Оценка экономической поддержки со стороны Швеции и Финляндии Санкт-Петербургской Школе Общественного Здравоохранения.

Подготовлена Финном Кампер-Йоргенсеном в апреле 2003 года.

Краткое содержание:

Шведские и финские финансовые организации, а именно Восточно-Европейский Комитет и СТАКЕС запросили внешней оценки, выполняемой одним человеком, экономической эффективности поддержки проекта по развитию Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге. Вместе с критериями анализа успешности проекта, была разработана концептуальная модель для оценки самого проекта.

Долговременной задачей проекта является создание Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге с обучением и исследовательской программой, соответствующей международным стандартам. Однако, в краткосрочной перспективе, необходимо иметь значительно более умеренные цели в области общественного здоровья и кроме того, необходимо поддерживать, проходящие в настоящий момент, реформы и реструктуризацию системы здравоохранения. Соответственно, было создано "дерево задач".

Шведская и финская поддержка проекта была экономической и экспертной.

Проект начался в 1999 году, и с этого момента обучение в МАПО постепенно расширялось. МАПО - учреждение последипломного медицинского образования, через которое ежегодно проходит 25 000 врачей. МАПО имеет факультет Общественного Здравоохранения, руководителем которого является декан. Исследования и обучение проводятся на большом количестве кафедр МАПО. Школа, таким образом, концептуально является сетью внутри МАПО, а не некой отдельной организацией.

Вначале 2003 года была разработана полная программа на степень мастера общественного здравоохранения, и она была полностью протестирована. Большинство преподавателей в этой программе являются россиянами, и некоторое количество этих преподавателей уже имеют кандидатские и докторские степени. Была разработана модель для дистанционного обучения, начались первые исследовательские программы, и продолжается создание инфраструктуры, такой как библиотека, материалы для обучения и прочее.

Оценка проводилась в соответствии с "деревом задач", а за ней следовал SWOТ-анализ.

Основное заключение, к которому пришел аудитор, заключается в том, что на настоящий момент проект можно считать успешным, при этом он является высоко стоимостно-эффективным.

Кроме того, одним из выводов является, что проект в настоящий момент не достиг той степени стабильности, которая бы позволила прекратить внешнюю поддержку. В России до настоящего момента степень мастера общественного здравоохранения не признана и не существует ее прямой финансовой поддержки со стороны Федеральных властей. Возможно, что эта ситуация изменится в ближайшие годы.

Рекомендации для Восточно-Европейского Комитета и СТАКЕСа заключаются в следующем:

1. ВВЕДЕНИЕ И ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ.

Восточно-Европейский Комитет Швеции (ВЕК) и Национальный Центр по Исследованию и Развитию в Области Социального Обеспечения и Здравоохранения Финляндии (СТАКЕС) на протяжении нескольких лет экономически и экспертно поддерживали развитие Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге (ШОЗ), которая связана с Медицинской Академией Последипломного Образования (МАПО).

На фоне серьезного ухудшения здоровья в Российской Федерации, следом за крушением коммунистической системы и изменениями начала 1990-х годов, стало понятным, что необходимо изменение политики в области здравоохранения.

В 1995 году произошли первые контакты между Восточно-Европейским Комитетом и Санкт-Петербургом, а также Северо-Западным Регионом Российской Федерации. В 1996-97 годах эти контакты развились, и появилась идея создания Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге.

Основная инициатива по созданию Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге была предпринята Комитетом по Здравоохранению Ленинградской области и Комитетом по Здравоохранению Санкт-Петербурга в 1998 году. МАПО и Восточно-Европейский Комитет далее развили эту идею, а затем к группе заинтересованных лиц, присоединилось Финское Министерство Соцобеспечения и Здравоохранения.

В базовых документах, которые были доступны аудитору, было указано, что с финской стороны 2003 год, и со шведской стороны 2004 год, будут окончательными годами финансирования данного проекта. Оценка данного проекта началась в начале 2003 года, и поэтому она может оказаться полезной для создания будущих планов Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге, ее дальнейшего развития и финансирования, как из местных, так и из международных источников.

В контракте, который был подписан между финансирующими сторонами и аудитором, было также указано, что основной задачей оценки является проверить, является ли шведско-финская поддержка стоимостно-эффективной.

Оценка началась в начале 2003 года и закончилась представлением шведско-финским заказчикам отчета в мае 2003 года.

2. ЦЕЛИ И МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ.

Общей целью оценки является ответ на вопрос о том, не были ли зря потрачены деньги шведских и финских налогоплательщиков. Но, как было уже указано выше, оценка также должна была дать полезные рекомендации по дальнейшему развитию Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге.

Базируясь на этих факторах, аудитор предложил, и это предложение было принято, что ревизию необходимо проводить с оценкой, ориентированной на будущее, базируясь на, так называемой, концепции SWOТ-анализа, комбинированной с хорошо известной оценкой структуры процессов и результатов. SWOТ - составлено по первым буквам английских слов: S-сильные стороны, W-слабые стороны, О-возможности и Т- угрозы. S и W характеризуют сегодняшнюю ситуацию учреждений, в то время как О и Т указывают на будущее развитие в окружающей среде.

В приложении 1 представлена концептуальная модель оценки шведской и финской экономической поддержки. Дальше представлен список, дающий критерии успеха. Основные категории успеха разбиты на следующие подгруппы:

Общие критерии, например, что было получено за данный размер финансирования; структурные критерии, например, существование Школы Общественного Здравоохранения, наличие бюджета и персонала; программные критерии, например, существование учебных программ обучения на мастера общественного здравоохранения; критерии процесса, например, количество обученных и объем проведенных исследований; критерии результата, например, изменения в профессиональных навыках, увеличение знания со стороны общественности о здоровье и опубликованные исследования.

Этот подход был использован в рамках систематической попытки определить влияние эффектов инвестиций в уже существующие организации.

В контракте между финансирующей стороной и аудитором, было четко указано, что оценка не должна включать в себя:

Источником информации, которую должны были предоставить данные для описанной выше модели, являлись следующие:

Аудитор выполнил некоторое тестирование надежности и достоверности данных, полученных из различных источников информации, для того чтобы проверить их объективность. Была обнаружена некоторая вариабельность данных. Эти различия позднее будут обсуждены. Кроме того, были проверены отчеты по проведенным курсам и развитию программы, направленной на создание степени мастер общественного здравоохранения. Кроме того, аудитор попытался получить впечатление от использования ресурсов и бюджетного учета в Школе Общественного Здравоохранения в Санкт- Петербурге. Российское налоговое законодательство достаточно жесткое в области контроля расходов по грантам, поэтому можно достаточно четко установить, что деньги расходовались в соответствии с бюджетом и теми целями и задачами, которые были сформулированы в заявках.

В целом можно указать, что аудитор считает, что был получен достаточный объем критической информации для того, чтобы выполнить требования к оценке - таким образом удовлетворить потребности Восточно-Европейского Комитета и СТАКЕС.

3. ПРОЕКТ: САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ШКОЛА ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

3.1 Здоровье в 1990-х годах в России.

Россия сталкивается с серьезными проблемами в области здоровья. В настоящий момент продолжительность жизни в Российской Федерации находится среди самых низких показателей в Европе. При этом ситуация развивалась достаточно характерно: повышение продолжительности жизни в 1985-86 годах, как результат антиалкогольной программы, затем возврат к прежнему уровню в 1992 году, резкое падение в 1992-1994 годах, связанное с развалом Советского Союза, и увеличение продолжительности жизни с 1995 года. Основными причинами смерти являются заболевания сердечно-сосудистой системы, отравления и несчастные случаи, злокачественные новообразования, болезни органов дыхания, а также инфекционные болезни. Смертность очень высока среди мужчин среднего возраста. В некоторых регионах обнаруживается очень высокая младенческая смертность.

Туберкулез увеличился с 1990 года, сифилис имеет эпидемическое распространение с 1994 года, а ВИЧ-инфекция является все увеличивающейся проблемой среди молодых людей, злоупотребляющих наркотиками. Заболевания органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, несчастные случаи и отравления, заболевания желудочно-кишечного тракта, а также инфекционные заболевания доминируют в структуре заболеваемости. Распространенность хронических заболеваний также увеличилась. Большое количество детей страдает от различных заболеваний. Неравенство в здоровье также очень велико и, по всей вероятности, увеличивается.

С точки зрения общественного здоровья подобные характеристики заболеваемости и смертности обычно видны в обществе, которое находится в состоянии перехода, в состоянии создания новой системы, базирующейся на другом экономическом мышлении, и на других ценностях. Жизненные условия периодически ухудшаются, что приводит к появлению бедности, бездомных детей, увеличенному количеству людей, которые изгнаны как из рабочей силы, так и из общества. Более того, условия со стороны окружающей среды и рабочие условия в России, также создают достаточное количество проблем. Особенности поведения российских граждан также приводят к большому количеству проблем со здоровьем, особенно за счет пьянства среди многих людей, а также за счет высокой распространенности курения и неправильного питания.

Базируясь на эпидемиологических данных о взаимосвязи между стилем и условиями жизни и здоровьем, наблюдающаяся структура заболеваемости и смертности, кажется абсолютно логичной. Нынешняя ситуация со здоровьем является весьма большой проблемой для общественного здоровья и системы здравоохранения.

3.2 Переходный период в области здравоохранения и общественного здоровья в России.

В течении 90-х годов промышленное производство и валовой продукт в стране очень сильно снизились, в результате чего возникло сильное давление на бюджет здравоохранения. С 1996 года застой в промышленности прекратился. В этих условиях 90-е годы представляют собой попытку изменить систему финансирования и структуру здравоохранения. Идея заключается в том, чтобы изменить крайне специализированную, и ориентированную на госпитальную, помощь - на систему, которая больше фокусируется на предоставлении амбулаторной помощи, на первичном здравоохранении, включая семейную медицину, и ориентируя ее больше на укрепление здоровья и профилактику болезней. В настоящий момент именно эти идеи во многом влияют на политику в здравоохранении. Кроме того, произошла реформа финансирования здравоохранения. Перестройка системы требует долговременной стратегии, а также механизмов, которые могут ее изменить. Среди этих факторов можно назвать экономические механизмы, эффективность управления, изменение отношения к здравоохранению и практики, среди профессионалов, работающих в этой системе.

3.3 Потребность в новой концепции общественного здоровья, а также для обучения и повышения квалификации медицинского персонала, администраторов и лидеров в здравоохранении.

Программа обучения профессионалов в области здравоохранения не соответствует тем проблемам, которые были описаны выше, в пунктах 3.1 и 3.2. Поэтому, естественным является разработка стратегии для последипломного обучения, которая была бы ориентирована на новые методы организации здравоохранения и изменения ситуации со здоровьем. С этой точки зрения идея о развитии долговременной стратегии образования в области общественного здоровья начала разрабатываться с середины 90-х годов.

3.4 Санкт- Петербургская Школа Общественного Здравоохранения - задачи проекта.

Задачи объекта описаны немножко по разному в разных документах. В контракте с аудитором задачи описаны следующим образом: долгосрочной задачей проекта является создание Школы Общественного Здравоохранения, которая бы обеспечивала обучение и исследования на уровне международных стандартов. В краткосрочной перспективе, однако, необходимо фокусироваться не более умеренных целях и задачах, которые должны поддерживать существующее реформирование и структурирование системы здравоохранения.

В других документах - например, в черновом варианте плана-проекта, представленного СТАКЕС на 2003 год, можно обнаружить следующее: общей целью данного проекта является улучшение возможностей профессионалов в области здравоохранения способствовать развитию общественного здоровья....... Цель проекта определяется, как "функционирующая Школа Общественного Здравоохранения внутри МАПО, которая соответствует потребностям, установленным международными стандартами и располагает ресурсами, которые позволили бы ей функционировать в будущем"....Долгосрочной задачей является создание независимой Школы Общественного Здравоохранения, полностью интегрированной в и уважаемой другими членами академического сообщества.

Проект описывается деревом задач, указанном ниже.

В соответствии с этим деревом, иерархия задач начинается с улучшения общественного здоровья - затем продолжается за счет улучшения возможностей профессионалов в области здравоохранения развивать общественное здоровье и заканчивается функционирующей Школой Общественного Здравоохранения внутри МАПО.

Основными компонентами проекта в дереве задач являются:

Задачей этого проекта является обслуживание Северо-Западного региона России, имеющего популяцию в 22 миллиона жителей.

3.5 Организация.

Проект базируется в МАПО (Медицинская Академия Последипломного Образования) и поддерживается зарегистрированной некоммерческой организацией, называющейся Школой Общественного Здравоохранения.

Российское законодательство требует, чтобы российские врачи проходили последипломное образование каждые пять лет. С этой целью МАПО было превращено в достаточно крупную организацию последипломного образования. Оно было основано в 1885 году и имеет глубокие традиции, его статус примерно такой же, как и статус университета на Западе.

Каждый крупный российский регион имеет институт последипломного обучения, их общее число достигает 7. МАПО обеспечивает обучение примерно одной трети всех врачей, проходящих последипломное обучение в России - примерно 25 000 врачей в год.

Обучение в МАПО в основном состоит из:

В настоящий момент МАПО включает примерно 80 кафедр, которые отражают различные специализированные участки здравоохранения - и 6 факультетов - одним из этих факультетов является факультет Общественного Здравоохранения, деканом которого является Святослав Плавинский.

Ректор Академии обладает достаточно большой властью. Обычно выборный орган, называемый Ученым Советом Академии, и включающим в себя, в том числе, деканов всех факультетов, обсуждает важные вопросы функционирования МАПО, прежде чем ректор принимает окончательное решение по этим вопросам.

В 2002 году МАПО имело общий бюджет около 8 миллионов американских долларов. Внутренний бюджет факультета Общественного Здравоохранения составлял примерно 200 000 американских долларов (это деньги, заработанные за обучение, не включающие в себя деньги, полученные от федерального бюджета - полученные в качестве базовых зарплат, на строительство, коммунальные услуги и так далее).

МАПО, в основном, финансируется министерством здравоохранения Российской Федерации. Финансирование базируется на тех курсах, которые признаются министерством. Признанные курсы по социальной гигиене и управлению здравоохранением ( в 2000 году это название было изменено на Общественное Здоровье) - получают финансовую поддержку - но большинство других планируемых курсов, имеющих отношение к Школе Общественного Здравоохранения не являются зарегистрированными курсами, поскольку степени мастер общественного здравоохранения в России пока не существует.

МАПО также получает плату за обучение от руководителей здравоохранения, или больниц за проведение определенных курсов. Недвижимость принадлежит Комитету по Управлению Федеральным имуществом, но передана МАПО на правах оперативного управления. Если МАПО зарабатывает деньги, то она получает право ими распоряжаться. Кроме того, МАПО получает финансовую поддержку от фондов, подобных СТАКЕС и Восточно-Европейскому Комитету.

В настоящий момент МАПО является одним из ведущих научных центов в Санкт-Петербурге и в России. Кроме преподавания, весь профессорско-преподавательский состав МАПО должен проводить научную работу.

В конце 2001 года под названием Санкт- Петербургский Институт Общественного Здравоохранения. была создана независимая некоммерческая организация. Деньги на выполнение проектов из Швеции и Финляндии передаются на эту организацию. Она функционирует, как экономическое передаточное звено и организация, которая отвечает за бюджетирование, и не должна смешиваться с концепцией реальной Школы Общественного Здравоохранения.

Концепция Школы Общественного Здравоохранения в МАПО достаточно сложная. Не существует четко очерченной структуры, где можно было бы идентифицировать некий институт или кафедру общественного здоровья, которая бы содержала все обычные дисциплины, такие как эпидемиология, управление здравоохранением, социология, здоровье окружающей среды, профилактика и так далее. Многие из 80 кафедр МАПО способствуют обучению, или включают в себя обучение по вопросам общественного здоровья. Ряд кафедр организованы в факультет Общественного Здравоохранения, деканом которого является С. Плавинский, он, в то же время, является руководителем кафедры педагогики и философии; другие кафедры, которые способствуют обучению в области общественного здоровья, имеют других руководителей. Факультет общественного здравоохранения отвечает за организационный компонент планируемой степени мастер общественного здравоохранения и за общее развитие инициатив в области общественного здоровья в МАПО.

Проект - который имеет характер консультационной и экономической поддержки для развития в сторону создания Школы Общественного Здравоохранения , имеет управленческую структуру, которая состоит из комитета советников и комитета, непосредственно управляющего проектом. Комитет советников включает представителей из МАПО, Восточно-Европейского Комитета, СТАКЕСа, Норвежского Министерства Здравоохранения и имеет достаточно широкие полномочия: планирование, рекомендации, отслеживание того, что происходит с проектом и так далее. Группа по непосредственному управлению проектом состоит из менеджера проекта и декана С.Плавинского и координатора проекта проректора Ольги Кузнецовой, а также местных и иностранных экспертов. Эта группа отвечает за повседневное управление проектом и за отчеты по тому, что происходит в рамках проекта, а так же за финансовые отчеты.

В Швеции и Финляндии проект также поддерживается и анализируется различными группами.

3.6 Оценка экономической поддержки проекта.

Финансирование проекта базируется на различных финансовых источниках.

Для аудитора было очень сложно, исходя из шведских и финских планов, отчетов, а также российского материала определить точный размер финансовой поддержки проекта. То, к каким выводам пришел аудитор, представлено в таблице.

Оценка финансовой поддержки проекта в Евро

....Таблица удалена....

Аудитор может в целом недооценить шведскую поддержку, поскольку расходы на управление проектом на шведской стороне, стоимость транспортировки и так далее, обычно не включены в гранты и рассматриваются, как расходы на секретариат. Кроме того, похоже, что некоторые шведские стипендии не учтены в их бухгалтерских отчетах.

Первая фаза планирования проекта началась в 1988 году и с 1999 года были организованы первые курсы. Шведские документы по планированию и бюджетам обычно указывают на потребность в более высоких расходах, нежели аудитор сумел обнаружить на основании анализа грантов. Поэтому существует некоторая неопределенность в представленной выше таблице. Кроме того, шведские данные на 2003 год в соответствии с последней информацией, которая была предоставлена. были изменены с 65 000 на 111 000 евро.

В некоторых местах в материале аудитор сумел обнаружить следующую информацию: шведская и финская экономические поддержки в настоящий момент снижаются и в 2004 году будут прекращены. Цифры в таблице соответствуют этому положению.

Детальное разделение бюджета по статьям в настоящий момент представлено не было.

Необходимо отметить, что в соответствии с информацией, которая стала доступна аудитору, как Швеция, так и Финляндия дают экономическую поддержку большому количеству других важных проектов в России и в Санкт-Петербурге, поэтому при рассмотрении проектов со шведской и финской стороны Школа Общественного Здравоохранения должна иметь некие приоритеты.

...Абзац удален...

Шведские финансовые отчеты не включают шведский персонал и административные расходы. Они включают только те деньги, которые были связаны с деятельностью на российской стороне. Очень большая часть этой поддержки идет на обучение. Питание студентов стоит очень больших денег. Поддержка библиотеки, переводы и лаборатория по оценке технологий также составляет значительную часть бюджета.

По всей вероятности стипендии, выданные шведской стороной российским участникам, которые обучались в Швеции, также не присутствуют в финансовых отчетах.

Похоже, что со временем произошло изменение финансовой структуры - увеличивается поддержка повседневных расходов, не включающих в себя обучение - например, переводы, библиотека и так далее.

3.7 Разработка программ и активности, которые способствовали бы появлению Школы Общественного Здравоохранения - концепция.

Кажется достаточно разумным описать развитие ситуации следующими фазами:

Первые идеи появились и начались обсуждения в середине 90-х годов, на фоне достаточно неблагоприятной ситуации со здоровьем и потребности реформирования системы здравоохранения. Переобучение рассматривалось как важный фактор для подобных процессов изменений. Инициатива пришла в основном со стороны заинтересованных в этих изменениях сторон в России и частично со стороны Швеции. Были предприняты контакты с другими Северными странами и со Школой Общественного Здравоохранения в Гетеборге. Планирование началось в 1998 году, и в 1999 году был организован первый курс, который был проведен в форме летней школы: Современные принципы менеджмента в здравоохранении.

Во время второй фазы различные компоненты, с ранее описанного дерева задач, были разработаны и протестированы.

Наиболее важным здесь был первый раздел: общепризнанная концепция обучения в области общественного здравоохранения, а также второй пункт: идентификация содержания, анализ его и улучшение структуры обучения. Современная концепция общественного здоровья была принята, организационные структуры, которые бы поддерживали развитие программы в области общественного здравоохранения были созданы в МАПО - хотя они и не приняли форму кафедры или института общественного здоровья внутри МАПО. Детальные планы разработки программы, которые бы привели к появлению степени Мастер Общественного Здравоохранения также были разработаны и протестированы, по крайней мере, один раз каждый компонент для всей программы.

Программа в сравнении с обычными западными программами по общественному здоровью имеют несколько иную структуру. Она состоит из трех направлений:

Эти направления поддерживаются как специальными курсами, так и обычными курсами внутри МАПО.

В целом программа состоит из следующих предметов или дисциплин: общая и частная эпидемиология, статистический анализ, профилактика и укрепление здоровья, медицинская психология и социология, профилактика инфекций, передающихся половым путем, научно-доказательная медицина и оценка технологий в здравоохранении, эффективность в здравоохранении, медицинская экология и профессиональные заболевания, общие вопросы управления здравоохранением, и другие вопросы общественного здравоохранения.

В соответствии с существующими правилами, МАПО может выдать диплом о профессиональном переобучении, когда человек проходит 506-часовое последипломное обучение. Последний из принятых планов на степень мастера общественного здравоохранения - это заявка на грант 2003 года указывает, что общее количество часов должно составлять 710.

Как один из разделов в разработке новых методов обучения, была создана первая программа дистанционного обучения, базирующаяся на информационных технологиях. Она посвящена инфекциям, передающимся половым путем. Значительно большее количество курсов планируется в формате дистанционных.

Чрезвычайно важной частью второй фазы является обучение преподавателей. 8 человек прошли обучение в Швеции, 5 в Финляндии, 3 человека получили степень мастера общественного здравоохранения в Израиле и 1 в Соединенных Штатах.

Начались некоторые исследовательские проекты. Начался большой проект в Красногвардейском районе, посвященный сердечно-сосудистым заболеваниям, инсультам и ракам и несколько молодых ученых получили поддержку для выполнения субпроектов в рамках этого большого проекта.

Санкт-Петербургская Школа Общественного Здравоохранения обладает определенной экспертизой в области научно-доказательной медицины и оценки технологий в здравоохранении. В 2000 году была создана лаборатория научно-доказательной медицины и Санкт-Петербургская Школа Общественного Здравоохранения играет ведущую роль в России в этой области. Школа обеспечивает обучение также в других местах в России.

Функционирующая информационная система должна включать в себя развитие библиотеки, доступ к компьютерам и развитие домашней странички в Интернете. Постепенно это тоже происходит.

Международные связи также постепенно развиваются. МАПО принимает участие в развитии Балтийской международной Школы Общественного Здравоохранения, которая будет присваивать степень мастер общественного здравоохранения в соответствии со стандартами ASPHER. МАПО отвечает за двухнедельные курсы по управлению здравоохранением. Кроме того, преподаватели Школы Общественного Здравоохранения принимают участие в международных встречах и конгрессах и это участие увеличилось.

Можно указать, что фаза 2 была экспериментальной, которая акцентировала свое внимание в основном на обучении, но кроме того, началось и развитие исследовательской программы.

Фаза 3: предполагает, что обучение станет повседневностью и будут предприниматься многочисленные дополнительные шаги к установлению полностью функционирующей Школы Общественного Здравоохранения. Большое количество деталей по развитию Школы Общественного Здравоохранения могут быть найдены в следующих документах:

3.8 Ситуация на начало 2003 года.

Коротко, в соответствии с деревом задач, общий статус на начало 2003 года можно описать следующим образом:

4. НАБЛЮДЕНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

Этот раздел базируется на применении оценочной модели, представленной в 1 приложении, для оценки Школы Общественного Здравоохранения. Модель иллюстрирует возможные воздействия шведско-финской помощи и экономической поддержки на структуру, программу, деятельность Школы Общественного Здравоохранения и результаты. В приложении также представлены критерии успешности деятельности. В этой главе аудитор дает комментарии по поводу критериев успешности.

4.1 Общие критерии успеха.

Перечислено три критерия.

Шведско-финская помощь в создании "функционирующей Школы Общественного Здравоохранения внутри МАПО, которая соответствует международным стандартам и имеет ресурсы для самостоятельного существования в будущем."

Этот критерий выполнен не полностью. Внутри МАПО была создана функциональная концепция Школы Общественного Здравоохранения. Эта концепция Школы в принципе является ответом на необходимость в изменении концептуального мышления и политики в области здравоохранения для улучшения ситуации со здоровьем с приемлемым бюджетом для более эффективной системы здравоохранения.

Программа Школы двигается в сторону международных стандартов Школ Общественного Здравоохранения, но на сегодняшний момент его еще не достигла.

Школа Общественного Здравоохранения все еще не перешла в фазу самостоятельной поддержки в будущем. В ситуации со Школой имеется слишком много нестабильных факторов нынешней организации.

С точки зрения структурной перспективы МАПО является учреждением последипломного образования и это чрезвычайно важно поскольку она имеет длительную историю и адекватный подход к последипломному медицинскому образованию и является признанным институтом в системе здравоохранения.

У аудитора осталось несколько двойственное ощущение от анализа шведских и финских документов, которые были составлены в начале проекта. У аудитора сложилось впечатление, что на шведской стороне произошли небольшие изменения в мотивации. Из документов видно, что шведы начали с желания поддерживать изменения в области политики здравоохранения. С этой точки зрения обучение общественному здравоохранению является инструментом изменения политики и создание Школы Общественного Здравоохранения на уровне международных стандартов не должно являться конечной целью, если обучение достаточно хорошо поддерживает изменение политики. С этой точки зрения нынешний проект сложно признать успешным и тогда шведско-финский проект мог бы быть закрыт. Однако, если конечной целью является создание стабильной и отдельно существующей Школы Общественного Здравоохранения с международными стандартами, требуется значительно больше шагов. Документы как из Финляндии, так и из Швеции поддерживают именно эту интерпретацию нынешнего отношения к проекту.

Задачи, поставленные данным шведско-финским проектом, выполнены, и экономическая поддержка не пропала втуне, то есть улучшены возможности работать в области общественного здравоохранения для профессионалов в области здравоохранения.

Этот критерий выполнен полностью, возможности резко увеличились.

Экономическая эффективность шведско-финской поддержки.

Аудитор пришел к выводу, что шведско-финская поддержка способствовала крайне успешному развитию ситуации. Был получен очень большой эффект за те деньги, которые были вложены. Скорость развития высока и как продуктивность, так и эффективность на вложенные деньги кажется очень высокой. Внутренняя динамика проекта очень высока и базируется на энтузиазме.

Аудитор чувствует, что данный пример может быть использован как в Финляндии, так и в Швеции в качестве примера того, насколько могут быть успешными умеренные инвестиции.

Это краткосрочное впечатление и его необходимо дополнить SWOT-анализом, который представлен в 5 главе.

4.2 Структурные вопросы.

Перечислено семь критериев.

Существование Школы Общественного Здравоохранения в МАПО.

МАПО приняло решение создать программу, аналогичную программе мастера общественного здравоохранения на факультете Общественного Здравоохранения, на котором есть декан и затем создать отдельный экономический механизм для бухгалтерского учета и распределения денег, который называется Санкт-Петербургским Институтом Общественного Здравоохранения. Эта организационная форма могла бы быть названа сетью для обучения в области общественного здравоохранения внутри и вне МАПО - потенциальная инфраструктура для создания Школы, но не структурированная концепция Школы Общественного Здравоохранения. Во время беседы с ректором МАПО аудитор задал ему вопрос: "Согласны ли Вы изменить организацию МАПО и создать в ней реальную Школу Общественного Здравоохранения?" Ответ был: "Да". И у ректора имеется необходимая власть для того, чтобы это сделать - в том случае, если будет достаточный спрос на специалистов общественного здравоохранения в секторе здравоохранения.

МАПО придерживается очень прагматичного подхода к общественному здоровью. Она признает важность профессиональных навыков, которые могут быть получены за счет подобного обучения, но также рассматривает следующие реальности, которые существуют в России:

1. В России не существует признанного образования на степень мастера общественного здравоохранения и соответствующего диплома; 2. Концепции Школы Общественного Здравоохранения в России не существует; 3. Федеральное Министерство Здравоохранения базирует финансирование активности МАПО на утвержденных курсах.

В таких условиях проталкивать создание Школы Общественного Здравоохранения как отдельной структуры не является разумным. Создание ассоциации общественного здравоохранения в России, существование всего четырех Школ Общественного Здравоохранения в России и сигналы, показывающие на моральную поддержку со стороны Министерства Здравоохранения, указывают на то, что вскоре общественное здравоохранение оформится с более формальной точки зрения. аудитор считает, что совместные дипломатические обращения в Министерство Здравоохранения могут способствовать этому процессу.

Кроме того, аудитор почувствовал очень положительное отношение к вопросам общественного здравоохранения и к обучению в области общественного здравоохранения, когда он сумел побеседовать с руководством Комитета по Здравоохранению Санкт-Петербурга.

Существование описания миссии организации.

Четкого описания миссии организации не было обнаружено ни в одном из представленных документов.

Существование бюджета для деятельности Школы Общественного Здравоохранения.

Часть бюджета, которая финансируется МАПО, состоит из, как минимум, трех частей. Это зарплаты преподавателям, поддержка студентам и непрямые расходы. Нет отдельного бюджета на выплату зарплат в Школах Общественного Здравоохранения. Это связано со структурными особенностями. Преподаватели находятся в штате своих кафедр и получают зарплату на кафедре. Кафедры отражают специализированную структуру здравоохранения. Финансирование базируется на признанных курсах. Факультет Общественного Здравоохранения на самом деле также является сетевой структурой, которая базируется на существовании кафедр. МАПО гарантирует минимальную поддержку для непрямых расходов при осуществлении программы. Шведско-финская поддержка в настоящий момент составляет значительную часть общего бюджета Школы Общественного Здравоохранения.

Существование руководства и структура управления.

Проект имеет очень хорошее и динамическое руководство с проректором Ольгой Кузнецовой и деканом Святославом Плавинским в качестве команды по управлению проектом.

Сетевая организация базируется на большом количестве отдельных кафедр, которые имеют различный уровень активности в области общественного здравоохранения, и они координируются небольшим факультетом Общественного Здравоохранения, руководителем которого является декан. На самом деле это достаточно проблематичная структура для управления в том случае, если руководители кафедр не являются большими сторонниками идеи Школы Общественного Здравоохранения и не хотят вкладывать значительные силы в развитие этой идеи. Конфликты между специализированными кафедрами, которые хотели бы поддерживать более узкие специальности и руководством факультета Общественного Здравоохранения в будущем могут возникнуть.

Динамическая синергия с уровнем кафедр с соответствующими дисциплинами в области общественного здравоохранения отсутствует - и возможность для динамического руководства развиваться вдоль тех же самых концептуальных и практических направлений крайне слабая. МАПО могло бы в качестве первого организационного шага создать умеренное слияние некоторых из наиболее подходящих кафедр.

Существование постоянного персонала для функционирующей Школы Общественного Здравоохранения.

Существующий персонал базируется на преподавателях различных кафедр. В самом начале в курсах участвовали многие иностранные лекторы. В настоящий момент их количество уменьшилось и большинство преподавателей являются россиянами. На курсах появляется все больше и больше российских преподавателей, которые имеют, как минимум, кандидатскую степень. Поскольку не существует уверенности в будущем Школы Общественного Здравоохранения участие преподавателей в курсах является кратковременным и в связи с этим относительно нестабильная ситуация с персоналом, но похоже ситуация постепенно улучшается.

Персонал, который занимается доказательной медициной и оценкой технологий в здравоохранении, признан как специалисты на национальном уровне.

Существование возможности для обучения исследовательской деятельности - например, помещения для преподавания, для персонала, компьютеры и библиотека.

Помещение для преподавания существует - базируется на российских нормах. Существует помещение для преподавателей, которые приезжают в Школу Общественного Здравоохранения, получен набор компьютеров, но он не достаточен для того, чтобы проводить постоянные занятия. Библиотека в настоящий момент создается. Интернет-страница и Web-сайт Школы Общественного Здравоохранения очень хорошо развиты. Необходима поддержка для того, чтобы развивать эти условия для функционирования Школы Общественного Здравоохранения.

Существование структурированного обучения, преподавания и исследовательской программы (смотри ниже).

Что касается обучения и преподавания - оно существует, но нет структурированной исследовательской программы.

В настоящий момент существующая структура может рассматриваться как внутренняя структура, которая предназначена для создания структурированной концепции Школы Общественного Здравоохранения. Имеется достаточно много причин для того, чтобы поверить, что общее политическое признание в России общественного здравоохранения, Школ Общественного Здравоохранения и появление степени мастера общественного здравоохранения может привести к улучшенному структурированию работы Школы Общественного Здравоохранения в МАПО.

В Санкт-Петербургском Университете аудитор встретился с инициаторами новой программы на степень мастера (магистра) общественного здравоохранения, которая должна быть создана в Санкт-Петербургском Государственном Университете. Программа мастера (магистра) общественного здравоохранения планируется как часть обычной общеобразовательной структуры в Университете - бакалавр 3 года, мастер (магистр) 2 года. Планируется создать двухлетнюю программу мастера. Программа будет включать 4 блока: обязательные курсы для обучения на степень мастера общественного здравоохранения, дополнительные курсы для специализации, научно-исследовательская работа и написание диссертации на степень мастера и сертификация. (В российской образовательной системе степень мастера соответствует степени магистра). Специализация, будет предложена в следующих областях: эпидемиология, статистика, социология, психология, управление общественным здравоохранением и окружающая среда. Иными словами - это достаточно классическая программа обучения на степень мастера общественного здравоохранения. Программа поддерживается Йельским университетом из Соединенных Штатов Америки. В настоящий момент университеты в России не имеют последипломных образовательных программ.

У аудитора состоялись длительные обсуждения с деканом из СПбГУ и С. Плавинским о значимости создания второй Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге. С точки зрения долгосрочной перспективы аудитор считает, что вполне возможно могут появиться хорошие кандидаты с другим образованием, кроме медицинского, если будет создано обучение на степень мастера в Университете. В настоящий момент не известно сможет ли университетский сектор монополизировать образование на степень мастера общественного здравоохранения, если будет принято соответствующее решение со стороны федерального министерства образования. В этой ситуации могут возникнуть сложности в создании Школ Общественного Здравоохранения в секторе здравоохранения и последипломных образовательных учреждениях, подобных МАПО.

Однако на существующем временном горизонте поддержка со стороны шведско-финского проекта для университета абсолютно не интересна и этот проект не представляет никакой конкуренции для инициативы МАПО.

4.3 Программные вопросы.

Перечислено три пункта.

Структурированная программа, которая базируется на курсах, модулях и лекциях, которая приводит к признанными сертификацией навыкам - существует и имеется различная степень профессионализации.

Структурированная программа опубликована на Интернет-сайте и она была внимательно изучена аудитором. Пересмотренная программа для мастера общественного здравоохранения, включающая 710 часов, представлена в самой последней заявке на грант Восточно-Европейского Комитета.

Структурированная программа, правда все еще развивающаяся, таким образом существует. Похоже, что полная программа на степень мастера общественного здравоохранения уже создана. Однако необходимо большая детализация навыков в области общественного здравоохранения, которая может быть получена селективным выбором отдельных курсов.

Как было указано раньше МАПО может дать диплом профессионального переобучения, если человек проходит обучение в размере 506 часов на последипломном уровне. Аудитор предполагает, что МАПО с прагматической точки зрения выбрала такой уровень обучения на степень мастера общественного здравоохранения, который соответствует критериям на диплом со стороны МАПО, превышая его в некоторой степени, но значительно ниже аккредитационных критериев ASPHER.

В Европе в настоящий момент образование действует на основании, так называемых кредитов ETCS - это также справедливо для сертифицированных программ на степень мастера общественного здравоохранения. Кредиты ETCS в настоящий момент не были оценены для существующей программы, однако существует внутреннее соотношение различных компонентов образования на степень мастера общественного здравоохранения.

Необходимо дополнительно рассмотреть планы по созданию образования на степень мастера общественного здравоохранения на основе кредитов ETCS. Это дало бы более хорошую идею по поводу международного уровня образования.

Курсы, модули и лекции, которые соответствуют образованию в области общественного здравоохранения.

Этот критерий полностью выполнен.

Аудитор изучил программу и, до определенного уровня, детальное содержание курсов. Содержание оценивалось на основании ключевых слов, которые присутствуют в курсах и являются стандартными для обычного образования в области общественного здравоохранения. Аудитор хотел бы подчеркнуть, что с различных точек зрения программа содержит современную теорию и эмпирические знания. Похоже, что чрезвычайно важно было бы иметь поддержку в области укрепления здоровья со стороны Финляндии, экономики здравоохранения и оценки технологий со стороны Швеции и также научно-доказательной медицины из заграницы. Российские преподаватели в настоящий момент могут заменить иностранцев. В некоторых существующих программах не мастера общественного здравоохранения в Европе эти разделы не столь современны. Аудитор в настоящий момент придерживается точки зрения, что Санкт-Петербург исторически был открытым окном в Европу, и что современные тенденции в мышлении в области общественного здравоохранения и обучение в области общественного здравоохранения, идущие из Европы, в настоящий момент также входят в Школу Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге. Эта тенденция должна быть поддержана в будущем развитии Школы. Аудитор считает, что шведы имеют достаточно длительную традицию в оценке технологий в здравоохранении и необходимо создать мини SBU (организацию по оценке технологий), комбинируя усилия со стороны Восточно-Европейского Комитета и SBU. Создание подобной организации в последипломном медицинском учреждении, подобном МАПО - и передача знаний на курсах МАПО - может быть крайне важна для изменения политики в Северо-Западном регионе России.

С точки зрения меняющейся перспективы в области политики в здравоохранении, аудитор знает, что развитие хорошей информационной системы также важно. Популяционные данные по поводу здоровья, поведения в области здоровья, условий жизни и использование системы здравоохранения также важны. Регистры контактов и показатели различных частей системы здравоохранения также способствуют этой деятельности. Информационные системы, посвященные экономике и персоналу, также важны. Кроме того, клинические базы данных должны поддерживать изменения и развитие. Все это в настоящий момент еще плохо развито в России. Процесс реформирования требует хороших информационных инструментов. Аудитор предлагает развитие нового, более короткого курса по системам информации в здравоохранении. Начиная с семинаров, затем развивающегося в отдельный модуль. В настоящий момент фрагменты подобной информации обнаруживаются в курсах по эпидемиологии и в курсе по менеджменту.

Скандинавские страны имеют значительный опыт в этой области и должны как профессионально, так и экономически поддержать подобное развитие.

Навыки студентов в английском языке и биостатистике кажутся достаточно низкими, это является барьером для участия в международных программах, чтении исследовательских журналов и проведении качественных исследований.

Исследовательская программа.

Персонала мало и поэтому мало исследований. Эпидемиологическое мышление как представляется присутствует в очень небольшом количестве научно-исследовательских проектов. В ситуации, когда происходят серьезные реформы здравоохранения, аудитор предполагал бы наличие проектов по исследованию услуг системы здравоохранения.

На самом деле аудитор не обнаружил структурированной исследовательской программы. В основном это активность, базирующаяся на деятельности отдельных людей. Вначале в ответ на запрос о научно-исследовательских публикациях во время своих визитов в Санкт-Петербург аудитор не получил достаточно информации. Позднее аудитор выяснил, что достаточно сложно судить было ли сделано исследование на уровне обычной деятельности МАПО или в рамках Школы Общественного Здравоохранения, поскольку подобная научная деятельность является обязанностью каждого преподавателя кафедры. В примечании в приложении 3 представлены несколько исследовательских публикаций.

МАПО должно опубликовать список публикаций в области общественного здравоохранения на Интертет-странице и запросить развития структурированной программы по исследованию в области общественного здоровья, которая бы соответствовала нынешней ситуации со здоровьем и реформированию в здравоохранении.

В целом движение к полноценной Школе Общественного Здравоохранения требует как образовательной программы, так и исследовательской программы.

4.4 Оценка процесса.

Было представлено несколько пунктов:

существующие курсы и лекции

уже обсуждено;

исследовательская активность

некоторые исследовательские проекты в настоящий момент продолжаются и они соответствуют обычной ситуации с исследовательскими проектами;

международное участие

преподаватели и особенно персонал имеющий степень, как минимум кандидат медицинских наук, принимают участие в международных встречах и конгрессах, также чрезвычайно важно, что этот персонал занимается в Балтийской Международной Школе Общественного Здравоохранения.

дебаты по общественному здравоохранению и политике в области здравоохранения.

Некоторые студенты рассказывали аудитору, что они принимают участие в дебатах по общественному здоровью в средствах массовой информации и в других местах и соответственно, они воздействуют на точку зрения общественности по поводу общественного здравоохранения и на изменения в области политики здравоохранения. Некоторые студенты активно принимают участие в политике и поддерживают развитие семейной медицины, усиление профилактики и укрепление здоровья.

Количество обучения - местного, дистанционного - количество студентов и количество студентов, которые получили документы об обучении.

Имеется постепенное увеличение со временем количества обучения в Школе Общественного Здравоохранения. Схема, взятая из отчета 2002 года, иллюстрирует тип обучения, который был предложен, а также количество студентов и количество часов. Были обучены 243 студента и были проведены 603 часа обучения. Сравнительные временные данные не были представлены аудитору, поэтому точная продуктивность не может быть оценена. Во время обучения в Школе Общественного Здравоохранения на протяжении 2002 года были организованы следующие курсы:

N/донор

Наименование курса

Даты

Продолжительность (уч.часов)

Целевая аудитория

Количество курсантов

Партнеры из России

Партнеры из-за рубежа

1 МАПО

Методология медицинской науки

04.02-03.03

144 часа

Аспиранты, научные сотрудники

11

Evidence-CPR

 

2 ВЕК СТАКЕС

Экономика и менеджмент в общественном здравоохранении

11.02-22.02

108 часов

Сотрудники учреждений здравоохранения

63

ММА им. Сеченова

University of Tulane (USA), SBU (Sweden), National Board of Health & Welfare (Sweden), Karolinski Institute, University of Tampere (Finland), STAKES (Finland), SEEC (Sweden

3 СТАКЕС Норвегия

Профилактика ИППП, часть II

12.03-21.03

72 часа

Врачи общей практики

17

 

STAKES (Finland)

4 ВЕК СТАКЕС

Неравенство и здоровье

17.06-19.06

27 часов

Врачи общей практики, социологи, преподаватели

60

 

SEEC (Sweden)

5 СТАКЕС ВЕК

Статистические программы. SAS

01.07 – 05.07

36 часов

Преподаватели

12

   

6 ИОО

Health economics and Management

25.11-06.12

108 часов

Студенты Балтийских и Северных стран, BRIMHealth

20

MMA, Тверская ГМА, ИОО

University of Tulane (USA), Karolinski Institute, University of Tampere (Finland), STAKES (Finland), SEEC (Sweden)

7 ИОО СТАКЕС ВЕК

Научно-доказательная медицина и оценка технологий в здравоохранении

09.12- 20.12

108 часов

Врачи, преподаватели

60

ММА, Российский Кохрановский центр

SBU (Sweden), Karolinska Institute (Sweden), Evidence-CPR (USA-Russia)

     

603 часа

 

243

   

Был разработан модельный курс, базирующийся на информационных технологиях и дистанционном обучении, и он был посвящен заболеваниям, передающимся половым путем. Поскольку Северо-Западный регион - это достаточно большой географический регион, является стоимостно-эффективным разработка большего количества материалов для дистанционного обучения. Однако в начале процесс разработки материалов для обучения является достаточно дорогостоящим и персонал должен пройти обучение для участия в подобных педагогических разработках.

В дальнейшем необходимо следовать децентрализационной стратегии школ общественного здравоохранения, если необходимо добиться интенсивного развития подобных курсов. Необходимо, чтобы внешние фонды способствовали развитию подобных курсов.

Эта схема иллюстрирует и проблемы. Основной дисциплиной общественного здравоохранения является эпидемиология. Курс по эпидемиологии в 2002 году не проводился. Когда возможности по обучению не позволяют проведения подобных курсов каждый год, для студентов потребуется очень длительный период времени для того, чтобы получить полную степень мастера общественного здравоохранения.

4.5 Результаты.

Были представлены следующие параметры:

Аудитору удалось получить только общее представление об этих параметрах. Формального опроса студентов, которые присутствовали на Школе Общественного Здравоохранения по этим параметрам не существует, и для аудитора не требовалось проводить подобные иследования.

Формальное интервью со студентами и не формальные разговоры с ними дали общее положительное впечатление от обучения, указали на то, что обучение способствует выработке новых навыков и отражало изменения отношения и поведения персонала.

В качестве иллюстрации повышения профессионального статуса после прохождения обучения по общественному здравоохранению аудитору были представлены несколько примеров. В настоящий момент формальных требований на получение мастера общественного здравоохранения в российской системе здравоохрания нет. Некоторые курсы, тем не менее, способствуют получению более хорошего места например, в административной работе и в руководстве и для некоторых позиций в учреждениях здравоохранения. В целом представляется, что формальный спрос на навыки в области общественного здравоохранения достаточно низок, поскольку структура карьеры поддерживает другие навыки. Реструктуризация системы здравоохранения в России может привести к изменению этой картины.

Одна из студенток, также активный политик, могла рассказать по поводу важности обучения в области общественного здравоохранения как основы для реформирования системы здравоохранения.

Могло бы оказаться чрезвычайно полезным, если бы Школа Общественного Здравоохранения выполнила бы опрос бывших участников Школы и проанализировала результаты обучения. Кроме того, это дало бы достаточно хорошую обратную связь с преподавателем.

В целом аудитор получил достаточно положительные впечатления по результатам обучения, но все-таки эти данные не были достаточно хорошо структурированы.

5. ОБЩИЙ SWOT- АНАЛИЗ.

Идея SWOT- анализа заключается в том, что мы представляем слабые и сильные стороны, возможности и угрозы в коротком, сжатом схематическим способом для того, чтобы иметь хорошие начальные точки для будущего развития. Возможности и угрозы обычно связаны с внешними условиями для развития. Ниже представлен SWOT- анализ в качестве схемы без комментариев.

СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ.

СЛАБЫЕ СТОРОНЫ.

В целом:

  • проект постепенно развивается за счет улучшения возможностей профессионалов в области здравоохранения развивать общественное здравоохранение, и развивается он к исполнению основной задачи - самостоятельно существующей Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге, соответствующей международным стандартам и обслуживающей Северо-Западные регионы России;
  • проект был крайне успешным, создавая высокую экономическую эффективность на вложенные шведские и финские деньги;
  • большой энтузиазм существует как внутри, так и вне проекта.

В целом:

  • проект начал развиваться в 1999 году, к 2003 году проект еще не стабилен.

Структура:

  • тесно связана с МАПО. МАПО является мощным последипломным медицинским учреждением, которое имеет контакт с 25 000 врачами в год и с большим бюджетом;
  • формальное принятие со стороны МАПО идеи о создании функциональной Школы Общественного Здравоохранения с программой на степень мастера общественного здравоохранения и существующей кафедральной структурой, которая координируется факультетом Общественного Здравоохранения под руководством декана;
  • полное энтузиазма и компетентное руководство координирующей организации - факультета Общественного Здравоохранения;
  • сетевая организация общественного здравоохранения с потенциалом развиться в институт или более крупную кафедру общественного здравоохранения МАПО;
  • приемлемые условия для преподавания в соответствии с российскими стандартами.

Структура:

  • формально степень мастера общественного здравоохранения в России отсутствует;
  • отсутствует формальное принятие существование учреждения под названием Школа Общественного Здравоохранения в России;
  • федеральные власти финансово признают только небольшое количество элементов в планирующейся программе на степень мастера общественного здравоохранения;
  • слишком большое количество независимых кафедр работают с вопросами общественного здравоохранения без достаточной координации - и все это базируется на традиционной специализированной структуре российского здравоохранения;
  • не существует традиционной общей координирующей структуры в области дисциплин общественного здоровья.

Программа:

  • существует полностью разработанная программа на мастера общественного здравоохранения, все компоненты были протестированы, по крайней мере, однократно;
  • международная концепция общественного здравоохранения существует и обычные темы и дисциплины включены в программу;
  • доказательная медицина, оценка технологий в здравоохранении и современные идеи по профилактике и укреплению здоровья включены в программу;
  • достаточно часто принимают участие в обучении российские преподаватели со степенью, как минимум кандидата медицинских наук;
  • начались исследовательские проекты.

Программа:

  • уровень программы соответствует нормам последипломного обучения в МАПО, но ниже международных норм ASPHER;
  • возможности по обучению не позволяют ежегодного прохождения всех типов курсов - за счет этого программа на степень получения мастера общественного здравоохранения слишком длительная;
  • все еще необходимы иностранные преподаватели для определенных курсов;
  • не существует структурированной исследовательской программы, нет видимых исследований по услугам здравоохранения, которые смотрели бы на реформирование здравоохранения в Санкт-Петербурге.

Процесс и результаты:

  • высокая производительность в процессе обучения;
  • увеличивается участие в международных проектах;
  • общее впечатление указывает на то, что обучение в области общественного здравоохранения оказывает воздействие на личные навыки, отношение и поведение, способствует участию в общественных и политических дебатах и увеличивает представление публики о проблемах, стоящих перед здравоохранением.

Процесс и результат:

  • нет исследований, которые бы анализировали результаты обучения студентов, прошедших курсы в прошлом (подобных навыкам, отношению и поведению, продвижения по службе, влияния на дебаты по здоровью и изменение в политике здравоохранения).

ВОЗМОЖНОСТИ.

УГРОЗЫ.

В целом:

  • изменение отношения в России - общественное здравоохранение необходимо и полезно;
  • МАПО продолжает поддерживать проект;
  • продолжается внешняя профессиональная и экономическая поддержка проекта;
  • имеется и постоянно обновляется стратегия;

В целом:

  • отсутствует внутренний и внешний энтузиазм;
  • большое количество формальных препон на пути развития проекта;

Структура и программа:

  • формальное общественное признание на федеральном уровне степени мастера общественного здравоохранения и Школы Общественного Здравоохранения;
  • финансовое признание на федеральном уровне обучения в области общественного здоровья в школах общественного здоровья;
  • реорганизация МАПО в области общественного здоровья, с созданием общей структуры для кафедр, работающих с вопросами общественного здоровья;
  • увеличение исследовательского финансирования в области общественного здоровья;
  • увеличение сотрудничества между Школой Общественного Здравоохранения и местными властями в развитии общественного здоровья;
  • накопление опыта со всеми компонентами программы;
  • дополнительное развитие дистанционных программ обучения.

Структура и программа:

  • нет формального признания степени мастера общественного здравоохранения на федеральном уровне и формального признания школ общественного здравоохранения;
  • университеты монополизируют обучение на степень мастера общественного здравоохранения на додипломном уровне;
  • экономические проблемы в России, которые приводят к урезанию фондов на образование;
  • декан факультета Общественного Здравоохранения уходит из МАПО;
  • отсутствует заинтересованность зарплатой квалифицированного персонала;
  • нет морального и экономического желания увеличить программный уровень до международных стандартов ASPHER;
  • отсутствует учебно-методический материал.

Процесс и результат:

  • увеличенный спрос на навыки в области общественного здоровья и участие в дебатах;
  • потребность в исследованиях в области общественного здоровья и процесс политического реформирования;
  • формальное признание навыков в области общественного здоровья для продвижения по службе в системе здравоохранения.

Процесс и результат:

  • сниженная производительность, которая следует за уменьшенным энтузиазмом по поводу развития проекта;
  • слишком сложно заниматься исследовательской работой, поэтому отсутствие научно-исследовательской работы.

 

6.РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОГО КОМИТЕТА И СТАКЕС.

Основной вывод, к которому пришел аудитор, заключается в том, что проект в настоящий момент можно признать крайне успешным и он оказался достаточно эффективным на те деньги, которые вложены. Это история успеха, которую можно рассказывать в политических дебатах в Швеции и Финляндии, когда обсуждается поддержка России и стран Балтии. Достаточно высоко мотивированное и хорошо заметное развитие произошло в обмен на весьма ограниченное финансирование.

В данной главе аудитор предлагает некоторые рекомендации, которые бы помогли шведским и финским финансистам сказать да или нет будущим заявкам на проекты.

1.Пересмотреть общую стратегию проекта.

Пересмотр общей стратегии уже анализировался для того, чтобы обеспечить существование проекта после 2003 года необходимо:

Аудитор полностью поддерживает эту пересмотренную стратегию и дополняет к ней еще несколько пунктов. Как уже обсуждалось в других местах данного отчета, различные цели проекта приводят к тому, что будут использоваться разные стратегии. Аудитор считает, что окончательной целью данного проекта является создание Школы Общественного Здравоохранения в Санкт-Петербурге, которая работает на уровне международных стандартов. Если однако, основной целью является изменение политики в области здравоохранения и улучшение обучения в области общественного здравоохранения, а при этом само обучение является инструментом изменения политики, то тогда подобная задача уже была выполнена.

2. Шведско-финская экономическая поддержка должна продолжаться еще 2-3 года для того, чтобы обеспечить самоподдерживаемость проекта.

Развитие в сторону создания Школы Общественного Здравоохранения внутри МАПО и развитие программных элементов, которые привели бы к появлению степени мастера общественного здравоохранения, прошло стартовую фазу, но все еще не стабильно и находится в фазе, когда самостоятельное существование находится под угрозой. Изменение структуры для дальнейшей поддержки должно увеличивать поддержку переводов, курсов по дистанционному обучению, библиотеки и так далее и снижение расходов на питание студентов, проживание их и путешествия, что уже и прослеживается в заявках на 2003 год.

3. Быть прагматичным при создании нынешней структуры Школы Общественного Здравоохранения при МАПО.

Оптимальная структура для Школы Общественного Здравоохранения - это объединенная организация под динамичным лидерством. Факультеты в такой структуре должны представлять все дисциплины общественного здравоохранения и все, связанные с общественным здравоохранением, темы.

В настоящий момент МАПО придерживается достаточно прагматичной позиции с точки зрения реструктуризации области общественного здравоохранения в МАПО. Если федеральное признание степени мастера общественного здравоохранения и Школы Общественного Здравоохранения произойдет, то тогда за образованием последуют финансовые потоки. Если нет - то тогда важные финансы могут быть потеряны за счет реструктурирования.

Аудитор рекомендует мягкий подход к обсуждению, по крайней мере некоторых, слияний этих наиболее важных департаментов в области общественного здравоохранения.

4. Обратиться в Министерство Здравоохранения Российской Федерации за уточнениями.

Рекомендуется, чтобы финансисты со стороны Швеции и Финляндии если потребуется, то и через дипломатические каналы, обратились бы к Министерству Здравоохранения Российской Федерации для того, чтобы получить более ясную картину следующего:

5. Разработать «мини-SBU» в МАПО, которая бы включала обучение в области научно-доказательной медицины.

Хорошее начало для более строгого развития уже произошло с созданием лаборатории доказательной медицины. МАПО в настоящий момент занимает признанно-лидирующую позицию в этой области в России. МАПО является последипломным медицинским институтом, который ежегодно контактирует с 25 000 врачами и является идеальным местом для внедрения доказательной медицины и оценки технологий в здравоохранении в обучение.

Нынешняя лаборатория по оценке технологий в здравоохранении слишком слаба для подобной деятельности, поэтому рекомендуется, чтобы особенно шведские финансисты разработали, совместную с Восточно-Европейским Комитетом и SBU (Шведским агентством по оценке технологий в здравоохранении), стратегию для расширения активности в области оценки технологий.

6. Попросить разработать курс по информационным системам в здравоохранении.

Хорошие информационные системы в области здоровья являются важным инструментом для изменения политики и для развития. Нынешняя российская информационная система имеет очень малое значение для процесса реформирования. Скандинавские страны имеют значительно больше опыта в разработке информационных систем для здравоохранения и могли бы помочь в разработке подобного курса.

7. Создать приз в области общественного здравоохранения в Санкт-Петербурге и финансировать его на протяжении следующих 5 лет.

Целью подобного приза является создание общественного понимания вопросов общественного здравоохранения, признание важности инициатив в области общественного здравоохранения и поддержки дальнейшего развития ее в Северо-Западном регионе

Приз должен даваться человеку или руководителю проекта - подразделению в системе здравоохранения или секторе общественного здоровья или организации внутри или вне системы общественного здравоохранения в Северо-Западном регионе России. Комитет по распределению призов мог бы включать, например, ректора МАПО, председателя Комитета по Здравоохранению Санкт-Петербурга, лидера общественного здравоохранения в Северо-Западном регионе и шведско-финских финансистов. Было бы предложено, что деньги для этого приза на протяжении последующих 5 лет были бы донированы в 2004 году в качестве единой суммы.

8. Разработать более хорошую связь между Школой Общественного Здравоохранения и практической жизнью в секторе здравоохранения.

Связь между Школой Общественного Здравоохранения и администраторами в Комитете по Здравоохранению Санкт-Петербурга является достаточно слабой, то же самое можно сказать о клинических и профилактических мероприятиях, проводящихся в этом секторе. Известно, что очень хорошие связи возникают, когда люди занимают места в двух учреждениях и рекомендуется использовать подобные подходы чаще.

9. Разработка структурированной исследовательской программы по общественному здравоохранению в МАПО.

Исследовательская программа в области общественного здравоохранения в настоящий момент кажется достаточно слабой. На своей интернет-странице МАПО Школа Общественного Здравоохранения могла бы создать каталог из проектов по общественному здравоохранению, которые проводятся в МАПО, и использовать его как основу для создания структурированной исследовательской программы, полезной для отслеживания нынешней ситуации в области общественного здравоохранения и процесса реформирования здравоохранения.