ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ И ВЫГОДЫ, КОТОРЫЕ ПРИНОСИТ ТОРГОВЛЯ

Самое обычное утро. Вы просыпаетесь, бредете на кухню и наливаете стакан сока, изготовленного из апельсинов, выращенных во Флориде, и чашку бразильского кофе. За завтраком вы поглядываете на экран произведенного в Японии телевизора — идет транслируемая из Нью-Йорка программа новостей. Вы надеваете сшитые в Таиланде джинсы, ткань которых сделана из хлопка, выращенного в штате Джорджия. Вы едете на занятия на автомобиле, комплектующие которого произведены более чем в десятке стран мира. В читальном зале библиотеки университета вы открываете учебник по экономике, написанный автором, живущим в Массачусетсе, изданный техасской компанией, напечатанный на бумаге, произведенной в Канаде.

Каждый день вы так или иначе пользуетесь результатами труда и услугами множества людей, живущих во многих странах мира, большинства из которых вы не видели и никогда не узнаете. Такая взаимозависимость возможна в силу того, что жители Земли многие тысячелетия торгуют друг с другом. Человек, частица труда которого вложена в необходимые вам товары и услуги, руковод­ствуется отнюдь не великодушием или желанием обеспечить ваше благосостоя­ние, его действия не обусловлены распоряжениями некоего правительственного учреждения, приказавшего изготовить нечто по вашему желанию и доставить на «блюдечке с голубой каемочкой». Тысячи тысяч людей обеспечивают вас и других потребителей товарами и услугами, которые они производят, потому что они получают что-то взамен.

В последующих главах мы рассмотрим, как экономика координирует деятельность миллионов самых разных людей — бедных и богатых, талантливых и бездарных, добрых и злых, благородных и подлых. Исходная точка нашего анализа — экономическая взаимозависимость. Один из Десяти принципов экономикс гласит, что торговля выгодна всем участвующим в сделке сторонам. В этой главе мы рассмотрим его более подробно. Что конкретно получают люди, когда торгуют друг с другом? Почему они выбирают взаимозависимость?

Аналогия современной экономики

Давайте рассмотрим модель простейшей экономики. Представьте, что два человека — владелец ранчо и фермер — разводят скот и выращивают картофель. На обеденном столе каждого исключительно продукты собственного труда, у одного мясо, у другого картофель.

Допустим, что владелец ранчо и фермер не хотят и слышать друг о друге. Но после нескольких месяцев мясного меню — мяса жареного, вареного, запеченного на вертеле, копченого, соленого, вяленого — скотовод решает, что само­достаточность не стоит однообразия. Фермер, питавшийся исключительно картофельным пюре, жареным, вареным и печеным картофелем, вероятно, согласится. Очевидно, что торговля позволит им разнообразить стол и побаловать себя гамбургерами с жареным картофелем.

Рассмотренный нами сценарий простейшим образом показывает, что торговля выгодна обоим нашим персонажам. Аналогичные выгоды фермер и скотовод получают и в том случае, если они имеют возможность для производства второго продукта, но с большими издержками. Предположим, например, что у фермера появилось несколько бычков, но его усилия не дают желаемой отдачи, выражен­ной в килограммах мяса. Допустим, что владелец ранчо пытается выращивать картофель, но его земля не способна ответить на заботу. Очевидно, что и фермеру и владельцу будет выгодна специализация именно в том, что они умеют делать лучше всего, и обмен произведенной продукцией, то есть торговля.

Однако в тех случаях, когда кто-то из аграриев более профессионален, его труд более производителен, выгоды торговли менее очевидны. Предположим, что владелец ранчо лучше, чем фермер, умеет разводить скот и выращивать картофель. Не должен ли он обособиться? Или основания для торговли все-таки сохраняются? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть факторы, влияющие на принятие фермером решения.

Производственные возможности

Предположим, что фермер и владелец ранчо работают по 40 часов в неделю, посвящая их выращиванию картофеля, разведению скота или совмещая эти занятия. Количество времени, которое требуется каждому из наших героев для производства 1 кг каждого продукта, приведено в таблице 3.1. Фермер может производить 1 кг картофеля за 10 часов и 1 кг мяса за 20 часов. У владельца ранчо, производительность которого выше в обоих случаях, на производство 1 кг картофеля уходит 8 часов, а 1 кг мяса — 1 час.

График (а) на рисунке 3.1 показывает количество мяса и картофеля, которое может производить фермер. Отдавая все 40 рабочих часов картофелеводству, в итоге фермер получает 4 кг продукта в неделю. Специализируясь исключительно на скотоводстве, он производит 2 кг мяса в неделю. Если фермер делит рабочее время поровну на производство картофеля и мяса (по 20 часов), его недельный рацион будет состоять из 2 кг картофеля и 1 кг мяса. График границы производственных возможностей фермера показывает все допустимые ва­рианты производства.

Граница производственных возможностей фермера демонстрирует различные сочетания результатов производства в рассматриваемой нами экономике и иллюстрирует один из Десяти принципов экономикс: человек выбирает. Наш фермер сталкивается с необходимостью сделать выбор между производством мяса и производством картофеля. Вспомните, что граница производственных возможностей, которую мы анализировали во второй главе, была выгнута наружу; в этом случае выбор между двумя продуктами определяется количеством производимых товаров. В рассматриваемом нами случае существующие технологии производства мяса и картофеля позволяют фермеру переключаться с производства одного продукта на производство другого на постоянном уровне. В этом случае граница производственных возможностей — прямая линия.

Таблица 3.1. Производственные возможности фермера и владельца ранчо

 

Количество часов, необходимое для производства 1 кг

Количество продукта, произведенное за 40 часов

 

Мясо

Картофель

Мясо

Картофель

Фермер

20

10

2

4

Скотовод

1

8

40

5

График (б) на рис. 3.1 показывает границу производственных возможностей владельца ранчо. Если скотовод посвящает все 40 рабочих часов производству картофеля, он производит 5 кг продукта. Если он все свое время занима­ется разведением скота, он производит 40 кг мяса. В том случае, когда владелец ранчо уделяет производству каждого продукта по 20 часов, он получает 2,5 кг картофеля и 20 кг мяса в неделю. Трафик границы производственных возмож­ностей показывает все возможные варианты производства.


Рис. 3.1. Кривая производственных возможностей

Если фермер и владелец ранчо отстаивают свою самодостаточность и не желают торговать друг с другом, каждый будет потреблять только то, что производит. В этом случае кривая производственных возможностей совпадает с кривой потребительских возможностей, то есть в отсутствие торговли графики на рис. 3.1 отражают возможные варианты потребления мяса и картофеля фермером и владельцем ранчо.

Хотя графики границ производственных возможностей позволяют показать возможные варианты выбора фермера и владельца ранчо, мы не знаем, какое решение примут наши персонажи. Давайте предположим, что они остановились на вариантах, обозначенных на рисунке 3.1 точками А и В: фермер производит и потребляет 2 кг картофеля и 1 кг мяса; владелец ранчо производит и потребляет 2,5 кг картофеля и 20 кг мяса.

Специализация и торговля

Прошло несколько лет. У владельца ранчо возникает идея, которой он жаждет поделиться с фермером.

Владелец ранчо:

Фермер, мой друг, у меня к вам дело! Я знаю, как улучшить жизнь каж­дого из нас. Мне кажется, вы должны прекратить производство мяса и посвятить все свое время выращиванию картофеля. По моим расчетам, если вы будете работать 40 часов в неделю, вам удастся производить по 4 кг картофеля. Если вы уступите мне один из этих 4 кг, я взамен дам вам 3 кг мяса. В результате ваше недельное меню будет включать в себя 3 кг картофеля и 3 кг мяса вместо 2 кг картофеля и 1 кг мяса, которыми вы располагаете сегодня. Если мы придем к согласию, вы получите и больше мяса и больше картофеля. (Чтобы проиллюстрировать свою точку зре­ния, владелец ранчо показывает фермеру рисунок 3.2 (а).)

Фермер:

(Скептически.) Да, кажется, вы предлагаете выгодную для меня сделку. Но я не понимаю, в чем заключается ваш интерес? Если обмен выгоден для меня, вы должны быть в проигрыше.

Владелец ранчо:

Но я все рассчитал! Если я 24 часа в неделю буду отводить на работу со скотом, а 16 часов — на уход за посадками картофеля, я произведу 24 кг мяса и 2 кг картофеля. После того как я отдам вам 3 кг мяса в обмен на 1 кг картофеля, у меня останется 21 кг мяса и 3 кг картофеля. В результате я буду иметь в своем распоряжении большее количество каждого продукта. (Показывает рис. 3.2 (б).)

Фермер:

Не знаю, не знаю... Ваши слова звучат слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Владелец ранчо:

На самом деле все не так сложно, как кажется сначала. Я свел свои предложения в одну простую таблицу. (Владелец ранчо вручает фермеру экземпляр таблицы 3-2.)

Фермер:

(После изучения, таблицы.) Расчеты кажутся верными, но я не понимаю, как эта сделка может быть полезна для нас обоих?


Рис. 3.2. Торговля расширяет возможности потребления

Таблица 3.2. Выгоды от торговли: выводы

 

НАТУРАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО

ТОРГОВЛЯ

 

Производство и потребление

Производство

Торговля

Потребление

Выгоды, которые приносит торговля

Фермер

1 кг мяса

2 кг картофеля

Отсутствие мяса

4 кг картофеля

Получает 3 кг мяса

за 1 кг картофеля

3 кг мяса

3 кг картофеля

2 кг мяса

1 кг картофеля

Скотовод

20 кг мяса

2,5 кг картофеля

24 кг мяса

2 кг картофеля

Отдает 3 кг мяса

за 1 кг картофеля

21 кг мяса

3 кг картофеля

1 кг мяса

0,5 кг картофеля

Владелец ранчо:

Мы можем получить выгоду, потому что торговля позволяет каждому из нас специализироваться на том, что у нас получается лучше всего. Вы будете уделять основную часть времени выращиванию картофеля, а я — уходу за моими буренками. Специализация и торговля позволят нам увеличить потребление и мяса и картофеля, а количество рабочих часов не изменится.

Принцип сравнительного преимущества

Объяснение владельцем ранчо выгод, которые принесет сторонам торговля, хотя и правильно, но несколько сумбурно: если владелец ранчо одинаково успешно выращивает и скот и картофель, какую пользу он извлечет из того, что фермер (неумеха, не способный обеспечить пропитанием и самого себя) будет специализироваться на производстве картофеля? Разобраться в головоломке нам поможет рассмотрение принципа сравнительного преимущества.

Сделаем первый шаг и попытаемся найти ответ на следующий вопрос: кто в нашем примере производит картофель с наименьшими издержками — фермер или владелец ранчо? Возможны два ответа, которые послужат ключом к пониманию выгод торговли.

Абсолютное преимущество

Один из ответов на вопрос об издержках производства картофеля может быть получен, если мы сопоставим затраты двух производителей. Владельцу ранчо на производство 1 кг картофеля требуется 8 часов, в то время как фермеру — 10 часов, а значит, хозяин ранчо имеет более низкие издержки производства картофеля.

Экономисты, сравнивая производительность рабочего, фирмы или нации с производительностью других субъектов рынка, используют термин «абсолютное преимущество». Считается, что производитель, использующий меньший объем вводимых ресурсов для производства товара, имеет абсолютное преимущество в его производстве. В нашем примере владелец ранчо облада­ет абсолютным преимуществом в производстве картофеля и в производстве мяса, потому что ему требуется меньше времени для производства единицы каждого товара.

Издержки упущенных возможностей и сравнительное преимущество

Однако издержки производства картофеля рассматривают и под другим углом зрения, сравнивая не абсолютную величину издержек производства, а издержки упущенных возможностей. Вспомните, что издержки упущенных возможностей или альтернативные издержки — нечто, от чего необходи­мо отказаться, чтобы получить желаемое. В нашем примере мы полагали, что фермер и владелец ранчо работают по 40 часов в неделю. Время, используемое на производство картофеля, не может быть отдано уходу за скотом. Так как фермер и владелец ранчо, после заключения договора о торговле, распределяют время между производством картофеля и уходом за скотом по-иному, они перемещаются вдоль границы производственных возможностей каждого; в этом смысле они используют один товар для производства другого. Издержки упущенных возможностей измеряются выбором, с которым сталкивается каждый из них.

Рассмотрим альтернативные издержки владельца ранчо. Производство 1 кг картофеля занимает у него 8 часов. Если он тратит 8 часов на производство картофеля, значит, время ухода за скотом сокращается на эти же 8 часов. Так как владельцу ранчо для производства 1 кг мяса требуется 1 час, соответственно, 8 часов работы будут стоить ему 8 кг мяса. Таким образом, издержки упущенной возможности производства 1 кг картофеля владельца ранчо составляют 8 кг мяса (график границы производственных возможностей владельца ранчо на рисунке 3.1 (б); наклон нисходящей линии равен 8).

Проанализируем альтернативные издержки фермера. На производство 1 кг картофеля ему требуется 10 часов. Поскольку на производство 1кг мяса ему необходимо 20 часов, 1 кг картофеля будет стоить 0,5 кг мяса. Таким образом, издержки упущенной возможности производства 1 кг картофеля фермером составляют 0,5 кг мяса (график границы производственных возможностей фермера на рисунке 3.1 (а), наклон которой составляет 0,5).

В таблице 3.3 приведены альтернативные издержки производства мяса и картофеля двух производителей. Обратите внимание, что издержки производства мяса явля­ются обратными издержкам производства картофеля.

Таблица 3.3. Издержки упущенной возможности производства мяса и картофеля

 

ИЗДЕРЖКИ УПУЩЕННОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ПРОИЗВОДСТВА

 

Мяса (в упущенных кг картофеля)

Картофеля (в упущенных кг мяса)

Фермер

2

1/2

Владелец ранчо

1/8

8

Так как производство 1 кг картофеля стоит владельцу ранчо 8 кг мяса, 1 кг мяса стоит ему ровно 1/8 кг картофеля. Точно так же 1 кг картофеля стоит фермеру 1/2 кг мяса, 1 кг мяса стоит ему 2 кг картофеля.

Описывая издержки упущенной возможности двух производителей, эконо­мисты используют термин «сравнительное преимущество». Производитель, обладающий самыми низкими издержками упущенных возможностей производства товара, имеет сравнительное преимущество перед другими изготовителями. В нашем примере издержки упущенной возможности фермера по производству картофеля ниже, чем у владельца ранчо (0,5 кг против 8 кг мяса). У владельца ранчо издержки упущенной возможности производства мяса ниже, чем у фер­мера (1/8 кг картофеля против 2 кг). Таким образом, фермер обладает сравни­тельным преимуществом в выращивании картофеля, а хозяин ранчо — сравнительным преимуществом в производстве мяса.

Обратите внимание, что одному из наших героев было бы невозможно иметь сравнительные преимущества в производстве обоих продуктов. Издержки упущенной возможности производства одного товара обратны альтернативным издержкам производства другого, следовательно, если издержки упущенной возможности производства одного товара фермером относительно выше, то его издержки упущенной возможности производства другого товара должны быть относительно ниже. Сравнительное преимущество отражает относительные издержки упущенной возможности. До тех пор пока два человека не будут обладать абсо­лютно равными издержками упущенной возможности, один человек будет иметь сравнительное преимущество при производстве одного товара, а другой человек будет иметь сравнительное преимущество при производстве другого товара.

Сравнительное преимущество и торговля

Различия в издержках упущенной возможности и сравнительных преимуществах лежат в основе выгод, которые приносит торговля. Когда каждый индивид специ­ализируется в производстве, в котором он имеет сравнительное преимущество, растет общий объем производства, а увеличение размеров экономического «пирога» позволяет повысить уровень жизни всех членов общества. Другими слова­ми, пока издержки упущенных возможностей двух человек различаются, обмен товарами выгоден обоим, поскольку каждый получает товар по более низкой цене, чем его альтернативные издержки производства этого продукта.

Рассмотрим предложенную сделку с точки зрения фермера. Фермер получает 3 кг мяса в обмен на 1 кг картофеля. Другими словами, фермер покупает каждый килограмм мяса по цене '/3 кг картофеля. Цена мяса ниже, чем издержки упущенной возможности производства мяса фермером, которые составляют 2 кг картофеля. Таким образом, сделка фермеру выгодна, так как он покупает мясо по хорошей цене.

Теперь рассмотрим сделку с точки зрения владельца ранчо. Он приобретает 1 кг картофеля в обмен на 3 кг мяса. Цена картофеля ниже, чем альтернативные издержки производства картофеля хозяином ранчо, которые составляют 8 кг мяса. Таким образом, и владелец ранчо оказывается в барыше, потому что покупает картофель по выгодной ему цене.

Такой вид торговли обоюдовыгоден, потому что каждый человек занимается той деятельностью, в которой его издержки упущенных возможностей оказываются более низкими: фермер большую часть времени выращивает картофель, а владелец ранчо — ухаживает за своими коровами. В результате растет как про­изводство картофеля, так и производство мяса, а фермер и владелец ранчо разделяют выгоды, выражающиеся в возросшем общем объеме производства. Мораль истории заключается в том, что фермер и владелец ранчо должны осознать: торговля может приносить пользу каждому члену общества, так как она позволяет индивидам специализироваться на том виде деятельности, в котором они обладают сравнительным преимуществом.

Использование сравнительного преимущества

Принцип сравнительного преимущества объясняет взаимозависимость и выгоды, которые приносит торговля. Взаимозависимость — одна из фундаменталь­ных характеристик современного мира, а принцип сравнительного преимущества имеет множество применений. Рассмотрим два примера: один забавный, а другой — имеющий большое практическое значение.

Должен ли Тайгер Вудс подстригать лужайку перед домом?

Тайгер Вудс проводит много времени на лужайках. Один из самых талантливых игроков в гольф, которые когда либо существовали на земле он может ударить по мячу и попасть в лунку так, как большинство игроков-любителей могут только мечтать. Весьма вероятно, что он был бы первым и в других видах деятельности. Вообразим, что Тайгер Вудс может подстричь бы лужай­ку перед своим домом быстрее, чем кто-либо другой. Но означает ли это, что он должен заниматься своим газоном?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы можем использовать концепцию издержек упущенной возможности и сравнительного преимущества. Допустим, что Майкл подстригает лужайку за 2 часа. За те же 2 часа он может сняться в телевизионной рекламе обуви для атлетов и заработать $ 10 тыс. А Форрест Гамп, парень, живущий по соседству, может подстричь лужайку Вудса за 4 часа. В течение тех же 4 часов он могл бы заработать в ближайшем ресторане МакДональдс $ 20.

В этом примере альтернативные издержки ухода за газоном для Вудса со­ставляют $ 10 тыс., а для Форреста — $ 20. Вудс обладает абсолютным преимуществом в обращении с газонокосилкой, потому что он подстригает лужайку за 2 часа. Однако Форрест обладает сравнительным преимуществом стрижки лужайки, потому что ее издержки упущенной возможности ниже.

Выгоды от торговли в этом случае чрезвычайно велики. Вместо того чтобы самому ухаживать за газоном, Вудс должен сняться в рекламе и нанять Форреста, которая будет его подстригать. До тех пор пока Вудс платит Форресту боль­ше $ 20 и меньше $ 10 тыс., выигрывают обе стороны.

Должны ли США торговать с другими странами?

Точно так же как отдельные люди извлекают выгоду из специализации и тор­говли друг с другом, ее благами пользуется население разных стран. Многие товары, которые покупают американцы, сделаны за границей, а продукты, произведенные в США, продаются за рубеж. Приобретение товаров и услуг за границей для продажи на внутреннем рынке называют импортом. Вывоз за пределы страны товаров, произведенных на ее территории, называют экспортом.

Предположим, что существуют две страны, США и Япония, и два товара, продукты питания и автомобили. Представим, что обе страны производят автомобили одинаково хорошо: американский и японский рабочий производят по 1 автомобилю в месяц. Напротив, так как площадь территории и пригод­ных для сельскохозяйственной обработки земель больше в США, американ­ский фермер производит 2 т продуктов питания в месяц, в то время как японский фермер — 1т продуктов.

Принцип сравнительного преимущества утверждает, что каждый товар должен производиться страной, которая имеет более низкие издержки упущенной возможности производства этого товара. Так как издержки упущенной возможности производства автомобиля составляют 2 т продуктов питания в США и только 1 т продуктов питания в Японии, последняя обладает сравнительным преимуществом производства автомобилей. Япония должна производить больше автомобилей, чем ей необходимо для потребления внутри страны, и экспортиро­вать некоторое их количество в США. Аналогичным образом, так как альтер­нативные издержки производства тонны продуктов питания составляют 1 автомобиль в Японии и только 1/2 автомобиля — в США, последние обладают сравнительным преимуществом в производстве продуктов питания. США должны производить больше продуктов, чем может быть потреблено внутри страны, и экспортировать некоторую их часть в Японию. Благодаря специализации и тор­говле обе страны могут получить больше продуктов питания и автомобилей.

Конечно, реальные отношения между нациями намного сложнее, ведь интересы граждан каждой страны значительно различаются. Международная торговля не может быть выгодна каждому жителю страны. Даже если страна в целом выигрывает от международной торговли, многим десяткам и сотням тысяч людей она приносит исключительно неприятности: американс­кий экспорт продуктов питания и импорт автомобилей в США оказывают различное влияние на фермеров и рабочих автомобильной промышленности. Однако в противоположность мнениям, которые иногда высказываются политиками и политическими обозревателями, международная торговля — отнюдь не война, в которой какие-то страны выигрывают, а какие-то проигрывают, она выгодна всем участвующим в ней странам.

Заключение

Анализ принципа сравнительного преимущества показывает, что торговля приносит пользу каждой участвующей в ней стороне, из чего следуют преимущества жизни во взаимозависимой экономике. Как свободное общество координирует различные виды экономической деятельности индивидов? Что гарантирует поступление товаров и услуг от производителей к потребителям?

Если бы на Земле жили только два человека — фермер и владелец ранчо, ответ был бы очевиден: они торговали бы напрямую, распределяя между собой доступ­ные ресурсы. Однако в реальном мире взаимодействуют миллиарды людей. Мы рассмотрим эту проблему в следующей главе и проанализируем распределение ресурсов под воздействием таких рыночных сил, как спрос и предложение.

Узелок на память

НАСЛЕДИЕ АДАМА СМИТА И ДАВИДА РИКАРДО

«Принцип каждого разумного главы семьи — никогда не пытаться самостоятельно изготовить то, что обойдется ему дороже, чем покупка. Портной не пытается делать собствен­ные туфли, а покупает их у обувщика. Обувщик не пытается делать собственную одежду, а нанимает портного. Фермер не пытается делать ни то ни другое, а нанимает разных мастеровых. Обладая некоторым преимуществом над соседями, все они заинтересованы в найме других или покупке их продукции по цене, которая составляет часть той, которую им предло­жили бы в другом месте».

Мы процитировали отрывок из написанной в 1776 г. книги А. Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов». Его работа — поворотный пункт в анализе торговли и экономической взаимозависимости. Многие экономисты считают А. Смита основателем современной экономической теории.

Работа А. Смита подтолкнула миллионера Давида Рикардо к изучению экономики. В 1817 г. в своей книге «Начала политической экономии и налогового обложения» Д. Рикардо развил принцип сравнительного преимущества. Он защищал свободную торговлю не только ради проверки научных изысканий. Д. Рикардо отстаивал свои экономические воззрения в британском парламенте, членом которого он был, выступая против ограничений на импорт зерна.

Хотя экономисты часто расходятся во мнениях по вопросам политики, они безусловно поддерживают свободную торговлю. Более того, за последние два столетия основной аргумент в пользу свободной торговли почти не изменился. Хотя за время после А. Смита и Д. Рикардо экономическая наука пересмотрела многие теории, возражения экономистов против ограничения свободной торговли все еще в значительной степени основываются на принципе сравнительного преимущества.