A. J. Cabral, "Low Intensity Wars and Social Determination of the HIV Transmission: The Search for a New Paradigm to Guide Research and Control the HIV/AIDS Pandemic," in Z. Stein and A. Zwi, eds., Action on AIDS in Southern Africa: Maputo Conference on Health Transition in Southern Africa, April 1990 (New York: Committee for Health in Southern Africa).

166. Самый хороший обзор доступной информации по поводу этого грустного периода угандийской истории и ее влияния на СПИД можно найти в Bamett and Blaikie (1992), см. выше Другие великолепные источники включают R. Winter, "Uganda: Creating a Refugee Crisis," United States Committee for Refugees Newsletter, 1983; and C. P. Dodge, "The West Nile Emergency," in C. P. Dodge and P. D. Wiebe, eds., Crisis in. Uganda: The Breakdown of Health Services (Oxford, Eng.: Pergamon Press, 1985).

167. Имеется множество источников более детальной информации по поводу военной и политической активности в регионе в середине 1970х. См., например, Western Massachusetts Association of Concerned African Scholars, U.S. Military Involvement in Southern Africa (Boston: South End Press, 1978).

168. J. P. Getchell, D. R. Hicks, A. Svinivasan, et al., "Human Immunodeficiency Virus Isolated from a Serum Sample Collected in 1976 in Central Africa," Journal of Infectious Diseases 156 (1987): 833-37.

169. N. Nzilami, K. M. De Cock, D. N. Forthal, et al., "The Prevalence of Infection with Human Immunodeficiency Virus over a 10-Year Period in Rural Zaire," New England Journal of Medicine 318 (1988): 276-79.

170. K. M. De Cock and J. B. McCormick, "HIV Infection in Zaire," New England Journal of Medicine 319 (1988): 309. К 1995 году появились сомнения в достоверности заирских данных, поскольку только один из ранних образцов при повторном тестировании оказался ВИЧ-позитивным. Критики заявляли, что другие положительные результаты могли быть вследствие длительного хранения.

171. A. J. Nahmias, J. Weiss, X. Yao, et al., "Evidence for Human Infection with an HTLV-III/ LAV-Like Virus in Central Africa, 1959," Lancet I (1986); 1279-80.

172. R. V. Henrickson, D. H. Maul, K. G. Osborn, et al., "Epidemic of Acquired Immunodeficiency in Rhesus Monkeys," Lancet I (1983): 388-90.

173. W. T. London, J. L. Sever, D. L. Madden, et al., "Experimental Transmission of Simian Acquired Immunodeficiency Syndrome (SAIDS) and Kaposi's-Like Skin Lesions," Lancet II (1983): 869-73.

174. См. письма к редактору в ответ на калифорнийское исследование Lancet I (1983): 1097-98.

175. "Таким образом представляется, что африканские зеленые мартышки имеют антитела к STLV-III [SIVagm] в противоположность африканским шимпанзе и бабуинам. Эти африканские зеленые мартышки по всей видимости здоровы, что позволяет предположить, что STLV-III может быть безвредным у этого вида..." писала гарвардская группа. "Мы предполагаем, что STLV-III [SIVagm] африканских зеленых мартышек мог быть передан человеку в то же время, когда СПИД был обнаружен в Африке. Вирус, родственный HTLV-III [HIV] был обнаружен у двух видов приматов Старого Света" P. J. Kanki, R. Kurth, W. Becker, et al., "Antibodies to Simian T-Lymphotropic Retrovirus Type III in African Green Monkeys and Recognition of STLV-III Viral Proteins by AIDS and Related Sera," Lancet I (1985): 1330-32.

176. Смотри D. Colburn, "Claiming Credit for HIV-2: A 'Sordid Chapter' in the Politics of Research," Washington Post, October 27, 1987: Health 19; F. Clavel, K. Mansinho, S. Chamaret, et al., "Human Immunodeficiency Virus Type 2 Infection Associated with AIDS in West Africa." New England Journal of Medicine 316 (1987): 1180-85; F. Clavel, F. Brun-Vezinet, D. Guetard, et aL, "LAV Type II: A Second Retrovirus Associated with AIDS in West Africa," Centre Recherche Academie Science Paris 302 (1986): 485-88; and M. Blanc, "L'Autre Virus du SIDA," La Recherche 17 (19861: 974-76.

177. P. J. Kanki, F. Barin, S. M'Boup, et al., "New Human T-Lymphotropic Retrovirus (HTLV- IV) Related to Simian T-Lymphotropic Virus Type III (STLV-IIIagm)," Science 232 (1986): 238-43.

178. P. J. Kanki, S. M'Boup, D. Ricard, et al., "Human T-Lymphotropic Virus Type 4 and the Human ImmunodeHciency Virus in West Africa," Science 236 (1987): 827-31.

179. J. L. Marx, "Probing the AIDS Virus and Its Relatives," Science 235 (1987): 1523-25; and M. Essex and P. J. Kanki, Letter, Nature 331 (1988): 621-22.

180. P. Kanki, S. M'Boup, R. Marlink, et al., "Prevalence and Risk Determinants of Human Immunodeficiency Virus Type 2 (HIV-2) and Human Immunodeficiency Virus Type 1 (HIV-1) in West African Female Prostitutes," American Journal of Epidemiology 136 (1992): 895-907; and P. J. Kanki, "Biologic Features of HIV-2," in P. Volberding and M. A. Jacobson, eds., AIDS Clinical Review 1991 (New York; Marcel Dekker, 1991); 19-32.

181. См. примечание 145

182. G. Franchini, R. C. Gallo, H. G. Guo, et al., "Sequence of Simian Immunodeficiency Virus and Its Relationship to the Human Immunodeficiency Viruses," Nature 328 (1987): 539-43.

Штамм ВИЧ-1, использованный в исследовании был HTLV-IIIb, исследовательский штамм, практически идентичный штамму LAV Монтанье, оба которых подверглись изменениям в результате множественных пассажей в клеточной культуре в лаборатории.

184. Marx (1987), см. выше

Эссекс, работавший вместе с лабораторией Галло и исследователями Каролинского института Швеции и Университета Пьера и Марии Кюри в Париже, пришел к аналогичным выводам о похожести вирусов. См. S. K. Arya, B. Beaver, L. Jagodzinski, et al., "New Human and Simian HIV-related Retroviruses Possess Functional Transactivator (tat) Gene," Nature 328 (1987): 548-50. Но исследователи подчеркивали, что возможно, что они смотрят на пример перехода одного и того же вируса между видами - от обезьяны к человеку.

Возвращаясь к диспутам между Гало и японскими исследователями десятилетие тому назад о приоритете в открытии HTLV-I, Йорио Хинума из института рака в Токио изолировал SIV от дикой африканской зеленой мартышки в 1985. Его группа, которая ранее работала с HTLV-I, получила признание за открытие SIVagm и дала доказательства тому, что группа Эссекса изучала артефакт от загрязнения SIVmac.

185. Y. Ohta, T. Masuda, H. Tsujimoto, et al., "Isolation of Simian Immunodeficiency Virus from African Green Monkeys and Seroepidemiologic Survey of the Virus in Various Nonhuman Primates," International Journal of Cancer 41 (1988): 115-22.

186. Fukasawa, M. Miura, T. Hasegawa, A., et al. "Sequence of Simian Immunodeficiency Virus from African Green Monkey, A New Member of the HIV/SIV Group," Natwe 33 (1988): 457-461.

187. Хороший обзор этих данных можно найти в R. C. Desrosiers, "A Finger on the Missing Link," Nature 345 (1990): 326; M. McClure, "AIDS and the Monkey Puzzle," New Scientist, March 25, 1989; and M. McClure, "Where Did the AIDS Virus Come From?" New Scientist, June 30, 1990: 54-57.

188. R. F. Khabbaz, W. Heneine, J. R. George, et al., "Brief Report: Infection of a Laboratory Worker with Simian Immunodeficiency Virus," New England Journal of Medicine 330 (1994): 172-77.

189. F. Gao, L. Yue, A. T. White, et al., "Human Infection by Genetically Diverse SIVsm-related HIV-2 in West Africa," Nature 358 (1992): 495-99.

190. R. Nowak, "HIV-2 and SIV May Be the Same Virus," Journal of NIH Research 4 (1992): 38-40

191. C. Rouzioux, G. Jaeger, F. Brun-Vezinet, et al., "Absence of Antibody to LAV/HTLV-III and STLV-III (mac) in Pygmies," II Intentional Conference on AIDS, Paris, June 23—25, 1986.

192. Когда специалистам Университета Вашингтона в Сиэттле удалось заразить Macaca nemestrina ВИЧ-1 вызвав у животного иммунодефицит и лимфому, это рассматривалось как прорыв в исследованиях СПИД. С самых ранних стадий эпидемии СПИД ученые инфицировали шимпанзе ВИЧ-1, но у животных СПИД так и не развивался.

193. U. Dietrich, M. Adamski, H. Kuhnel, et al., "A Highly Divergent HIV-2 Related Strain, HIV-2alt, Defines an Alternative Subtype of the HIV-2/SIV mac/SIVsm Group of Primate Immunodeficiency Viruses," IX International Conference on AIDS, Berlin, June 6-11, 1993.

194. S. Giunta and G. Groppa, "The Primate Trade and the Origin of AIDS Viruses," Nature 329 (1987): 22; and A. Karpas, "Origin and Spread of AIDS," Nature 348 (1990): 578.

195. T. Huet, R. Cheynier, A. Meyerhans, et al., "Genetic Organization of a Chimpanzee Lentivirus Related to HIV-1," Nature 345 (1990): 356-58.

Были приведены следующие детали:

регуляторные гены вируса

гены внешней мембраны вируса

gag

pol

env

Процент гомологии с SIVcpz

ВИЧ-1bru (Париж)

74.8

84.0

62.7

ВИЧ-1mal (Мали)

73.4

84.1

65.8

ВИЧ-2rod (Кейп Верде)

56.2

57.2

37.0

SIVmac

54.9

57.4

35.3

SIVagm

55.9

60.4

38.6

SIVmnd

52.1

58.1

32.7

Это свидетельствовало о том, что две трети вирусных генов шимпанзе и ВИЧ-1 были идентичными, в противоположность значительно меньшей гомологии между SIVcpz и другими обезьяньими вирусами или ВИЧ-2.

196. J. N. Nkengasong, M. Peeters, B. Willems, et al., "Phenotypic and Antigenic Properties of HIV-1 Isolates from Cameroon," I International Conference on Human Retroviruses and Related Infections, Washington, D.C., December 12-16, 1993.

197. G. Myers, K. Maclnnes, and L. Myers, "Phylogenetic Moments in the AIDS Epidemic," Chapter 12 in S. S. Morse, ed., Emerging Viruses (Oxford, Eng.: Oxford University Press, 1993).

198. В ВИЧ имеется примерно 9700 нуклеотидов или дискретных единиц информации. Нобелевский лауреат Говард Темин (открыватель обратной транскриптазы и ретровирусов) оценил скорость мутации ВИЧ-1 в 2 х 10-2 замен на нуклеотид в год. Иными словами, если бы кто-то смог проанализировать все нуклеотиды в популяции ВИЧ-1, предполагая, что вирусы были вначале идентичны, через год в каждом вирусе будет 50 мутировавших нуклеотидов. А вся популяция вирусов, бывшая в начале гомогенной, пройдя за год через тысячи циклов размножения, превратится в гетерогенную тучу десятков квазивидов. Скорость мутации в 2 х 10-2 является одной из наиболее высоких для любого вида вирусов. Но коровий вирус, вызывающий болезнь foot-and-mouth мутирует со скоростью 3 х 10-2 и сегмент вируса гриппа, ответственный за его способность заражать клетки людей, является еще более быстрым мутатором. См. • H. M. Temin, "Is HIV Unique or Merely Different?" Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes 2 (1989): 1-9.

Исследование самых ранних штаммов ВИЧ-1, выделенных от людей в 1983-1985 годах так же обнаружило скорость мутации от 0.4 до 1.6 процента в год. Самая высокая частота мутации отмечалась у лабораторных штаммов, без сомнения, вследствие давления отбора и заражения, которые не возникают в естественных условиях. Тем не менее, 1% скорость мутирования кажется достаточно разумной. См. P. C. Sheng-Yung, B. H. Bowman, J. B. Weiss, et al., "The Origin of HIV-1 Isolate HTLV-IIIB," Nature 363 (1993): 466-69.

199. M. A. McClure, M. S. Johnson, D. F. Feng, and R. F. Doolittle, "Sequence Comparisons of Retroviral Proteins: Relative Rates of Change and General Phylogeny," Proceedings of the National Academy of Sciences 85 (1988): 2469-73.

200. Имеется несколько способов изобразить эти аргументы. Пол Эвальд из амхерстского колледжа в Масачуссетсе, так представляет себе эволюцию вируса СПИД:

Источник: P. W. Ewald, "AIDS: Where Did It Come From and Where Is It Going?" in Evolution of Infectious Diseases (Oxford, Eng.: Oxford University Press, 1993), chapter 8.

Джеральд Майерс представляет эволюцию следующим образом:

На более крупной эволюционной шкале, сравнивая ВИЧ с другими вирусами, Дулиттлл видел ее так:

201. Опыт с болезнью Марбурга привел к тому, что многие ученые остались в большом сомнении относительно безопасности вакцин, приготовленных с использованием тканей обезьян.

202. See P. Brown, "US Rethinks Link Between Polio Vaccine and HIV," New Scientist, April 4, 1992: 10; T. Curtis, "The Origin of AIDS," Rolling Stone 625 (1992): 54-106; T. Curtis and P. Manson, "Do Cold, Hard A1DS Facts Lie in Freezer? Researchers Look for Clues in Old Vials of Polio Vaccine," Houston Post, April 16, 1992; Al; C. H. Fox, "Possible Origins of AIDS," Science 256 (1992): 1259-60; A. J. Garrett, A. Dunham, and D. J. Wood, "Retroviruses and Poliovaccines," Lancet 342 (1993): 932-33; Giunta and Groppa (1987), см. выше; "In the Beginning," The Economist, March 14, 1992: 99-100; W. S. Kyle, "Simian Retroviruses, Poliovaccine and Origin of AIDS," Lancet 339 (1992): 600-1; G. Lecatsas and J. J. Alexander, "Origins of HIV," Lancet 339 (1992): 1427; A. McGregor, "Poliovaccine and AIDS Origin Link Very Unlikely," Lancet 340 (1992): 1090-91; "Panel Nixes Congo Trials and AIDS Source," Science 258 (1992): 304-5; and T. F. Schulz, "Origin of AIDS," Lancet 339 (1992): 867.

Rolling Stone позднее опубликовал извинения: " 'Origin of AIDS' Update," December 9, 1992: 40.

203. N. Touchette, "Fact or Fiction? HIV and Polio Vaccines," Journal of NIH Research 4 (1992): 40-11.

204. Смотри J. Rifkin, письмо Dr. James Mason, Director, CDC, без даты, 1987; P. M. Boffey, "Cattle Virus Tied to AIDS," New York Times, July 7, 1987: Al; J. Rifkin, письмо Dr. Frank Young, Commissioner, Food and Drug Administration, August 3, 1987; and J. B. Wyngaarden and B. W. Hawkins, письмо Mr. Jeremy Rifkin, Foundation on Economic Trends, September 23, 1987.

205. J. Seale, "AIDS Virus Infection: Prognosis and Transmission," Journal of the Royal Society of Medicine 78 (1985): 613-15.

206. Используя те же самые аргументы, крайне правая организация, расположенная в графстве Орандж в Калифорнии, пришла к выводу о том, что ВИЧ был создан КГБ для применения против США. Данная организация призывала к обязательному карантину ВИЧ-позитивных американцев как единственный способ остановить проникновение коммунизма. См. бюллетень Freedom Fighter, опубликованный Американской Информационной сетью Орандж в январе 1986 в Калифорнии. Данная публикация также обвиняла в появлении СПИД нобелевского лауреата Бертрана Рассела "Глобалисты, ответственные за выпуск вируса СПИД в мировую популяцию будут нести ответственность за массовое убийство на уровне, не представляемом даже автором фильмов ужасов с наиболее развитым воображением".

207. U.S. Department of State. "The U.S.S.R.'s AIDS Disinformation Campaign," Foreign Affairs Note, July 1987.

208. Точка зрения Питера Дуйсберга настолько широко популяризировалась, что трудно составить список ключевых источников. Для получения общего представления о точке зрения Дуйсберга см. ; B. Guccione, Jr., Interview, September 1993: 95-108; P. H. Duesberg, "Human Immunodeficiency Virus and Acquired Immunodeficiency Syndrome: Correlation But Not Causation," Proceedings of the National Academy of Sciences 86 (1989): 755-64; J. Miller, "AIDS Heresy," Discover, June 1988: 63-68; P. Duesberg, "A Challenge to the AIDS Establishment," Biotechnology 5 (1987): 3; and P. H. Duesberg, "Retroviruses As Carcinogens and Pathogens: Expectations and Reality," Cancer Research 47 (1987): 1199-1220.

209. Примеры возражений Дуйсбергу, см. J. Cohen, "Keystone's Blunt Message: 'It's the Virus, Stupid,' " Science 260 (1993): 292; P. Brown, "MPs Investigate AIDS Maverick," New Scientist, June 6, 1992: 9; D. Concar, "Patients Abandon AIDS Dmg After TV Shows," New Scientist, July 13, 1991: 13; J. E. Groopman, "A Dangerous Delusion About AIDS," New York Times, September 10, 1992: A23; J. Weber, "AIDS and the 'Guilty' Virus," New Scientist, May 5, 1988: 32-33; and A. G. Fettner, "Dealing with Duesberg," Village Voice, February 2, 1988: 25-29.

210. Смотри: S. B. Thomas and S. C. Quinn, "Understanding the Attitude of Black Americans," in J. Stryker and M. D. Smith, eds., Dimensions of HIV Prevention: Needle Exchange (Menlo Park, CA: Henry J. Kaiser Family Foundation, 1993), 99-128.

211. Estes (1991), см. выше, 489-558.

212. A. J. Pinching, "AIDS and Africa: Lessons for Us All," Journal of the Royal Society of Medicine 79 (1986): 501-3.

213. Karpas (1990), см. выше

214. B. Evatt, D. P. Francis, and M. F. McLane, "Antibodies to Human T Cell Leukemia Virus- Associated Membrane Antigens in Haemophiliacs: Evidence for Infection Before 1980," Lancet II (1983): 698-700.

215. Centers for Disease Control, "Recommendations for Counseling Persons Infected with Human T-Lymphotropic Virus, Types I and II," Morbidity and Mortality Weekly Report 42 (1993): 1-7.

216. C. Bartholomew, C. Saxinger, J. W. Clark, et al., "Transmission of HTLV-I and HIV Among Homosexual Men in Trinidad," Journal of the American Medical Association 257 (1987): 2604-8.

217. H. Lee, P. Swanson, V. S. Shorty, et al., "High Rate of HTLV-II Infection in Seropositive IV Drug Abusers in New Orleans," Science 244 (1989): 471-77.

218. P. S. Sarma and J. Gruber, "Human T-CeIl Lymphotropic Viruses in Human Diseases," Journal of the National Cancer Institute 81 (1990): 1100-6.

Скрининг американских проституток показал, что распространенность HTLV-II была наивысшей среди женщин-наркоманок. См. R. F. Khabbaz, W. W. Darrow, T. M. Hartley, et al., "Seroprevalence and Risk Factors for HTLV-I/II Infection Among Female Prostitutes in the United States," Journal of the American Medical Association 263 (1990): 60-64. К 1991 году компании признали, что оба типа вируса HTLV проникли в ам6риканские банки крови. См. M. T. Sullivan, A. L. Williams, C. T. Fang, et al., "Transmission of Human T-Lymphotropic Virus Types I and II by Blood Transfusion," Archives of Internal Medicine 151 (1991): 2043-48

219. Группа Сервадда в 1985 году отмечала, что "первые случаи появились в маленькой деревушке на озере Виктория, к северу от танзанийской границы. Деревушка была одной из многих, через которые шла приграничная торговля. В этой связи интересными представляются данные о сексуальной передаче заболевания, поскольку исторически оно соответствует движению танзанийской армии... и последующим визитам танзанийских торговцев. Из 15 торговцев протестированных на антитела к HTLV-III [HIV], 10 были инфицированы... До настоящего момента нет исследований, которые бы показали, что вирус эндемичен в Танзании и, если так, был ли он привнесен из Уганды торговцами и солдатами". Serwadda, Mugerwa, and Sewankambo, (1985), см. выше