Предлагаемые статьи/рефераты:

Риск смерти детей, рожденных матерями-подростками, повышен на 60%

Смертность среди одиноких матерей в Швеции: популяционное исследование.

Снижение риска заболеваний сердечно-сосудистой системы на местах: рандомизированное исследование на основании оценки риска для здоровья, образования, консультирования и стимулирования.

Потенциальные возможности «диагностики местности» как инструмента планирования внедрения программы по профилактике травматизма

Связь риска суицида и уровня дохода у госпитализировавшихся с психиатрической патологией: ретроспективное исследование

______________________________________________________________________________________

Риск смерти детей, рожденных матерями-подростками, повышен на 60%

В отчете комитета Ирландского Парламента о потомстве родителей-подростков говорилось, что уровень смертности младенцев и детей раннего возраста, рожденных матерями-подростками, на 60% выше, чем среди детей женщин более старшего возраста.

В этом отчете, составленном объединенным комитетом по семье, общественности и социальным вопросам, на основании широкого ряда рассмотренных документов, относящихся к проблеме родителей-подростков, названо 20 критериев, по которым можно было бы улучшить положение молодых родителей.

Франсес Фитцжеральд (член Ирландской Палаты Представителей), вошедшая в состав комитета и которой было поручено представить этот отчет, сказала, что, в отношении здоровья и социального положения, «благосостояние матерей-подростков» - словосочетание, мягко говоря, неточное. Необходимо, указала она, выделить молодых людей в группу со специфическими потребностями.

Отмечая, что дети тинэйджеров в Ирландии имели повышенный риск смертности на первом году жизни, по сравнению с детьми старших женщин, авторы отчета сообщали, что смертность детей от 1 до 3х лет у таких родителей также была наиболее высокой.

Особому риску подвергаются дети одиноких матерей-подростков, чему есть несколько причин. Одинокие матери сейчас живут в бедности чаще, чем это было в 80е гг., они реже завершают свое образование и чаще получают недостаточную социальную поддержку.

В отчете говорилось, что у молодых одиноких женщин в 3 раза чаще (у 4х из 10 человек), чем у других, возникает послеродовая депрессия.

За последние годы число рожавших женщин-подростков значительно не возросло, но абсолютное большинство их было не замужем.

Число женщин-подростков в Соединенном Королевстве, сообщавших о сделанных ранее абортах, также увеличилось: от 0,2 на 1000 человек в 1970 г. до 4,6 на 1000 – в 1996 г.

Указывая, что лишь 40% школьников проходили курс по сексуальным взаимоотношениям, отчет (в котором давалось 20 рекомендаций) призывал комитет проследить за эффективным внедрением подобных курсов во всех школах.

Комитет также говорит о том, что руководящие указания по заботе о беременных и родителях-подростках должны быть разработаны Отделом Образования и что в школах должны быть доступны гибкие образовательные программы для беременных подростков.

Он призывает производить кратковременные выплаты пособий юным матерям с тем, чтобы облегчить их возвращение на школьную скамью. В настоящий момент отчет послан на рассмотрение в правительственные департаменты, также было подано ходатайство на отзыв Коллегии Врачей Общей Практики и Акушеров. «Мы должны получить для молодых людей качественную информацию», - заключила мисс Фитцжеральд.

Смертность среди одиноких матерей в Швеции: популяционное исследование.

Предпосылки: растущее число одиноких матерей, имеющих финансовые проблемы и проблемы со здоровьем. Нашей целью было сравнить смертность среди матерей-одиночек со смертностью замужних матерей.

Методы: В этом популяционном исследовании на основании данных, полученных из переписи населения и семей в Швеции за 1990 г., была изучена общая и причинно-специфическая смертность 90 111 одиноких и 622 368 замужних матерей в период с 1991 по 1995 гг. Мы изучили значимый риск при помощи Пуассоновской регрессионной модели вне зависимости от социально-экономического положения, и, чтобы избежать эффекта «отбора по принципу здоровья», обращались к исследованию стационарных историй болезни в период с 1987 по 1990 гг.

Результаты: Показано, что риск смерти для матерей-одиночек почти на 70% выше, чем для матерей, имеющих партнеров. После учета влияния социально-экономического положения и предшествующей тяжелой соматической и психиатрической патологии, откорректированный риск оказался также значительно более высоким (значимый риск 1,2 [95% CI 1,1-1.4]). Смертность среди одиноких матерей возросла с 1985 г. к 1990 г. особенно за счет самоубийств (2,2 [1,5-3,1]), насилия (3,0 [0,9-10,6]) и смертности, связанной с алкогольной зависимостью (2,4 [1,4-4,1]).

Обсуждение: Рост числа матерей-одиночек в обществе является показателем финансового, социального неблагополучия и ущерба для здоровья. Тем не менее, повышенный риск смертности для одиноких матерей, казалось бы, частично независим от социально-экономического положения и показателей здоровья этих женщин. Для длительно живущих в одиночестве женщин, однако, этот риск может быть недооценен, если он рассчитывается на основании необъективного отбора с учетом выписок из стационара, тогда как само пребывание в больнице могло быть одним из последствий стресса, в котором находится женщина.

 

Снижение риска заболеваний сердечно-сосудистой системы на местах: рандомизированное исследование на основании оценки риска для здоровья, образования, консультирования и стимулирования.

Объекты: Приводятся данные об исследовании эффективности четырех рабочих программ по улучшению здоровья, претворявшихся на рабочих местах. Предполагалось, что стратегии, разработанные на основании дачи рекомендаций по изменению поведения людей, будут способствовать уменьшению числа факторов риска заболеваний сердечно-сосудистой системы в большей степени, чем скрининговое обследование и образовательные программы.

Методы: По 28 рабочим местам случайным образом было распределено проведение следующих программ: оценка риска для здоровья, дача информации о факторах риска, рекомендации по правильному поведению (так называемое поведенческое консультирование) и поведенческое консультирование плюс стимуляция к изменению поведения. Участники обследовались до и через 3, 6 и 12 месяцев после проведения программ.

Результаты: По сравнению со среднестатистическими показателями в группах, где проводилась оценка риска для здоровья и образовательная программа, в обеих группах, где использовалось поведенческое консультирование, наблюдалось значительно более высокое действительное число людей, бросивших курить, несмотря на длительный стаж, и менее выраженное увеличение индекса массы тела и относительной массы жировой ткани. В группах поведенческого консультирования цифры среднего артериального давления снизились в большей степени, чем у получавших консультации по поведению плюс стимуляцию. В среднем во всех группах отмечалось кратковременное увеличение вентиляционной емкости легких, с последующим возвращением к первоначальным значениям.

Выводы: Внедрение на рабочие места программ, в которых используется воздействие на поведенческие характеристики, может повлиять на длительное снижение некоторых факторов риска заболеваний сердечно-сосудистой системы, а, при их постоянном применении, возможно оказание значимого влияния на здоровье населения.

Потенциальные возможности «диагностики местности» как инструмента планирования внедрения программы по профилактике травматизма

Так же, как и во всем мире, в Швеции травмы от несчастных случаев являются серьезной проблемой общественного здравоохранения. В Швеции травмы – это наиболее частая причина смерти людей моложе 50 лет. Более 75% травм происходит в домах или вблизи них. В большинстве случаев страдают дети, подростки и пожилые люди. Многих несчастных случаев можно было бы избежать. Поэтому и важна профилактика. В муниципалитете Соллентуны (округ Стокгольма) была разработана программа по профилактике несчастных случаев для внедрения на местности. В период планирования полезным оказался анализ местности, т.е. «Диагноз местности», включавший в себя три уровня: описание, анализ и программу действий по охране здоровья. В этом отчете внимание заостряется на первых двух уровнях. Для того, чтобы провести диагностику местности, требуются некоторые исходные данные. Здесь обсуждается приемлемость для модели «Диагноз местности» официально регистрируемых в настоящий момент показателей. Показано также, как модель «Диагностики местности» помогает в период планирования: профилирование населения указывало, на кого должна быть направлена профилактика, оценка показателей здоровья подчеркивала важность профилактики несчастных случаев, проведение оценки риска для здоровья продемонстрировало, какие изменения в окружающей среде необходимо сделать, и наконец, профилирование организации разъяснило, каким образом должна быть построена профилактическая работа.

 

Связь риска суицида и уровня дохода у госпитализировавшихся с психиатрической патологией: ретроспективное исследование

У людей с повышенным риском суицида, например, социально и экономически неблагополучных, также существует высокий риск госпитализации по поводу психиатрического заболевания. В некоторых случаях может показаться, что психическое заболевание – это лишь провоцирующий фактор на пути от социального положения к суициду. Однако, Mortensen и коллеги показали, что значимость социально-экономического положения могли варьировать, в то время, как факторы риска суицида снижались, когда психическое заболевание у пациентов было компенсировано. Мы представляем сведения о 811 случаях суицида и о 80 787 соответствующих контрольных случаях в популяционном исследовании, целью которого было глубокое освещение проблемы взаимосвязи между социальным положением и психическим состоянием.

Материалы, методы и результаты

Для того, чтобы на основе популяционных данных сделать 5%-ную выборку, куда вошло 811 человек, совершивших самоубийство в период с 1982 по 1994 гг., мы воспользовались сведениями официальной медицинской статистики жизненных показателей в Дании. До 1983 г. по МКБ-8 суицид кодировался как Е950-959; к 1994 г. стали использоваться коды Х60-Х84 по МКБ-10. Каждый человек, совершивший самоубийство, был сопоставлен примерно со 100 людьми того же пола и года рождения, которые были живы на момент совершения суицида. Информация о датах госпитализации и выписки из стационара и подробностях диагноза была взята из центральной психиатрической сводки Дании, где содержатся данные об обслуживании всех стационарных психиатрических больных, начиная с 1969 г. Сведения о социально-экономическом положении по всем рассмотренным (за 2 года до суицида) и контрольным случаям черпались из долгосрочной официальной сводки биржи труда. У Mortensen et al. можно найти подробное описание сводок.

Основными изучаемыми параметрами были общий годовой доход (заработная плата, пенсии, пособия по безработице, социальные пособия и проценты с капитала), - по которому было выделено 4 группы, - и «положение по госпитализации» в связи с психическим заболеванием. Было выделены следующие категории «положения по госпитализации»: никогда не госпитализировавшиеся, находившиеся в стационаре или выписанные впервые в том же году или за год до суицида и – выписанные впервые более, чем за год до суицида. Четырем основным группам по параметру годового дохода были присвоены оценки в баллах: 0, 1, 2 и 3.

Мы проанализировали также социально-экономический статус и семейное положение участников группы. Выделены следующие категории социально-экономического статуса: полная занятость, частичная незанятость в течение 1-20% года, незанятость в течение 21-100% года, престарелые пенсионеры, пенсионеры по инвалидности, студенты и лица, получающие социальные пособия, и 3 категории семейного положения: совместное проживание, одинокие люди с детьми, одинокие без детей. Полученная информация, связанная с психиатрией, включала диагноз (шизофрения (МКБ-8, 295); маниакально-депрессивный психоз (МКБ-8, 296); реактивный психоз (МКБ-8, 298)) и указание более, чем на 1 госпитализацию по поводу психического заболевания. Данные были проанализированы с помощью условной логистической регрессии.

 

Таблица. Отношение шансов суицида (доверительный интервал 95%) в зависимости от общего дохода и времени, прошедшего с момента выписки из стационара пациентов, госпитализированных по поводу психического расстройства, для 811 человек, совершивших самоубийство и 80 787 контрольных случая.

Общий доход

Исходное отношение шансов1

Статус по госпитализации

(откорректрованное отношение шансов)*

Никогда не госпитализирова-

лись

Находятся в больнице либо выписаны в течение последнего года*

Выписаны более года назад

Наиболее высокий (четвертая группа)

1

1

1

1

Третья группа

1.34 (1.09 - 1.65)

1.14 (0.86 - 1.51)

0.50 (0.25 - 0.97)

0.71 (0.47-1.07)

Вторая группа

1.78 (1.43 - 2.21)

1.26 (0.94 - 1.71)

0.37 (0.18 - 0.77)

0.55 (0.37 - 0.83)

Самый низкий (первая группа)

2.27 (1.82 - 2.83)

1.35 (0.97 - 1.91)

0.35 (0.17 - 0.69)

0.45 (0.29- 0.68)

Доверительная вероятность**

P<0.0001

P=0.08

P=0.002

P<0.0001

Коэффициент риска для тренда

1.32 (1.22 - 1.42)

1.10 (0.99 - 1.24)

0.70 (0.56 - 0.88)

0.77 (0.67 - 0.88)

1 – С учетом возраста, периода времени, пола при сравнении с контролем.

* - Откорректированный на социально-экономическое и семейное положение; наличие шизофрении, маниакально-депрессивного психоза и реактивного психоза; наличие «более, чем одной предшествовавшая госпитализация», а также возраст, период времени и пол в сравнении с контролем.

** - Три тренда в полной модели значительно отличались друг от друга (P<0.0001).

В противовес данным по общей популяции, риск суицида для пациентов, принятых в больницу с психическим заболеванием, значительно снижался по мере роста их дохода (Р=0,0001). В таблице показано, что, по сравнению с группой наибольшего дохода, риск суицида для людей, недавно выписанных из стационара, снижался с 0,50 (95%-ный доверительный интервал 0,25-0,97) во 2ой по величине дохода группе, до 0,37 (0,18-0,77) – в 3ей группе, и до 0,35 (0,17-0,69) в группе с самым низким доходом. Таблица также показывает, что коэффициент риска для людей, впервые попавших в стационар ранее, чем за год до суицида, ведет себя сходным образом.

Риск суицида в популяции в целом постепенно увеличивается по мере уменьшения дохода (см.табл.). Аналогичные коэффициенты риска, вычисленные на основании наблюдаемой нами тенденции, составили соответственно 2,30 (1,323); 1,32 (=1,322); 1,74 (=1,321) и 1 (=1,320). Никакой видимой взаимосвязи между данными показателями и диагнозами больных выявлено не было. Проведенный анализ продемонстрировал также сходную, но менее четко выраженную, тенденцию в отношении людей, никогда не лечившихся в больнице по поводу психических расстройств. Как и ожидалось, наслоение социально-экономического и семейного положения повлияло таким образом, что риск возрастал у одиноких и безработных людей. Более того, при анализе, пренебрегающем этими факторами, тенденция становилась еще более четко выраженной.

Обсуждение

У людей, страдающих психическим заболеванием и имеющих высокий уровень доходов, риск совершения суицида выше, чем у имеющих меньший доход. Более обеспеченные люди с психическими расстройствами более склонны к суициду до проведения лечения в стационаре, либо они могут чувствовать себя более ущербными, ранимыми, больше стыдиться своего психического заболевания. В Дании не существует частных психиатрических больниц или клиник. Возможно, лечение здесь направлено в основном на людей низших социальных слоев, так как большинство пациентов является представителями этих классов, в то время, как пациенты из групп с высоким уровнем дохода госпитализируются менее охотно.